1 Глеб Григорьев | Медицина Российской Федерации
Глеб Григорьев 31.03.2013

Глеб Григорьев

«Гроза двенадцатого года настала.
Кто тут нам помог:
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?»

В победе русской армии над Наполеоном многие причины сыграли свою роль. Это и те, что назвал Александр Сергеевич Пушкин, и другие, среди которых было и состояние медицинской службы воюющих сторон.

Как и кем было организовано медицинское обеспечение русской и французской армий в годы Отечественной войны?

Одной из ярких фигур того времени был доктор Жан-Доминик Ларрей (1766-1842). Ларрей участвовал во всех наполеоновских войнах и показал себя прекрасным хирургом и администратором. Он пользовался уважением у императора и его маршалов за врачебное искусство, человечность, распорядительность, умение работать с полной самоотдачей, мужество и лукавый гасконский юмор. Солдаты называли его «marechal de misericorde» (маршалом милосердия).

Еще в 1803 году он защитил докторскую диссертацию о показаниях и технике ампутаций конечностей в походных условиях и на поле боя. Заслугой Ларрея является также создание «летучих амбулансов» (l’ambulances volantes) — специализированного медицинского транспорта для вывоза раненых с поля боя, лечения в походных условиях и доставки их в госпитали. Амбулансы были на конной тяге. Во время войны, когда французская армия терпела поражение, испытывала недостаток во всем, и в лошадях в том числе, многие из этих повозок вместе с лекарствами просто бросали.

Настоящим «маршалом милосердия» в России в то время был, Яков Васильевич Вилие (1766-1854) — лейб-хирург Павла I, Александра I и Николая I.

Вилие участвовал во всех войнах, которые вела Россия в первой половине ХIX века. Генералы Барклай де Толли, Багратион, Кутузов, Моро, французский маршал Вандамм, австрийский фельдмаршал Радецкий были его пациентами.

Я.В. Вилие многое сделал для реформирования медицинской службы армии. Его в этом поддерживали и всячески помогали М.Б. Барклай де Толли и император Александр I. Благодаря их усилиям, число военных врачей было увеличено в 2,5 раза, полки, дивизии и корпуса получили штатные наборы хирургических инструментов, была создана стройная система развозных, подвижных и временных военных госпиталей. К 1812 году в России их было семьдесят.

Армия Наполеона почти втрое превосходила вооруженные силы России на ее западной границе. Замысел Наполеона заключался в том, чтобы как можно скорее навязать русским генеральное сражение, захватить Москву и заключить победоносный мир. Но русская армия отступала, придерживаясь тактики «выжженной земли». В результате этого снабжение французской армии ухудшалось из месяца месяц, солдаты голодали, каждый десятый из них дезертировал.

Осталось немало воспоминаний современников событий войны 1812 года. Давайте познакомимся с этими бесценными свидетельствами истории.

О госпитальной базе французской армии

«В Смоленске, где скопилось 15 000 наших раненых, оказалось, что закончился весь перевязочный материал. Пришлось вместо корпии и бинтов использовать архивные документы, обнаруженные в подвалах резиденции смоленского губернатора». (Ж.Д. Ларей).

«В середине дня 7 сентября, в день Бородинского сражения, видя неясность исхода сражения, и нескончаемые потоки раненых, тянущиеся в тыл, я попросил разрешения императора съездить на главный перевязочный пункт. Он кивнул головой. То, что там я увидел, превзошло все мои опасения. Врачи не справлялись с небывалым количеством раненых. Я сразу включился в работу, и мы оперировали до вечера следующего дня. Перед кратковременным отдыхом утром я сделал до 200 ампутаций, а дальше перестал считать». (Ж.Д. Ларей).

Об отношении к раненым

«Несмотря на стремительность отступления, русские успели похоронить всех своих раненых, которые умерли в дороге. Эти люди, которых мы называем варварами, весьма заботятся о своих раненых и считают долгом похоронить своих мертвых, в то время как мы, французы, гордые своей цивилизацией, оставляем людей погибать без помощи и не утруждаемся погребением трупов, пока зловоние не будет вызывать неудобство». Фантен дез Одар, офицер Императорской гвардии.

О госпиталях Москвы

«Госпитали, которые привлекли мое особенное внимание, могут служить украшением самой культурной нации в мире… Московский военный госпиталь представляет собой красивейшее и обширнейшее здание, которое я когда-либо видел. Залы занимают всю длину здания, в них много света, т.к. окна простираются с потолка почти до самого пола. Рамы всюду двойные, печи изразцовые. В залах находятся четыре ряда кроватей, отстоящих друг от друга на такое расстояние, которого требует чистота. В каждом ряду располагается 50 кроватей. В трех корпусах госпиталя имеется всего 14 зал. Общее число кроватей может быть доведено до 3000». (Из отчета Ж.Д. Ларея Наполеону).

О тяготах войны

«…с осени начались случаи отморожения. Насколько проявлялась нужда в теплой одежде, видно из того, что, если кто-либо падал от слабости — а таких были тысячи, — то с него срывали одежду, и таким образом, солдаты спасали себя от смерти ценой жизни оставленных голыми товарищей». Фабер дю Фор, офицер артиллерии французской армии.

«Надо сказать правду, что этот поход (в чем и заключается весь его ужас) убил в нас все человеческое… Голый инстинкт самосохранения, холодный эгоизм заменили былой душевный пыл и ту благородную дружбу, которая обычно связывает братьев по оружию». (С. Ложье де Беллекур, офицер штаба Великой армии).

«Врачам отступавшей французской армии было прописано «заботиться и оказывать попечение лишь тем раненым и больным, которые могут выздороветь в неделю, а остальных предоставлять своей судьбе».

Французские врачи без продовольствия, без медикаментов, по большей части, не имея даже хлеба для самих себя, вынуждены были скрываться от несчастных раненных и больных, которым они не могли дать какого-либо облегчения». (А.О. де Коленкур, дипломат Наполеона).

Во время отступления французов русские взяли в плен 136000 солдат и офицеров, которые страдали от голода и холодов, из них две трети были больны, ранены или обморожены. Это стало трудной проблемой для командования и медицинской службы русской армии. По предложению Я.В. Виллие, утвержденному М.И. Кутузовым, пленных врачей французской армии стали брать на службу с правами и жалованием российских врачей. Благодаря их помощи удалось оградить от эпидемий солдат и население западных губерний России.

Самоотверженными трудом русских врачей были сохранены десятки тысяч жизней воинов, мирных жителей и военнопленных в суровую годину войны 1812 года. Благодаря их профессиональным и человеческим качествам поднялся престиж русского врача и нашей отечественной медицины в обществе. Заслуги маршалов милосердия были оценены на Родине. В1819 году Александр I своим манифестом уравнял военных врачей с другими военными чинами во всех правах и преимуществах, подчеркнув, что «…военные врачи, разделяя наравне с военными чинами труды и опасности, явили достойный пример усердия и искусства в исполнении своих обязанностей и стяжали справедливую признательность от соотечественников и уважение от союзников».

1


Ближайшие мероприятия

×
×