СЕРГЕЙ АКУЛОВ: «В МЕДИЦИНЕ Я КОНСЕРВАТОР»

СЕРГЕЙ АКУЛОВ: «В МЕДИЦИНЕ Я КОНСЕРВАТОР»

«Екатеринбургский медицинский центр» — одна из первых в Екатеринбурге сетей многопрофильных частных поликлиник. О том, как она создавалась, какие принципы были положены в ее основу, о своем профессиональном и творческом пути корреспонденту журнала «Медицина и здоровье» рассказал основатель и директор клиник Сергей Александрович АКУЛОВ. 

16.jpgСергей Александрович АКУЛОВ
Директор Екатеринбургского медицинского центра


Окончил Свердловский государственный медицинский институт в 1972 году. Работал медбратом, хирургом, анестезиологом в городской больнице № 23. С 1980 г. — онколог, затем заместитель главврача областного онкодиспансера. С 1985 по 1987 гг. — главный врач Свердловской городской больницы № 32. С 1987 года — в местных органах власти. Являлся 1‑м заместителем председателя Железнодорожного райисполкома г. Свердловска. С 1988 по 1999 гг. — начальник управления здравоохранения (горздрава) Администрации г. Екатеринбурга (до 1992 г. — заведующий отделом здравоохранения Свердловского горисполкома). С 1990 по 1993 гг. — депутат Свердловского областного Совета народных депутатов, с 1994 по 1996 гг. — депутат Свердловской областной Думы, член комитета по социальной политике. С 1996 по 1998 гг. — депутат Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области. С 1999 года является директором ООО «Екатеринбургский деловой мир» — сети частных поликлиник, работающих под брендом «Екатеринбургский медицинский центр». В 1999‑2002 гг. был председателем профильной комиссии по присуждению премий им. В. Н. Татищева и Г. В. де Геннина в области медицины (учреждены Администрацией Екатеринбурга). Сергей Александрович награжден грамотами и благодарственными письмами губернатора Свердловской области Э. Э. Росселя и главы Екатеринбурга А. М. Чернецкого. Любит читать и посещать театры.

— Сергей Александрович, расскажите, с чего все начиналось? Почему решили связать свою жизнь со здравоохранением?
— В моей семье не было медиков, но так получилось, что после школы я пошел учиться именно в медицинский институт. Окончил его в 1972 году, получив распределение в больницу города Сухой Лог, где вместе с женой (она тоже врач) работал четыре года. Затем вернулся в Свердловск, работал заместителем главного врача областного Онкологического диспансера, главным врачом больницы № 32. Потом был приглашен на должность заместителя председателя Железнодорожного исполкома, долгие годы работал в Управлении здравоохранения Екатеринбурга, был депутатом Областной думы, палаты представителей Законодательного собрания Свердловской области. В 1999 году ушел из госслужбы в бизнес, открыв частную поликлинику. Сейчас это сеть из четырех клиник, работающих под брендом Екатеринбургский медицинский центр. Если вкратце, то таков мой трудовой путь. Хочу сказать, что с самого начала я хотел быть хорошим врачом, и, надеюсь, мне удалось им стать. Поработав в этой сфере, узнав ее изнутри, понял, что могу реализовать себя и как организатор в сфере частного здравоохранения.

— Были у Вас наставники?
— Пожалуй, что нет. Но мне везло на встречи с крупными руководителями здравоохранения. Я хорошо знаю Александра Борисовича Блохина, заслуженного врача РСФСР, имел честь взаимодействовать с Николем Стефановичем Бабичем, легендарным доктором и организатором здравоохранения Свердловской области. Мне было на кого равняться. Не копировать, а учиться лучшему — примеры перед глазами были весьма достойные.

— А что Вы можете сказать о своих однокурсниках?
— Из нашего выпуска вышло много руководителей крупного масштаба. Я учился, например, в один год с Русланом Хальфиным, будущим заместителем министра здравоохранения и социального развития РФ. Он оканчивал педиатрический, а я — лечебный. Многократно пересекались с ним по работе. С будущим главным анестезиологом области
— Александром Левитом учился в од- ной группе. Многие мои однокурсники пошли в науку, преподавали в Медицинской академии. Сейчас уже большинство из них на пенсии.

— Сделав такую блестящую карьеру на государственной службе, Вы ушли в частную медицину…
— Мне в свое время Аркадий Чернецкий, бывший мер города, предлагал: бери любую больницу, какую хочешь. Но я посчитал, что на госслужбе свое уже отработал. И ушел со своей должности, создав частную фирму. Сначала было не- легко, пришлось продать свою и дочкину квартиры, чтобы начать бизнес. Но время показало — это был правильный шаг. Если бы сейчас можно было вернуться назад и снова прожить те годы, то я бы ушел в бизнес намного раньше. В государственном здравоохранении все диктуют циркуляры и инструкции, а в бизнесе я могу заниматься тем, что мне нравится, сам задавать правила игры.

— Сейчас многие говорят о том, что в сфере государственного здравоохранения одна из главных проблем — кадровая. Вы с этим согласны?
17.jpg— Это очевидно. Сейчас ее начали решать, а делать это надо было уже давно, еще лет 15 назад. Врач и медсестра должны зарабатывать достойно — я в этом убежден. Вот посмотрите, врачи учатся 7‑8 лет, потом долго набираются опыта, их вложения в профессию колоссальны, и вознаграждение за их труд должно быть адекватным. Из-за мизерных ставок из больниц практически полностью исчезли санитарки, и произошло это еще в 1970‑80 гг. Уже десятилетия медсестры выполняют и их работу — убирают, моют помещения, носят больных. И делают это, заметьте, за очень и очень скромную зарплату. Но так долго продолжаться не может. Даже если сейчас создать для медперсонала хорошие условия, дефицит будет еще долго восполняться. Необходима целенаправленная государственная политика по привлечению кадров в те отрасли, которые финансируются государством. Этот механизм долго запускается, долго раскачивается, но без этого не обойтись.

— Как Вы относитесь к реформированию системы образования в здраво- охранении?
— Я — консерватор, и считаю, что прежде чем что‑то ломать, надо хорошо взвесить все «за» и «против». Не стоит метаться из крайности в крайность, имитируя бурную деятельность. В нашей стране за предыдущие десятилетия была создана такая система образования, которая по праву считалась лучшей в ми- ре. И в системе здравоохранения страна добивалась значительных успехов, развивая фундаментальные направления. Я считаю, что реформы не должны быть самоцелью, нужен взвешенный подход. За последние 20 лет у нас сменилось не- сколько министров здравоохранения, и каждый новый отменял решения предыдущего, все начиная сначала. Правильно ли это? Сомневаюсь. Пошло ли это на пользу? Не уверен. Реформу нужно обсуждать на государственном уровне, все шаги должны быть закреплены законами, указами президента. Конечно, если ставится цель лишь освоить госсредства, то да, страна на верном пути — чем больше неразберихи, тем проще «ловить рыбу в мутной воде». Я думаю, если бы владельцы «никелевых» заводов так распоряжались своими деньгами, как государственные чиновники, они не были бы миллиардерами. А поскольку они оперируют своими деньгами, естественно, уме- ют их считать. Это не значит, что реформы не нужны. Нужны, конечно. Но сначала нужно выработать стратегию, и в этом может помочь, я считаю, опыт стран Европы, а также США, Японии, сделавших рывок в области здравоохранения.

— Можете привести пример?
18.jpg— Еще Петр Первый приглашал иностранцев преподавать физику, математику, химию… Почему бы и сейчас не взять лучшее у тех, кто что‑то знает и умеет эффективно работать. Вот, к примеру, возьмем нашу систему снабжения лекарственными средствами, которую сей- час так яростно все критикуют. А ведь нет ничего сложного в том, чтобы отладить этот механизм. Израиль — маленькая страна, но все основные медицинские препараты она делает на своей территории. Даже в условиях блокады страна выживет. А у нас как обстоят дела? Вопрос риторический. А ведь он не вчера появился.

19.jpg— Какими Вы видите перспективы отечественного здравоохранения?
— За годы работы и в управлении здравоохранения, и в сфере частной практики у меня сложилось свое видение. Мне кажется, достаточно работоспособная модель существовала в советские годы. В районных городах работали районные и городские больницы, где вели прием врачи по 4‑5 основным специальностям и несколько узких специалистов. В деревнях были открыты фельдшерскоакушерские пункты. В больших поселках, отдаленных территориях — дочерние базовые амбулатории. Специализированный прием жители могли получить в областном центре. Стали разрушать эту систему, закрывать ФАПы, поскольку посчитали, что негоже сельских жителей лечить фельдшерам. Их не стало, но и врачей в деревнях не появилось… Никто не подумал: а где взять докторов, которые поедут в село, если их и в районные центры не заманишь? Я считаю, что в большом городе должна быть масса небольших поликлиник или отдельных практик — мини-поликлиник, как в Германии. Должны быть диагностические центры. А в целом вся эта сеть должна работать в рамках понятной и прозрачной системы.

— И система должна быть эффективной…
20.jpg— Безусловно. Если считать, что здравоохранение — это отрасль экономики, она должна не просто брать деньги из бюджета, но и зарабатывать их. И как минимум, эффективно распоряжаться тем, что на нее выделяет государство. В итоге мы видим, что система крайне неуклюжа и неповоротлива. Вот нужен человеку больничный лист. Чтобы его получить, ему «семь кругов ада» придется пройти, массу времени потратить — и своего, и специалистов, работающих в медучреждении. Сначала получить талончик на прием, потом выстоять в очереди, после осмотра доктора пойти в другой кабинет, чтобы ему оформили документацию, потом опять к врачу — подписать больничный. А затем еще в регистратуру — печать поставить. То же самое с рецептами на бесплатные лекарства. Если так работать в частной клинике, получится чистой воды разорение. Почему никто не задумывается о том, чтобы разработать другой регламент для выписки рецептов? В Германии, на- пример, рецепт выписывает врач от руки. Все. Никакой суеты и нервов. У нас же,если пациент принимает, к примеру, инсулин, ему надо каждые 10‑15 дней посещать поликлинику, чтобы снова проходить все эти процедуры по кругу. И таких пациентов — 60‑70 % от общего числа посетителей городских поликлиник. А по- том мы говорим, что докторов не хватает. В частной медицине все построено на других принципах. В этой сфере руководитель думает, как оптимизировать процессы, как устранить дублирование, как отладить технологию. В госструктурах все регулируется сверху — приказами министерства здравоохранения РФ. А там не очень‑то задумываются, как врачи в поликлиниках будут исполнять их предписания.

— Сергей Александрович, по Вашему мнению, можно ли научиться быть эффективным руководителем?
— Научить можно всему. Но если, со- гласно социологическим исследованиям, бизнесменами могут быть 7‑10 % от общего количества населения, то руководителями, я думаю, не более 20‑30 %. Главное — понимать, какую ты несешь ответственность. В сфере частной медицины сам придумываешь, сам отстраиваешь свой бизнес и рискуешь своими деньгами. В госструктуре все отлажено уже до тебя, здесь работаешь по уставу. Но за решения в любом случае отвечаешь сам. При мне в Управлении здравоохранения города была сформирована сильная работоспособная команда. Сейчас в наших поликлиниках работает сильный костяк специалистов, которые имеют отличный потенциал. Все наши заве- дующие поликлиниками могли бы возглавить больницы города, и непременно они были бы в числе лучших.

— В желающих работать у Вас, недостатка не испытываете?

— Да, у нас хотят работать многие. Но мы предъявляем достаточно высокие требования к врачам и медсестрам. Далеко не во всех частных поликлиниках существуют такие требования к качеству работы, к квалификации, к умению наладить общение с пациентом.

— По Вашему мнению, такой скрупулезный подход к кадровому отбору оправдывает себя?
— В полной мере. В государственных клиниках зарплату дают, а у нас ее надо заработать, а деньги приносит клиент. Все наши врачи работали в государственных клиниках и прекрасно знают, как там строится работа. Мы создаем и для докторов, и для пациентов максимально комфортные условия. На пациента терапевт тратит час: у него есть время не спеша, обстоятельно обследовать человека, расспросить, а затем объяснить назначения. В муниципальной поликлинике у доктора на все это только 15 минут. И в коридоре — очередь. Конечно, это большая нагрузка. И неудивительно, что люди быстро «выгорают», ведь в таком режиме очень сложно работать, во всяком случае, качественно. У нас, конечно, пациенту не нужно стоять в очередях, в том числе и в лабораторию. Какие анализы требуются, такие и сделаем. Наши доктора сразу могут сделать УЗИ, причем всех органов и систем. А в госполиклиниках — совершенно другой алгоритм работы. В них ультразвуковое исследование делают узкие специалисты. То есть, если требуется комплексное обследование, придется несколько раз приходить, чтобы сделать необходимые исследования УЗИ. А это талончики, очереди и бесконечные ожидания… Другая организация работы, другая система оплаты труда — у нас все построено так, чтобы пациенту было удобно и чтобы доктора хотели брать на себя нагрузку, быть успешными и востребованными специалистами. У нас пациенты платят деньги из своего кармана и, как правило, не стесняются выражать эмоции, если чем‑то оказались недовольны. С этим мы постоянно работаем, налаживаем с пациентами обратную связь, детально разбираясь с каждым таким случаем.

— С какими проблемами в своей работе Вам приходится сталкиваться чаще всего?
— Прежде всего, с кадровой. Со специалистами всегда сложно, а с хорошими — еще сложнее, приходится учить, вкладываться в образование. Трудно с помещениями, их приходится арендовать. Не просто бывает и с клиентами: лечиться в частной поликлинике — это, конечно, затратно, тем более людям, имеющим хронические заболевания, требующим постоянного медицинского контроля.

— Вы работаете с ТФОМСом?
— Нет, одно из условий Фонда обязательного медицинского страхования — открыть двери всем страждущим, имеющим полис. У нас небольшие поликлиники. Мы не занимаемся бесплатными рецептами, у нас относительно мало больничных. Если перестраиваться под массовый поток, нужно перекраивать всю систему, в этом у нас пока нет нужды.

— Какие направления сейчас наиболее востребованы в Ваших поликлиниках?
— Пожалуй, что все. Пациенты идут к гинекологам, акушерам (у нас наблюдаются беременные женщины), урологам, терапевтам, неврологам, проктологам, хирургам, артрологам… До 40 % пациентов приходят к нам на УЗИ с направлениями из других поликлиник. Востребована лабораторная диагностика, эндоскопия. В ближайших планах — поставить рентгеновский аппарат в поликлинику на ул. Шевченко. Сейчас примерно на 90 % мы закрываем все потребности, которые могут возникнуть у наших пациентов в рамках тех направлений, которые у нас представлены. Пациенту не надо искать, где бы пройти диагностику, получить нужные процедуры, у нас есть все необходимое.

А какие направления Вы не планируете развивать?
— Направления, связанные с оказанием помощи онкологическим больным. Мы не занимаемся и не будем заниматься нейрохирургией, сердечно-сосудистой хирургией. Эти направления — прерогатива государства, которое пока что не очень заинтересовано в поддержке и развитии частной медицины. А зря. Медицинские центры, подобные нашему, могли бы существенно разгрузить поликлиники, дать им возможность заниматься теми разделами, которые могут существовать только в рамках госпрограмм, то есть высокотехнологичными, дорого- стоящими видами медицинской помощи.

— Сергей Александрович, расскажите, о наиболее запомнившихся случаях из практики ЕМЦ?
— Запомнился один пациент с большой паховой грыжей. В анамнезе у него был инфаркт, и госклиники отказывали ему в операции. А наши хирурги прооперировали, и все прошло успешно. Мне всегда особенно приятно, когда бездетные пары, много и бесполезно лечившиеся в разных клиниках, с помощью наших докторов становятся счастливыми родителями. У нас супружеская пара обследуется у гинеколога и уролога-андролога по европейским стандартам и рекомендациям ВОЗ. В течение месяца мы разбираемся, имеет ли смысл корректировать состояние или требуется ЭКО. Потом мы ведем беременность, а затем уже дети наблюдаются у наших педиатров. Достаточно большой процент пациентов — наши постоянные клиенты. Мы их очень ценим, и делаем все, чтобы им было с нами комфортно, и они получали тот уровень медицинской помощи, на который рассчитывают.

Екатеринбургский медицинский центр 620102, г. Екатеринбург, ул. Белореченская, 23 / 1, тел. (343) 234‑45‑70; ул. Старых Большевиков 5, тел. (343) 379‑07‑01; ул. Шевченко 9, тел. (343) 379‑07‑70; ул. Родонитовая 10, тел. (343) 382‑79‑40; Единый многоканальный телефон: (343) 379‑07‑70, www.ekamedcenter.ru.

Возврат к списку


0
Лиза Закирова
по поводу эко и бездетных пар скажу,что молодцы в плане хорошего отношения.сама обращалась в клинику эко registr-eco.ru, и очень приятно,когда к тебе хорошее отношение,у человека потом нормальное настроение,а это часть успеха


Ближайшие мероприятия

×
×