1 Интервью газете "Коммерсант" об изменениях, внесенных в законопроект о социальном обслуживании по итогам общественного обсуждения | Медицина Российской Федерации
Интервью газете "Коммерсант" об изменениях, внесенных в законопроект о социальном обслуживании по итогам общественного обсуждения 17.10.2011

Интервью газете "Коммерсант" об изменениях, внесенных в законопроект о социальном обслуживании по итогам общественного обсуждения

«Бизнес сам решит, выгодно ему или нет»
Глава департамента Минздравсоцразвития Ольга Самарина о законопроекте «Об основах социального обслуживания населения в РФ»
Минздрав закончил принимать замечания общественных организаций к презентованному в начале сентября законопроекту «Об основах социального обслуживания населения в РФ» и в конце неделе направит его на согласование в Минфин и Минэкономики. О том, какие замечания экспертов в законопроекте были учтены, почему ведомственное согласование будет тяжелым и какие изменения ждут сферу социального обслуживания, корреспонденту “Ъ” Дарье Николаевой рассказала руководитель департамента организации социальной защиты населения Минздрава Ольга Самарина.
— Законопроект обсуждался с общественными организациями месяц. Будут ли внесены в него принципиальные изменения?
— Принципиальных изменений в закон вноситься не будет, поскольку в ходе общественного обсуждения принципиальных замечаний к законопроекту не было. В целом общественность поддержала концепцию и идеологию документа. В то же время практически в каждую статью будут внесены редакционные уточнения, указаны более корректные формулировки. Новая редакция закона с изменениями, на которые мы согласились, в конце этой недели будет направлена на согласования в Минэкономики и Минфин.
— На какие значимые изменения согласился Минздрав?
— Например, в тексте мы предлагали среди получателей услуг указать людей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, а услуги им оказываются для предотвращения этой ситуации. Коллеги указали нам, что эту формулировку нужно дополнить словами «и смягчение ее последствий», поскольку инвалидность, другие трудные жизненные обстоятельства зачастую не могут быть преодолены полностью. Наиболее важные замечания, например, касаются типологии учреждений, которые предоставляют социальные услуги. Текст дополнен формулировкой, что услуги в стационарных условиях могут оказываться не только перечисленными в законопроекте учреждениями, но и иными формами учреждений.
— Когда документ будет рассмотрен Госдумой?
— Мы надеемся, что в весеннюю сессию. Подобного рода законы не должны приниматься в спешке. Его принятие потребует серьезного изменения нормативно-правовой базы — как федеральной, так и региональной, поэтому предполагается, что новый закон вступит в силу с 2013 года. Понадобится как минимум год, чтобы в регионах утвердили новые тарифы, расценки, правила, перечни, регламенты. Согласование документа не будет легким. Некоторые вещи, заложенные в законопроекте, потребуют дополнительной проработки, а может быть, и дополнительного финансирования из региональных бюджетов. Например, обязательное ведение регионального реестра получателей соцуслуг. Хотя вводить этот реестр надо, поскольку мы переходим на универсальную электронную карту.
— Сегодня социальными услугами пользуются 19 млн человек ежегодно. С принятием этого закона их количество изменится?
— Это количество из года в год примерно одинаковое. Не думаю, что число получателей социальных услуг кардинально изменится. Другой вопрос, что в условиях старения населения число желающих получать социальные услуги будет только увеличиваться,— уже сейчас мы наблюдаем очереди.
— В основном потребители соцуслуг — это пожилые люди?
— Пожилые люди и инвалиды — основные потребители услуг, предоставляемых в стационарных условиях и на дому. Основными потребителями услуг, которые оказываются в полустационарных и нестационарных условиях, являются семьи с детьми, в том числе с детьми-инвалидами, семьи в кризисной ситуации в связи с наличием ВИЧ-инфицированных членов семьи, членов семьи с алкогольной и наркозависимостью, семьи, столкнувшиеся с семейным насилием, и люди, пострадавшие от всякого рода катастроф, стихийных бедствий, противоправных действий третьих лиц.
— Должна ли измениться сфера предоставления социальных услуг после принятия нового закона?
— Закон кардинально не меняет ничего из того, что есть сейчас по факту в системе социального обслуживания. Закон устанавливает общие правила игры, фиксирует то, что сейчас происходит в РФ. И сегодня регионы оценивают индивидуальную нуждаемость, работают с каждым персонифицированно, работают на предупреждение попадания семьи в трудную жизненную ситуацию, информируют население о том, что если человек оказался в трудной жизненной ситуации, он может воспользоваться социальными услугами — в стационаре, в полустационарном учреждении или на дому.
Сегодня регионы устанавливают свое законодательство в формате исполнения собственных полномочий, зачастую с точки зрения здравого смысла. Но с точки зрения федерального законодательства, вся эта работа не совсем легитимна, поскольку законы от 1995 года, по которым живет система социального обслуживания, очень устарели и не учитывают новые реалии, уже подтвержденные практической работой.
— Одно из нововведений документа — создание единых правил оказания социальных услуг, их стандартизация. Каким образом документ устанавливает эти единые стандарты?
— Законопроект вводит полномочия федерации разрабатывать требования к оказанию социальных услуг, что не предусмотрено действующим законодательством. Сегодня каждый регион варится в собственном соку, устанавливает свои правила, свои стандарты оказания услуг. Новый закон эту ситуацию изменит. Регионы с точки зрения своих возможностей будут устанавливать свои стандарты — но не ниже заявленных федерацией.
— Когда месяц назад вы представляли законопроект, то подчеркивали, что он содержит рыночные механизмы. Что это за механизмы?
— Сегодня регионы не имеют права выставлять социальные услуги на госзаказ. Новый закон им это право дает. Таким образом мы создаем условия для включения бизнеса в систему оказания социальных услуг.
— Чем бизнес можно заинтересовать? Ведь расценки на соцуслуги невелики.
— Дело не в расценках.
Есть госзаказ, который выигрывает учреждение, предоставляющее социальные услуги. А есть коммерческий сектор. Например, пансионаты для пожилых людей и инвалидов с платным обслуживанием, стоимость которого может достигать действительно больших величин. Совмещение этих двух позиций делает для бизнеса привлекательным инвестирование в данную область, поскольку одна из опасностей такого бизнеса — «долгие» деньги. Учреждение может выполнять госзаказ и параллельно развивать свой бизнес на условиях частно-государственного партнерства.
— Кто и как будет устанавливать расценки на услуги для частных учреждений по госзаказу?
— Стоимость госзаказа в части коммерческого предложения на конкурс будет устанавливать сам регион, в соответствии с действующим федеральным и региональным законодательством. Бизнес сам просчитает и решит для себя, выгодно ему или нет. При этом надо понимать, что подобная коммерческая деятельность не принесет быстрого дохода. Участие в ней — это вопрос социальной зрелости бизнеса.
— Вы считаете, бизнесу будет интересно развивать сферу предоставления социальных услуг в предложенных условиях?
— Умный бизнес будет заинтересован. Мы создаем условия и предоставляем возможности. Воспользуется этим или нет негосударственный сектор, пока предсказать трудно. Но меня прежде всего волнует, чтобы человек получил услугу. И неважно, кем она будет оказываться,— государственным или частным учреждением.
— Одна из новаций документа — пересмотр нормы, по которой социальные услуги оказываются платно. Гражданам, у которых доход выше полутора прожиточных минимумов в регионе, за соцуслуги придется платить. Сколько человек с принятием нового закона будут получать платные услуги?
— Примерно столько же, сколько и сейчас, около 4 млн человек.
— При этом сейчас 9,5 млн человек получают соцуслуги на условиях частичной оплаты, поскольку размер их дохода составляет ниже полутора прожиточных минимумов. С принятием нового закона они станут получать услуги бесплатно?
— Если их среднедушевой доход составит менее 1,5 прожиточного минимума, установленного в регионе, они будут получать бесплатно соцуслуги, которые войдут в перечень, утвержденный нормативным правовым актом субъекта РФ. Кроме того, региональные власти будут устанавливать дополнительно перечень социальных услуг, предоставляемых за плату, устанавливая на них определенный тариф.
— Будут ли какие-то ограничения по оплате услуг?
— Да. Законопроектом предусмотрено, что плата за соцуслуги не может превышать 25% от разницы фактического среднедушевого дохода человека и установленного в регионе уровня для возможного взимания платы за социальное обслуживание — это может быть 1,5 и более величины прожиточного минимума. Полагаем, что это не обременительно для людей. Если система регламентируется, то ограничения должны быть всегда. Люди должны понимать, на что они имеют право и за что должны доплатить. Платные услуги могут оказываться дополнительно сверх перечня по установленным в данном регионе тарифам.
— Можете привести пример стоимости услуг? Какая самая дорогая?
— Стоимость устанавливают региональные власти, поэтому расценки на одну и ту же услугу могут быть разные в зависимости от региона, но в целом это небольшие суммы — 5, 10, 25 рублей. Самая дорогая услуга — социальное такси в Москве, поездка обойдется в 200–250 руб.
— Эксперты не раз указывали на размытость адресности получаемых социальных услуг. Законопроект делает ее более четкой?
— В новом законе заложено, что доходы будут считаться как совокупные доходы семьи или проживающих вместе людей вне зависимости от места регистрации. Мы также обозначили, что мы понимаем под семьей применительно к данному закону. Вообще у нас социальная защита построена таким образом, чтобы было достаточно спросить у бабушки, одна ли она живет, и если выяснится, что одна, к тому же инвалид, то никаких справок она никуда носить не должна. Социальный работник знает, в каких условиях живут те люди, которые к нему обращаются за услугами.
— Законопроект вводит новые формы контроля — общественный контроль через некоммерческие организации. Что принципиально меняется?
— Сейчас законодательством вообще не предусмотрен общественный контроль. Сегодня представителям НКО могут отказать под каким-либо предлогом и не пустить в социальное учреждение. По сути, новым законом мы открыли двери, чтобы можно было общаться НКО с организаторами соцзащиты. В таком контроле нет ничего плохого. Регулироваться деятельность некоммерческих организаций будет законом об НКО.
Интервью взяла Дарья Николаева.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

×
×