1 Ответы на вопросы | Медицина Российской Федерации
Ответы на вопросы 09.11.2011

Ответы на вопросы

Министр здравоохранения Свердловской области Аркадий Белявский ответил на вопросы экспертного информационного канала УралПолит.Ru.
-Аркадий Романович, добрый день! Заканчивается первый год реализации программы модернизации здравоохранения. Можно ли говорить о каких-то итогах?
Ключевой вопрос модернизации здравоохранения состоит в том, как она отразится на пациентах и на самом медицинском персонале. В Свердловской области сегодня особенно успешно реализуются два направления реформы. Это улучшение материально-технической базы лечебных учреждений и внедрение новых стандартов оказания медицинской помощи.
По первому направлению: со всеми муниципальными образованиями заключены договоры на проведение ремонтных работ в ЛПУ. У нас есть вся информация – когда проведен конкурс, когда заключен договор, когда были оплачены работы. Только что у меня был главный врач ГБ № 3 Каменска-Уральского, в ней ремонт будет завершен в конце ноября. Но не хочется в отремонтированное здание въезжать со старой мебелью. Решаем и этот вопрос. По поводу закупки оборудования. Конкурсы либо уже объявлены, либо документы находятся в департаменте госзакупок. Только сегодня прошло два аукциона, один – на сумму почти 300 млн рублей, и другой – почти на 120 млн рублей. Через 10 дней будем заключать договор на покупку шести компьютерных томографов и 63 рентгеновских аппаратов.
Также перед нами стоит задача информатизации здравоохранения. Свердловская область уже заключила соглашение с Минздравсоцразвития и ФФОМС, в ближайшее время начнется финансирование. Расставлены приоритеты. Основные средства в этом году будут направлены на закупку компьютеров и другого оборудования, на каналы связи, чтобы в каждом ЛПУ была доступная связь (в том числе и широкополосный интернет), должны быть центры обработки данных. Что касается программного обеспечения, то этот вопрос отложен на 2012 год. Федеральное финансирование составляет более 250 млн рублей на год.
-Какие основные задачи сегодня стоят перед министерством?
Главная задача – сделать медицинскую помощь доступной и качественной. А для этого должны быть хорошая материально-техническая база, диагностическое оборудование и врачи, которые будут на нем работать. Одно связано с другим. Мы оптимистично смотрим в будущее. После открытия ММЦ у людей появилась возможность обращаться в крупные медучреждения, которые ближе к месту проживания, и там не отказывают в приеме. Это и была главная цель создания межмуниципальных центров. Я был в Первоуральске, в первой городской больнице, и во время обхода в хирургическом отделении видел, что лежат пациенты из Шали, из других территорий, и теперь им не надо каждый раз договариваться, чтобы их приняли туда. Если в Шале получить определенную медпомощь нельзя, а в Первоуральске можно, то больной уже не поедет в Екатеринбург. Сейчас в ММЦ идет большое количество оборудования. И еще – принципиально важно, что кадровое обеспечение в этих больницах лучше. Есть врачи, которые могут сразу начать работать на этом оборудовании. Уже прошли аукционы, и теперь они будут проходить практически еженедельно. И еще очень важно, чтобы все понимали, – и это следует подчеркнуть особо – эта программа рассчитана на два года, и деньги получаются переходящие, из 2011 года в 2012-й.
-Насколько активны участники аукционов по закупке оборудования?
В аукционах по томографам было три участника, по рентгеновским аппаратам – шесть. И по рентгеновским аппаратам удалось добиться существенного снижения цены, более чем на 50 %.
-Сколько человек в 2011 году приняли ММЦ?
Сегодня подготовили справку, чтобы посмотреть, какое количество пациентов прошли обследование в ММЦ из числа тех, кто не проживает в данном населенном пункте. Первые цифры говорят, что количество тех, кто пролечен в этих центрах, возросло на 12 %.
-В связи с принятием 313-ФЗ что изменится в будущем году для Екатеринбурга?
Радикально ничего не должно измениться. Единственное, что в Екатеринбург должно поступить тоже достаточно большое количество нового оборудования уже в 2011 году. А все ремонты, которые запланированы в Екатеринбурге, будут проведены в 2012 году. Оборудование будет поступать, в том числе магнитно-резонансный томограф в детскую городскую больницу № 9. Я надеюсь, что оно улучшит качество диагностической и лечебной работы.
Конечно, задачи для городского и областного здравоохранения иногда различаются. В городе укомплектованность врачами достаточно высокая, только страдает амбулаторно-поликлиническое звено. Поэтому первоочередная задача горздрава – привлечь врачей в поликлиники. А в отдаленных территориях очень остро стоит задача привлечения врачей в эти местности вообще. Они там работают и в поликлиниках, и в стационарах. Там нет такого четкого деления, как в городе. Им приходится работать врачами широкого профиля. И терапевтами, и педиатрами, и хирургами, а в некоторых случаях – и акушерами-гинекологами, и уметь кардиограмму расшифровать, и реанимацию провести. Одним словом, земские врачи. Недавно я был в Пелыме, там в местной больнице работают только четыре врача – педиатр, хирург, гинеколог и рентгенолог. И они оказывают помощь всему населению поселка, а это 4,5 тысячи человек.
-А у нас есть программа по привлечению врачей в отдаленные территории?
У нас есть концепция кадровой политики и план мероприятий по ее реализации. Неделю назад я разговаривал об этом с главным врачом ММЦ из Краснотурьинска. Он сказал, что только в этом году принял на работу более 10 врачей. Многие приехали к нему из Белоруссии. Это квалифицированные врачи, имеющие большой опыт, но при этом зарплата у них была ниже, чем у нас. И поэтому я думаю, что по этому пути должны идти и другие главные врачи, – искать себе сотрудников в других регионах Российской Федерации или ближнего зарубежья.
-А разве нельзя привлечь выпускников нашей медицинской академии?
А их не хватает.
У нас количество вакансий, к сожалению, значительно больше количества выпускников медицинской академии. Часть из них уезжают в другие регионы, часть идут работать в частные клиники, некоторые вообще уходят из медицины в силу разных причин. Основная масса остается в городе Екатеринбурге, а часть тех, кто возвращается на «малую» родину, невелика. Задача – привлечь их зарплатой, жильем, интересной работой. Интересная работа – на оборудовании, которое мы закупаем, жилье – это мы решаем совместно с муниципалитетами, средняя зарплата у медработников, в принципе, сегодня по сравнению с другими регионами достойная. Хотя всегда требуется больше.
-Сколько зарабатывают сегодня наши медики?
Мы оцениваем зарплату по итогам года. В прошлом году это было почти 35 тысяч рублей у врачей, около 18 тысяч – в целом в здравоохранении.
-По муниципалитетам она сильно различается?
Она может отличаться. Во-первых, насколько финансируется здравоохранение по муниципальному образованию, во-вторых, зависит от укомплектованности. Получалось, чем меньше врачей, тем выше у них зарплата. Поэтому каждому врачу приходилось работать за двоих, за троих. Конечно, качество работы от этого страдало. Бывали парадоксы, что главные врачи не принимали на работу новых докторов, понимая, что это снизит зарплату уже работающему персоналу.
Сейчас после передачи полномочий по здравоохранению на уровень субъекта мы очень четко будем отслеживать количество принятых новых врачей. Более того. В оценке критериев качества работы главврача есть и работа с кадрами. Если он за месяц не принял на работу ни одного нового врача – его премия будет минимум на 10 % меньше. А если одного принял, а два уволились, то она тоже будет снижена.
-А как обстоит дело с жильем?
Большинство муниципальных образований стараются помочь в меру своих возможностей хотя, как мы понимаем, они не безграничны. Приведу пример с Алапаевском. Там выделили врачам квартиры. Сейчас также решается вопрос в Краснотурьинске, там тоже выделили жилье врачам, приехавшим на работу. В других муниципалитетах мы всегда при встречах с главами обязательно обсуждаем, что необходимо сделать, чтобы был приток новых врачей. Чтобы они имели служебное жилье, а потом, если это хороший врач, чтобы закрепить его, выдать ему лет через пять жилье, которое он сможет приватизировать, чтобы жить там со своей семьей.
-Сколько врачей нам не хватает?
Проблема острая. По самым скромным подсчетам, у нас нехватка только врачебных кадров по основным специальностям – полторы тысячи. Если брать в целом, то еще больше. Со средним медперсоналом значительно лучше, потому что у нас есть областной медицинский колледж с филиалами, и с медицинскими сестрами проблем значительно меньше.
-Расскажите о сети перинатальных центров.
Очень хорошо, что показатели по материнской и младенческой смертности пока ниже прошлого года. А самое главное – что выстроена трехуровневая система перинатальной помощи, когда есть родильные дома, есть межмуниципальные перинатальные центры и областной перинатальный центр. Эта пирамида уже активно работает. При проведении мониторинга беременных мы сейчас сразу видим – эта беременная может рожать по месту жительства, а эта – только в областном центре, и ее заранее туда направляют.
-Как бы вы прокомментировали высказывания некоторых политиков о том, что у нас слишком много чиновников от медицины?
Вы знаете, я бы ответил на этот вопрос двояко. С одной стороны, я согласен с тем, что если человек закончил мединститут, то было бы правильно использовать его в практическом здравоохранении, он должен лечить людей. С другой стороны, когда у нас есть острая нехватка кадров, на первое место выступает правильная организация системы здравоохранения. А кто может лучше организовать эту систему, если не человек, который в ней работает, знает эту систему не понаслышке, знает ее болевые точки, он ощутил ее на себе, когда начинал свою трудовую деятельность? Истина лежит посередине. Без чиновников от медицины мы не обойдемся. Но слишком увлекаться количеством заместителей у главных врачей не стоит, их кое-где действительно слишком много. Когда мы будем рассматривать новые штатные расписания для всех ЛПУ, мы будем внимательно изучать этот вопрос, чтобы было разумное соотношение тех, кто лечит, и тех, кто руководит, направляет, контролирует, имея высшее медицинское образование.
-Правда ли, что в области сокращается коечный фонд в стационарах?
Это происходит и будет происходить, это тенденция. Новые методы диагностики и лечения позволяют раньше поставить диагноз, провести малоинвазивную операцию, быстрее выписать больного домой. Значит, такого количества коек, как раньше, уже не требуется. Это естественный процесс – и в городе, и в области. Какие-то отделения будут сокращаться, какие-то появляться, в зависимости от существующих задач.
С 2013 года мы переходим на одноканальное финансирование, включая и бюджетные средства. Если у хирурга нет пациентов в стационаре – значит, надо переводить его на работу в поликлинику или дневной стационар, для того, чтобы нагрузка была пропорциональна. Сегодня он получает деньги из бюджета, а потом они будут идти только через страховые компании. Пролечили больному аппендицит – оплатили. Койка стояла пустая, больного не было – эта койка не оплачивается. Где-то встанет вопрос о том, что есть избыточные площади, которые надо содержать. Мы это понимаем, и такие вопросы некоторым главным врачам задаем уже сегодня. Предлагаем им внимательно рассмотреть этот вопрос и попытаться оптимизировать.
-В целом как бы вы оценили итоги работы министерства по модернизации здравоохранения в этом году?
Сейчас мы находимся в некоторой точке, когда количество перейдет в качество. Выводы, в частности, по работе межмуниципальных медицинских центров будут сделаны по итогам года. Тогда и посмотрим, что у нас получилось, а что нет. Одно могу сказать – революций нам не надо. Наше здравоохранение идет по пути эволюционного развития. Главное, как я сказал в начале беседы, – сделать медицинскую помощь доступной и качественной. В интересах всех и каждого жителя нашей области.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

×
×