1 Михаил Иосифович ПРУДКОВ | Медицина Российской Федерации

Михаил Иосифович ПРУДКОВ



М.И. ПРУДКОВ: РАЗВИТИЕ ХИРУРГИИ ИДЕТ ПО СПИРАЛИ

Хирургия — одна из интереснейших и активно развивающихся на сегодня отраслей медицины. Буквально за последние пару десятков лет в хирургии наблюдается колоссальный прогресс: по всей стране применяются малоинвазивные операции, развивается трансплантология, в том числе и детская, внедряется робототехника и т.д. О самых значимых достижениях хирургов Урала нам рассказал главный хирург УрФО Михаил Иосифович ПРУДКОВ.

56 (1).jpg— Михаил Иосифович, расскажите, пожалуйста, что стало определяющим в Вашем выборе профессии и как складывался Ваш профессиональный путь?
— Вопрос о выборе специальности передо мной не стоял, так как в жизни у меня был отличный пример — мой отец, известный хирург Иосиф Давыдович Прудков. Правда, в конце школы меня посещала мысль о поступлении в МГУ на факультет биофизики. Но я отказался от этой затеи, так как биофизика — это все-таки больше теоретическая наука. Медицина же, и в частности хирургия, — это сплав науки и практики, реально приносящий людям пользу. Поэтому выбор был сделан в пользу хирургии.
Интересно отметить, что из моего класса, в котором училось 21 человек, 12 поступило в мединститут, причем четверо из нас стали хирургами. Более того, трое из них в Екатеринбурге сейчас возглавляют направления по трансплантации: один — по пересадке сердца, другой — печени, третий — почек.
После окончания института три года я проработал в ОКБ №1 в отделении гнойной хирургии. Затем еще столько же отработал в ГКБ №40 в гастроэнтерологическом хирургическом центре, после чего по конкурсу был избран на кафедру хирургии сначала ассистентом, а потом доцентом. В 1990 году мной была организована кафедра хирургических болезней ФПКиПП.
На сегодняшний день в профессиональной жизни я занимаюсь развитием трех направлений — малоинвазивная хирургия, реконструктивная хирургия и трансплантация печени.

— Каких результатов на сегодня удалось достичь в малоинвазивной хирургии?
— Первая операция из минидоступа была выполнена достаточно давно — в 1981 году, когда я еще работал в ГКБ №40. Тогда это произошло, можно сказать, случайно, и на нее даже не обратили внимания. Спустя несколько лет в ГКБ №27 (ныне ЦГБ №1) для решения определенных задач мы вспомнили удавшийся опыт, и он оказался весьма эффективным. Дальше мы начали изучать и совершенствовать эту технологию. Уже в современном виде она была организована в ГКБ №14 в 1993 году, откуда операции из минидоступа получили распространение по всей России.
На сегодняшний день миниинвазивная хирургия активно развивается, и число таких операций растет. К примеру, в плановом порядке лечение желчнокаменной болезни в Екатеринбурге уже практически не осуществляется, все делается малоинвазивно. По Свердловской области процент таких операций приближается к 60%.
Являясь заведующим кафедрой хирургических болезней ФПКиПП УГМА, я участвую в развитии данного направления хирургии. Важно отметить, что благодаря высокопрофессиональному коллективу ГКБ №14 нам удалось внедрить малоинвазивные технологии в неотложную хирургическую помощь. Ежегодно к нам на обучение приезжает большое число хирургов из ЛПУ Урала, других регионов России и стран СНГ.
Много сейчас говорят о NOTES-хирургии, но для ее широкого использования предстоит еще многое сделать. Пока с помощью данной методики оперировать труднее, поэтому хирургических возможностей меньше, а, следовательно, и риск возникновения осложнений выше. Безусловно, данная технология позволяет проникнуть в самые труднодоступные места, но для ее реализации требуются более совершенные технические решения. Многие зарубежные компании сейчас активно работают над созданием робототехнических устройств, которые позволят, к примеру, через один прокол удалить желчный пузырь и опухоль из малого таза.
Пока же существующий инструментарий не позволяет «уверенно» выполнять подобные операции, что тормозит развитие NOTES-хирургии. Отмечу, что на Западе эта технология более востребована, так как там велик процент людей, для которых косметический эффект играет не менее важную роль, чем практическая составляющая операции. У нас же в большей части расходы на операции ложатся на плечи государства, поэтому косметический эффект играет не такую важную роль. Кроме того, за рубежом профилактическая направленность медицины значительно выше, чем у нас, то есть количество плановых операций больше.

— А как обстоят дела с другими направлениями хирургии?
— Если вы заметили, то хирургия развивается по спирали, то есть старые технологии полностью не исчезают: отживая свой век, они трансформируются и вновь становятся востребованными. Например, открытые операции. Да, их число падает в рутинной практике, но только среди операций малой и средней степени сложности. Если же мы говорим про агрессивные большие операции, то их доля с каждым годом растет. Причем и степень агрессивности повышается. Таким образом, обширные операции продолжают развиваться. Например, увеличивается число пересадок печени, сердца и других органов, что ведет и к разработке новых более совершенных методик трансплантации.
Кстати, в 1996 году кафедра хирургических болезней ФПКиПП на базе хирургической клиники Свердловской областной клинической больницы № 1 организовала обучение хирургов высоким технологиям, преподавания вопросов плановой и реконструктивной хирургии, профилактики и лечения осложнений. Несколько лет назад создан тренажерный центр для освоения навыков эндовидеохирургии и операций из минидоступа.
Также необходимо отметить, что в целом развитие хирургии во многом определяется появлением нового и совершенствованием уже имеющегося инструментария. Причем отечественные разработки достаточно успешно конкурируют с зарубежными аналогами. Достойным примером может служить екатеринбургская компания «Лига 7», продукция которой эффективно используется хирургами ведущих клиник России и зарубежья, да и многие другие предприятия нашего региона, имеющие медицинскую направленность.

— Каким образом осуществляется развитие хирургической службы в Уральском федеральном округе?
— Одной из самых значимых работ, которая ведется по округу, я считаю создание стандартов оказания хирургической помощи.
Россия — огромная страна, и все мы понимаем, что материально-техническое оснащение и кадровый состав, к примеру, в крупной больнице Екатеринбурга и небольшой ЦРБ отличается. При этом все население страны должно получать качественное медицинское обслуживание, то есть определенный стандартами минимум. Чтобы нивелировать территориальные расхождения был создан Хирургический совет округа, куда вошли главные хирурги субъектов федерации УрФО и все заведующие кафедрами последипломного образования, на которых каждые пять лет проводится переподготовка хирургов.
Мы много лет вели работу над созданием этих протоколов, где прописано, что должен минимально получить пациент независимо от места жительства. Важно отметить, что данные стандарты абсолютно реальны, так как при их составлении мы учитывали различия в финансировании разных регионов. По каждому протоколу проводилось обсуждение, и, если хотя бы один хирург говорил, что данный пункт реализовать невозможно на его территории, стандарт исключался.
На сегодняшний день вышло второе издание нашей работы, следовательно, по этим протоколам хирурги Урала работают уже не первый год. Данные протоколы лежат в каждом хирургическом отделении — от Салехарда до Магнитогорска. Более того, они достаточно востребованы, доказательством чему служит тот факт, что их запрашивают хирурги из других округов.
Кроме этой работы мы стараемся внедрять успешные методики коллег из других округов России и стран СНГ. Например, нас интересовали операции при очень больших послеоперационных грыжах, когда полностью разрушена брюшная стенка. По моему приглашению к нам приезжал ведущий хирург проф. Белянский Л.С. из Национального института хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова (г. Киев, Украина) для проведения показательной операции. Трансляция данной операции проходила в специально оборудованном зале, где присутствовали все члены Хирургического совета УрФО. После завершения операции прошли дебаты с обсуждениями, вопросами и ответами. Важно, что после этого мероприятия у нас в регионах стали делать подобные операции, причем достаточно успешно. До этого в округе таких больных никто не лечил, и люди вынуждены были уходить на инвалидность.
Также в рамках округа часто проходят межрегиональные совещания, заканчивающиеся принятием решений. Последнее стоялось в Магнитогорске, где обсуждались проблемы лечения перитонита. Сначала мы обсудили разные подходы к лечению, после чего все изменения были внесены в окружной протокол, который в скором времени будет вынесен на всероссийский уровень. Кстати, прошлая разработка по лечению панкреатита уже вышла на всероссийский уровень и, сейчас, успешно применяется во многих медучреждениях страны. Хочу подчеркнуть, что основная ценность этих разработок заключается в том, что все они проходят обязательное обсуждение и апробацию в обыкновенных муниципальных медучреждениях. Таким образом, с этими рекомендациями сложно не согласиться, ведь они идут не «сверху», а изнутри медицинского сообщества.

— Михаил Иосифович, что Вы можете сказать о будущем хирургической службы Уральского федерального округа и страны в целом. В каком направлении будет идти развитие?
— Бесспорно, XXI век — столетие робототехники. Темпы развития данного направления потрясают. Пока такое оборудование является для нас очень дорогостоящим, поэтому операции делаются в малых объемах. Для сравнения, в США операции на предстательной железе робототехническая и открытая по стоимости почти одинаковы, поэтому там стоят сотни таких аппаратов. Более того, на сегодняшний день 70% от всех операций по поводу рака предстательной железы у них делаются с помощью робототехники. У нас же пока в этом направлении не все так радужно.
Еще одна интересная тема — дальнейшие перспективы робототехники в хирургии. В прошлом году в Австралии была проведена первая, казалось бы, «самостоятельная» операция, выполненная роботом. Ее суть заключалась в следующем: после полного обследования пациента формируется его компьютерная модель. Затем вся информация загоняется в тренажер, за который садится хирург и отрабатывает операцию на роботе. Наиболее удачные моменты компонуются и ложатся в основу программы, по которой и работает робот, но, конечно, под присмотром человека.
Казалось бы, достигнут принципиально новый этап развития хирургии. Но не все так просто. Операцию выполнял все-таки человек, а механическое устройство лишь повторяло его движения. В хирургии много нестандартных случаев, разрешить которые способен только человек. Поэтому робот - всего лишь инструмент и помощник человека. А вот то, что со временем врач будет освобождаться от рутинных процессов – позволит вывести хирургию на совершенно новый виток развития!



Назад в раздел
1


Ближайшие мероприятия

×
×
лучшие гинекологи-эндокринологи в спб