1 «Столь амбициозной реформы здравоохранения в РФ еще не было» | Медицина Российской Федерации
«Столь амбициозной реформы здравоохранения в РФ еще не было» 10.11.2011

«Столь амбициозной реформы здравоохранения в РФ еще не было»

Первый год модернизации российского здравоохранения оказался не простым для системы. О том, откуда берутся деньги на реформу, что тормозит перемены к лучшему и почему россияне скорее замечают плохое, чем хорошее, в интервью руководителю редакции "Общество" Екатерине Ефимовой рассказала министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова.

- Татьяна Алексеевна, к концу близится 2011 год — первый год двухлетней программы модернизации здравоохранения. Можно ли подвести предварительные итоги?
- Итоги года мы подводим к 1 февраля: так устроена отчетность и статистика. На сегодняшний день в регионы перечислили чуть больше 133 миллиардов рублей. Говоря о фактическом исполнении, могу отметить, что по состоянию на 1 октября это 14,1%. Я спокойно отношусь к этой цифре, потому что основной объем средств программ модернизации приходится на обновление материально-технической базы: на приобретение оборудования, капитальный и текущий ремонты. Оплата по этим статьям, как известно, идет по факту выполненных работ. Графики ввода объектов первого года модернизации в основном приходятся на ноябрь-декабрь. Важно, что схема финансирования через ФФОМС дает возможность не возвращать неиспользованные средства в доходы бюджетов, а позволяет заключать двухгодичные контракты.
- А в чем заключаются предметные итоги модернизации?
- Основной итог, на который мы рассчитываем по итогам завершения программ – это улучшение качества и доступности медицинской помощи и всех показателей, которые эти изменения характеризуют. Например, в рамках модернизации мы должны были отремонтировать 3,9 тысячи учреждений. На 1 октября в ремонте находится 2,1 тысячи. Завершается строительство 54 из 117 объектов, новые стандарты оказания медпомощи внедряются в 2,7 тысячи из 3,5 тысяч медучреждений. Еще один важный показатель — заработная плата медицинских работников, она выросла на 1 октября 2011 года для врачей на 16,2%, для среднего медицинского персонала — на 10,3%. Стоит задача обеспечить 30% рост зарплат за два года в учреждениях, участвующих в модернизации. Есть однозначные успехи. Очень хорошо, по нашим оценкам, реализуется программа в Белгородской области, неплохо — в Дагестане, Республике Алтай. Но, например, в Чукотском автономном округе к работе так и не приступили. Низкое освоение денежных средств в Московской области, Ингушетии, Чечне.
- Ставка страховых взносов возвращается на отметку 30% с 2012 года, что означает снижение поступлений в систему ОМС. За счет чего будет профинансирован второй год модернизации: ремонты, компьютеры, новые стандарты медпомощи?
- Снижение ставки страховых взносов до 30% никаким образом не влияет ни в целом на финансовое обеспечение системы ОМС, ни на обеспечение программ модернизации здравоохранения. Снижение тарифа в систему ОМС связано только с уплатой страховых взносов малыми предприятиями, у которых двухлетний переходный период. Кроме того, законодательство по страховым взносам, принятое в 2009 году, однозначно устанавливает ответственность федерального бюджета в части компенсации выпадающих доходов для фондов пенсионного, социального и обязательного медицинского страхования в случае установления пониженных тарифов.
- Насколько сильно затормозило модернизацию затягивание с законом об охране здоровья, который должен был заработать еще летом, но был одобрен Госдумой только 1 ноября?
- Если честно, то хорошо было бы принять его еще в 2010 году. Он и разрабатывался одновременно с законом об обязательном медицинском страховании. И заработать они должны были синхронно. Но, наверное, потому что он затрагивает важные сферы нашей жизнедеятельности, обсуждение затянулось. На некоторые вещи и сейчас есть разные точки зрения, хотя закон принят. При этом разность точек зрения при принятии ключевых законов всегда присутствует в любой сфере.
Если говорить о прикладном значении принятого закона для модернизации здравоохранения, то важно отметить, что в действующем законодательстве (а новый закон начнет работу только в 2012 году) нет понятия об обязательности порядков и стандартов оказания медпомощи. То, что разрабатывает сегодня федерация, для регионов носит рекомендательный характер. Получается, что регионы выстраивают собственные стандарты, отталкиваясь от своих финансовых возможностей. И получается то, что получается. Нарекания, которые есть сегодня к системе здравоохранения, и с этим тоже связаны.
Второй момент: в работающем с 1 января 2011 года законе об ОМС предусмотрен с 1 мая реальный механизм выбора страховой медицинской организации. Однако выбор врача и медучреждения остался декларативным, потому что это не сфера закона об ОМС. Этот вопрос должен был быть решен в основах законодательства (в законе об охране здоровья). Этого не произошло, что вызвало большое количество вопросов. Понятно, что для конкретного человека годовой разрыв во времени какого-то вреда не принес, но для регионов, которые уже сегодня модернизируют здравоохранение, это было бы существенной помощью. По тому, кому какие предпочтения отдает население, можно было принимать решения о развитии конкретных медучреждений.
Другая тема — сегодняшняя ситуация - разграничение полномочий на три уровня: федеральный, субъектовый и муниципальный. С этим связано значительное количество проблем. Например, "скорая помощь" подстанции одного муниципалитета не выезжала в другой муниципалитет к больному, где такой подстанции нет, потому что между муниципальными властями не подписано соглашение о взаимодействии. В результате страдали люди.
Эта размытость ответственности в ряде случаев приводила к неоказанию медицинской помощи. Когда мы в 2009 году вносили, а в 2010 году принимали изменения о том, что ответственным за оказание медпомощи должен быть исключительно субъект РФ, мы исходили из интересов граждан. Однако ряд муниципалитетов, особенно богатых, не были этим довольны, так как, по сути, при изменении законодательства вынуждены подчиняться решениям субъекта РФ. Решение о передаче полномочий с муниципального уровня на региональный было сложным, но мы считаем его абсолютно оправданным. С программами модернизации оно связано напрямую — это создание межмуниципальных медучреждений соответствующего региона с приближением помощи к конкретному пациенту.
- Часть программ модернизации — переход на единые на всей территории РФ стандарты оказания медпомощи. Как идет работа здесь?
- Стандарт - это набор медуслуг, которые при том или ином заболевании должны оказываться пациенту. С точки зрения экономики и финансов — это то, что должно иметь в арсенале медучреждение: лекарства, расходные материалы; по экономическим статьям - это зарплата медперсонала, стоимость питания, лекарств, расходных материалов для лечения. От того, насколько совершенны и обеспечены деньгами стандарты, зависит и более высокий уровень зарплаты врача. Если бы закон, где есть понятие стандартов, в новом виде был принят в 2010 году или хотя бы летом 2011 года, мы бы уже смогли сейчас иметь единые федеральные стандарты. Сейчас, чтобы не останавливать процесс модернизации, регионы принимают свои стандарты, чтобы потом их адаптировать к нашим, а это 1190 федеральных стандартов. Это дополнительная, довольно сложная, работа регионов. Многие из них просили ориентиры у нас, мы же могли только рекомендовать, потому что право публиковать свои стандарты мы получим после вступления закона об охране здоровья в силу. А работать регионы должны уже сейчас.
Любой стандарт будет утверждаться приказом, и мы будем размещать проекты для публичного обсуждения, как только закон будет подписан президентом России.
- Как Вы оцениваете эффективность такого направления как информатизация?
- Это глобальный проект, ведь без информации трудно принимать грамотные управленческие решения. А в некоторых больницах у нас сейчас и компьютеров-то нет, не то что выхода в интернет или электронных медицинских карт пациентов. Концепция информатизации здравоохранения сейчас представляет собой централизованную систему и закольцована она на федеральный уровень. Это привело к уточнению сроков мероприятий. То есть сейчас они занимаются оснащением медучреждений, налаживанием каналов связи, организацией электронных очередей, сайтов учреждений. Во втором квартале 2012 года должна начаться интеграция их систем в федеральный информационный ресурс. Мы будем проводить такую же работу по информатизации с федеральными учреждениями.
- Программы модернизации не все регионы представили в срок к 1 апреля, наверняка и деятельность по ним отстает от графика, рассматриваете вариант с продлением реформы на 2013 год?
- Подготовка программ потребовала от регионов определенного времени. Я хочу сказать, что с точки зрения амбициозности планов это очень масштабный проект. Впервые в российской истории регионам пришлось в сжатые сроки проанализировать все, чтобы принять не денежную, а содержательную программу модернизации регионального здравоохранения. Это заставило их в ряде случаев потянуть со временем. Сейчас при исполнении программ регионы говорят об экономии средств: от десятков до сотен миллионов рублей по приобретению оборудования, по ремонтам. Они сейчас вносят дополнения к программам, чтобы иметь возможность высвободившиеся средства перераспределить.
Мы дали право регионам те мероприятия, которые запланированы на 2011-2012 годы, завершить в 2013 году. Это сделано для того, чтобы регионы не гнались за срочным использованием денег. Важно, чтобы средства были израсходованы эффективно.
- Ваши личные ощущения: за последние два-четыре года здравоохранение изменилось к лучшему, стало ближе к пациенту?
- Сдержанность населения по отношению к позитивным переменам известна, и тут покажет время. Наши действия оценивать не нам, это сделают за нас другие. Но однозначно все регионы говорят о том, что такого внимания к здравоохранению, таких финансовых вливаний, хотя и они недостаточны, не было никогда. Когда нас критикуют за ветхие больницы, за дефицит врачей, надо понимать, что это произошло не мгновенно и не вчера. До нацпроекта "Здоровье", до инициатив президента и премьера никто не задумывался о том, что здравоохранение, образование или культура должны быть в приоритете. А здравоохранение, наверное, наиболее инерционная сфера, с точки зрения отдачи от сделанных вложений. Но мы уже видим позитивные демографические тренды: снижение смертности — это объективный факт, а это, в основном, работа здравоохранения. Это сердечно-сосудистые заболевания, онкология, туберкулез, смертность от которых росла раньше из года в год, а сейчас снижается. В августе-сентябре у нас зафиксирован естественный прирост населения. И хотя изначально с учетом демографических факторов предыдущих лет мы прогнозировали снижение рождаемости в 2011 году по сравнению с 2010-м, сейчас ждем результатов октября, чтобы уточнить оценку. В 2010 году у нас родились 1 миллион 789 тысяч малышей, на этот год мы прогнозировали 1,74 миллиона. Может быть, этот показатель будет пересмотрен в большую сторону.
Источник: РИА Новости.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

×
×