1 Заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России | Медицина Российской Федерации
Заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России 25.05.2011

Заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России

Под председательством Дмитрия Медведева в Первом Московском государственном медицинском университете имени И.М.Сеченова состоялось заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. Тема заседания – «Инновационные технологии в детском здравоохранении».
Обсуждались вопросы разработки и внедрения новейших технологий производства вакцин для обеспечения детей высокоэффективными лекарственными препаратами. При этом производство основной части вакцин предполагается осуществлять на территории страны с использованием опыта крупных иностранных компаний.
Кроме того, участники заседания уделили внимание перспективам развития современных технологий диагностики и профилактики заболеваний в лечебных учреждениях, производству медицинской техники на территории страны и развитию ядерной медицины.
Открывая заседание Комиссии, Президент также сообщил, что подписал Указ о создании Федеральной службы по интеллектуальной собственности.
Перед началом заседания глава государства ознакомился с образцами последних научных достижений в сфере здравоохранения, в частности в области борьбы с туберкулёзом, ДЦП, нарушениями кардиосистемы у детей.
* * *
Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!
Сегодня у нас 24-е заседание Комиссии по модернизации, и сегодня – 24 мая, то есть мы работаем с вами уже два года. Это не повод, конечно, подводить итоги, тем не менее определённый срок прошёл, стартовали реформы по пяти приоритетным направлениям модернизации.
Что самое, наверное, главное: по каждому направлению есть набор конкретных проектов, которые, как мы все надеемся, смогут обеспечить России приоритет, а в некоторых случаях, если мы постараемся как следует, и лидирующие позиции на соответствующих рынках.
Надеюсь, что результаты будут видны уже в ближайшие месяцы. Это касается и энергетических технологий, энергосбережения, и производства в России качественных, но в то же время невысоких по стоимости лекарственных препаратов, предоставление гражданам России и юридическим лицам услуг в электронном виде, доступность широкополосного интернета и целый ряд других направлений.
Мы многие проекты запускали с государственным участием. Отрадно и то, что значительная часть этих проектов идёт не без участия бизнеса, что всё-таки показывает определённую активность частных предпринимателей.
И, наконец, мы пытаемся совершенствовать под соответствующую тему нашу законодательную базу. За последнее время принято много законов: некоторые из них шли с трудом, некоторые достаточно легко проходили. Многие из этих законопроектов предварительно рассматривались в рамках нашей Комиссии.
Кстати, хочу всех проинформировать, что сегодня я подписал Указ о создании новой Федеральной службы по интеллектуальной собственности с переходом соответственно к этой службе полномочий от Роспатента и ФАПРИДа и с перераспределением полномочий по соответствующим направлениям внутри Правительства. Надеюсь, что после реорганизации этой службы, точнее – других служб, работа по этому направлению в Правительстве будет более осмысленной.
Проблем в нашей стране много. Часть из них стала, кстати, очевидной именно из-за того, что мы с вами занимаемся модернизационными проектами, что-то пытаемся решать быстро, на что-то, к сожалению, требуются месяцы. Очевидно, что темп преобразований в любом случае необходимо увеличивать.
Сегодняшнее заседание Комиссии посвящено использованию новейших технологий и методик в детском здравоохранении. Тема эта, конечно, не случайная. Понятно, что применение передовых технологий, передовых и современных лекарственных средств, медицинской техники – это реальный шанс в борьбе с трудноизлечимыми болезнями. И самое главное – это восстановленное здоровье и спасённые жизни детей.
Мы не раз обсуждали вопросы, связанные с охраной здоровья детей и профилактикой детских заболеваний. Этой теме также была посвящена серия встреч, которые я в этом месяце провёл с врачами, с представителями некоммерческих и благотворительных организаций, с родителями детей-инвалидов. Все эти встречи были очень насыщенными, эмоциональными.
Практически после каждой из них рождались поручения в адрес Правительства и руководителей субъектов Федерации. Одновременно обсуждались, может быть, самые сложные вопросы. Хотел бы ещё раз подчеркнуть, что решение этих вопросов зачастую зависит от нашей с вами мобильности.
Я во время встречи с общественными объединениями, которые занимаются больными детьми, обратил внимание на то, что, к сожалению, далеко не во всех наших территориях, не во всех краях и областях руководители уделяют этому внимание. В Москве, в Петербурге встречаются, в других местах я спрашивал присутствующих руководителей общественных объединений: для них, оказалось, встретиться с Президентом проще, чем со своим губернатором. Это просто позор. Хотел бы, чтобы Администрация Президента проконтролировала, каким образом будут реализованы эти поручения и как отреагируют руководители субъектов Федерации.
Первое, на что нужно сегодня обратить внимание, – это обеспечение детей высокоэффективными лекарственными препаратами – естественно, современными и безопасными и, конечно, в соответствующих возрасту ребёнка дозировках. Наша педиатрия пока ещё не располагает достаточным арсеналом официально разрешённых средств, и это одна из проблем.
Многие врачи-педиатры или вынуждены рисковать, когда используют в своей практике незарегистрированные препараты, либо, что, естественно, может быть, ещё хуже, откладывать лечение на неопределённые сроки. Поэтому нужно эту ситуацию менять с учётом существующего в мире опыта.
Кстати, по данным Всемирной организации здравоохранения, для трёх четвертей детских заболеваний не существует педиатрических препаратов – подчёркиваю, именно педиатрических. А по данным нашей Академии медицинских наук, до 90 процентов препаратов, которые назначаются новорождённым, не зарегистрированы для применения в данной возрастной группе, то есть применяются взрослые лекарства. Кроме того, нужно создавать вакцины для опасных инфекционных заболеваний, необходимые технологии выпуска уже признанных препаратов и внедрение в производство новых вакцин.
Второе – это персонал детских больниц. Я не говорю о том, что он должен быть высокопрофессиональным, это совершенно очевидно. Но есть ещё проблема современной аппаратуры. Надеюсь, что она будет частично разрешена в рамках региональных программ модернизации здравоохранения. Эти программы сейчас мы исполняем.
И конечно, нужно наладить производство отечественной медицинской техники, качество которой не должно уступать зарубежным аналогам. Вопрос, очевидно, непростой, но сегодня могут быть найдены соответствующие механизмы.
Когда я начинал этой темой заниматься, а это был период работы с национальным проектом «Здоровье», то есть пять лет назад, мы вообще почти ничего не выпускали самостоятельно из медицинской техники, а то, что выпускали, было весьма среднего уровня и даже внешне проигрывало зарубежным образцам. За эти пять лет мы сделали, в общем, неплохой рывок вперёд. Очень многие наши образцы медицинской техники вполне соответствуют международным стандартам.
В чём проблема: проблема зачастую в стоимости. Я сейчас целый ряд образцов посмотрел, безумных денег всё стоит, не хочу даже называть эти цифры. Очевидно, что если наша медицинская техника, наши образцы медицинской техники будут выпускаться с такой стоимостью, то они всё время будут проигрывать иностранцам.
Хотел бы, чтобы в результате сегодняшней работы были сформированы перечни лекарственных препаратов, медицинской техники и изделий медицинского назначения, которые должны применяться в педиатрической практике, и предложения по организации соответствующих производств.
Необходимо также в кратчайшие сроки рассмотреть вопрос о корректировке Национального календаря профилактических прививок.
Несколько слов о развитии ядерной медицины. Мы смотрели эту тему в Обнинске. Основная работа по созданию карты проекта развития ядерной медицины в Российской Федерации закончена. Сегодня нужно решить, из каких источников и когда пойдёт его финансирование, и определиться с масштабами реализации этого проекта.
Наконец, ещё о разработке высокотехнологичного медицинского оборудования и инновационных лекарственных препаратов. К этому проекту крайне важно привлекать наших иностранных коллег, ведущие зарубежные компании и профильные высшие учебные заведения. Крайне необходимо создавать и совместные исследовательские центры и предприятия, использовать и запущенный, в том числе по моему указанию, механизм так называемых офсетных сделок.
Большую роль здесь должны сыграть и инновационные медицинские проекты, которые должны быть реализованы в масштабах различных медицинских же технопарков, а также, естественно, в Сколкове.
Давайте начнём работать. Слово для выступления – Министру здравоохранения и социального развития Татьяне Алексеевне Голиковой.
Т.ГОЛИКОВА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!
Вопросы организации медицинской помощи беременным женщинам и детям, её совершенствования всегда вызывали и вызывают большое внимание не только со стороны федеральных органов власти, но и общества в целом. И сегодня мне бы хотелось рассказать о тех изменениях, которые произошли в течение последних пяти лет, и о тех перспективах и задачах, на которые мы рассчитываем и над которыми мы работаем.
(Слайд №1.) Показатели, которые характеризуют состояние здоровья детского населения в Российской Федерации в течение последних лет, свидетельствуют о наметившихся позитивных тенденциях. И здесь я хочу привести только три показателя: за период 2005–2010 годов материнская смертность в Российской Федерации снизилась на 27,6 процента, младенческая смертность – на 31,8 процента. Максимальные темпы снижения показателей отмечаются последние пять лет и составляют по 6–7 процентов ежегодно.
Должна сказать, что каждое мероприятие приоритетного национального проекта «Здоровье», федеральных целевых программ, которые реализовывались применительно к данной категории населения, по сути, означало внедрение инновационных технологий, которые способствовали предупреждению и развития заболеваний, их раннему выявлению, а также повышению уровня качества оказания медицинской помощи детям всех возрастных групп. И принципиально важным здесь является долгосрочное влияние внедряемых технологий на ключевые показатели, характеризующие уровень детского здравоохранения в Российской Федерации. (Следующий слайд.)
Данная положительная динамика стала возможной благодаря соблюдению баланса и синхронизации принимаемых решений в сферах организации медицинской помощи, разработки и применения инновационных технологий в медицине, формирования спроса и внедрения в медицинскую практику инновационных продуктов, прежде всего речь идёт о лекарственных препаратах, медицинских изделиях и детском питании.
Инновационные медицинские технологии в детское здравоохранение и в здравоохранение в целом внедрялись с учётом приоритетности влияния на качественные показатели здоровья детского населения, демографические показатели, направленности на профилактику заболеваний и инвалидности. И хочу сказать, что комплексность применяемых технологий заключалась в совершенствовании профилактических, диагностических, лечебных, реабилитационных мероприятий, ориентированных как на массовое применение, так и на отдельные группы. (Следующий слайд.)
Хотела бы остановиться именно на тех трёх направлениях, о которых я сейчас казала.
Первое – это совершенствование организации медицинской помощи в педиатрии. Здесь мы выделяли и выделяем три направления – это совершенствование нормативной базы, которая регламентирует порядки оказания медицинской помощи, создание системы массовой диагностики, контроля, мониторинга состояния здоровья беременных женщин, новорождённых детей и детей грудного возраста, а также формирование многоуровневой системы оказания медицинской помощи беременным женщинам и новорождённым.
Теперь коротко об этих трёх направлениях. (Следующий слайд.)
В течение 2009–2010 годов основным результатом совершенствования нормативной базы системы здравоохранения в педиатрии стала разработка и утверждение девяти, как мы называем, детских порядков оказания медицинской помощи в дополнение к существующим. Эта работа стала возможной благодаря глубокому взаимодействию практикующих медиков и медицинской науки.
Безусловно, этот процесс не остановился, время идёт вперёд, и работа по совершенствованию стандартов продолжается с учётом появления новых технологий, детализации и уточнения ранее разработанных порядков. Эта работа оказалась базисной как раз для отработки системы оказания медицинской помощи в рамках региональных программ модернизации здравоохранения в Российской Федерации, и на основе этих порядков и строится оказание медицинской помощи в регионах. (Следующий слайд.)
Что касается системы мониторинга состояния здоровья плода и новорождённого. Во всём мире эффективность педиатрической медицинской помощи невозможна без глубокого, продуманного и массивно применяемого пренатального и неонатального скрининга. В рамках пренатального скрининга сейчас проводится дородовое обследование плода с целью выявления врождённых пороков и заболеваний – это синдромы Дауна, Патау, Эдвардса.
Пренатальная диагностика включает ультразвуковое исследование и биохимический скрининг. В прошлом году мы начали эту программу в трёх пилотных регионах, сейчас дополнительно в этот процесс вовлечено ещё 26 регионов Российской Федерации. Развитие неонатального скрининга с тотальным охватом новорождённых позволяет сегодня снизить инвалидизацию и смертность детей от наследственных и врождённых заболеваний, таких как фенилкетонурия, муковисцидоз, гипотиреоз, галактоземия и адреногенитальный синдром.
В применяемых инновационных методиках используются медицинские изделия, которые частично производятся отечественными компаниями. С учётом роста рождаемости в Российской Федерации потребность в подобного рода изделиях будет только возрастать, поэтому уже сейчас можно делать вывод о приоритетном развитии отечественного производства в этих областях. (Следующий слайд.)
И третье поднаправление организационного направления в этой части – это создание трёхуровневой системы оказания медицинской помощи беременным женщинам и новорождённым. Такая трёхуровневая система заработала в Российской Федерации в 2009 году, в 30 регионах Российской Федерации открыты полноценные перинатальные центры – не учреждения, которые имеют название перинатальных центров, а именно полноценные перинатальные центры. Они оснащены современным оборудованием, там используются самые передовые инженерные решения. Хочу сказать о двух показателях: младенческая и материнская смертность в тех регионах, где открыты перинатальные центры, соответственно на 11,25 и на 15,7 процента ниже, чем в тех регионах, где такая работа полноценно не развёрнута.
Следующее направление, по которому мы работаем, – это совершенствование системы оказания медицинской помощи в педиатрии. Безусловно, речь идёт о внедрении передовых технологических решений. Здесь особое значение имеют такие инновационные технологии оказания медицинской помощи, как фетальная и неонатальная хирургия, а также новые технологии выхаживания детей с экстремально низкой массой тела. Ещё некоторое время назад в нашей стране проводились редкие единичные операции такого уровня, как сейчас проводятся в сфере фетальной и неонатальной хирургии, но сейчас это уже приобретает массовый характер и имеет успешное развитие. (Следующий слайд.)
Несколько слов об этих направлениях. Сегодня анализ причин младенческой смертности указывает на то, что 35 процентов случаев обусловлены врождёнными пороками развития различных органов и систем. И результаты как раз пренатального скрининга и пренатальной диагностики являются основанием для применения методов фетальной хирургии, то есть проведение хирургической коррекции пороков развития и заболеваний плода ещё во время беременности. Сейчас такого рода операции проводятся только в трёх центрах: два из них – федеральные центры (Москва и Санкт-Петербург) и один центр частный (тоже в Москве).
Не менее важными сегодня являются разработка и применение новых методов коррекции врождённых пороков развития на базе организуемых отделений неонатальной хирургии. В настоящее время разрабатываются и внедряются новые медицинские технологии для проведения корригирующих операций при злокачественных новообразованиях костей, эндовидеохирургические вмешательства при патологии позвоночника, оперативное лечение врождённых кифосколеозов и так далее. Применение данных технологий значительно уменьшает операционную травму, снижает на 50 процентов кровопотери, уменьшает количество необратимых неврологических состояний и осложнений, снижает процент инвалидности у детей, а также сокращает сроки госпитализации и реабилитации. (Следующий слайд.)
Уважаемые коллеги! С 2012 года в Российской Федерации запланирован в соответствии с Концепцией демографического развития полноценный переход на новый механизм регистрации новорождённых детей с учётом экстремально низкой массы тела при рождении – менее 1000 граммов. Должна сказать, что в общем количестве новорождённых эти дети с экстремально низкой массой тела составляют не более одного процента, в среднем 0,4–0,5 процента. Однако неонатальная заболеваемость и смертность в этой группе чрезвычайно высоки.
В акушерских стационарах Российской Федерации ежегодно живыми рождается более трёх тысяч детей с экстремально низкой массой тела, но, к сожалению, 75 процентов из них сегодня не выживают. И при этом, несмотря на малочисленность этого контингента, включение этих показателей и этих детей в государственную статистику, как мы понимаем, может привести к ухудшению показателей младенческой смертности.
И в этой связи реализация тех направлений, которые сегодня обозначены в нацпроекте «Здоровье», в программах модернизации тех технологий, которые Вам, Дмитрий Анатольевич, были сейчас представлены частично, даёт возможность сместить этот процент до 15 – это очень существенное движение вперёд. И в этой связи в ближайшие годы акушерские стационары нашей страны должны научиться выхаживать и спасать новорождённых с экстремально низкой массой тела.
К ключевым технологиям, которые способны обеспечить выживание ребёнка с экстремально низкой массой тела, следует относить технологии первичной реанимационной помощи, ранние респираторные стабилизации, поддержание гомеостаза (то есть моделирование условий, которые максимально приближены к внутриматочным), обеспечение роста и развития с помощью нутритивной поддержки и лечебно-охранительного режима. (Следующий слайд.)
Помимо этого хотела бы сказать ещё об одном применении инновационных подходов в педиатрии – это внедрение аудиологического скрининга в рамках национального проекта «Здоровье». В 2008–2010 годах этим скринингом было охвачено более двух миллионов новорождённых и детей первого года жизни, выявлено более семи тысяч детей с нарушениями слуха и произведено уже 1700 операций в течение 2009–2010 годов.
С 2010 года реализуется пилотный проект по удалённой настройке речевого процессора кохлеарного имплантата с использованием телекоммуникационных технологий, которые внедряются на территории десяти регионов Российской Федерации. Это существенно влияет, конечно, на здоровье наших детей. И довольно значительное количество детей открывают возможности возвращения к полноценной жизни вместо инвалидности, что ещё вчера было абсолютно невозможным.
И третье направление, о котором я сегодня бы хотела сказать, – это новые продуктовые решения. (Следующий слайд.) Как уже отмечалось ранее на многих совещаниях, доля отечественного производителя на рынках лекарственных препаратов, медицинских изделий и детского питания в настоящее время ещё достаточно низка, хотя в последние годы демонстрирует серьёзный прорыв в этом направлении.
Считаем целесообразным и правильным государственную поддержку развития тех отечественных компаний, которые обеспечат новое ресурсное наполнение как консервативных, так и инновационных медицинских технологий. Считаем, что на это направлена новая федеральная целевая программа развития фармацевтической и медицинской промышленности в Российской Федерации. (Следующий слайд.)
Мы сейчас наблюдаем, что российские компании в течение последних двух лет активно налаживают производство отечественных препаратов. Об этом свидетельствуют и те данные по регистрации лекарственных препаратов, которые мы видим. Однако по-прежнему сохраняется актуальность разработки и производства отечественных генноинженерных лекарственных препаратов, в том числе для лечения орфанных заболеваний. При этом наряду с разработкой принципиально новых и инновационных препаратов особенно остро стоит вопрос создания и организации производства именно препаратов с детской дозировкой.
В интенсивной терапии новорождённых и детей раннего возраста не менее важную роль играют (следующий слайд) инновационные лекарственные препараты и так называемые расходные материалы. Что к ним относится? Это катетеры, зонды, электроды, даже такое, может быть, незвучное, как наклейки на кожу. На сегодняшний день отсутствие рентгенконтрастной маркировки делает катетеры для внутреннего использования не только неудобными, но и потенциально опасными для детского населения.
И крайне важно сейчас разработать и начать выпуск так называемой искусственной кожи для недоношенных детей, прозрачных влаго- и воздухопроницаемых плёнок, не раздражающих кожу, которые служат для защиты от раздражений пластырем при фиксации трубок.
Хочу сказать, что у детей, которые рождаются с низкой и экстремально низкой массой тела, то количество трубок, которые присоединяются к маленькому тельцу и занимают порядка 20–30 процентов кожи, приводит к раздражениям и зачастую развитию инфекционных заболеваний. И как ни кажется это, может быть, таким незвучным, тем не менее с точки зрения выхаживания это имеет существенное значение.
Необходимо также разработать и наладить производство современных тест-систем для биохимического скрининга беременных на наследственные заболевания в первом триместре беременности. В плане развития инновационных технологий следует сказать о производстве отечественных наборов тест-систем для проведения диагностики наследственных заболеваний.
Ещё раз хочу подчеркнуть, здесь (на слайде) приведены компании, которые занимаются этим, но этого ещё крайне недостаточно для того, чтобы это направление было полноценно обеспечено расходными материалами.
Следующая тема – это специализированное питание. Во всём мире развиваются и внедряются в практику современные методы лечения наследственных заболеваний и обмена веществ. Для некоторых из этих заболеваний единственным методом лечения является использование в питании больного только специализированных лечебных продуктов питания, являющихся жизненно необходимыми.
Сегодня, к сожалению, в Российской Федерации лечебные смеси в ограниченном ассортименте производятся производителем ЗАО «Нутритек». Безусловно, идеальной пищей для любого ребёнка является материнское молоко, но в случае рождения ребёнка с экстремально низкой массой тела либо больного ребёнка специализированные продукты детского питания становятся одним из важнейших составляющих лечебного процесса и процесса выхаживания. В этой связи представляется целесообразным этой теме уделить существенно больше внимание.
И ещё одна тема, которая важна в продуктовой линейке, – это инфекционные тест-системы и вакцинопрофилактика. Сегодня можно с уверенностью сказать, что в области диагностики туберкулёза российской компанией «Генериум» предложен абсолютно новый инновационный продукт, не имеющий аналогов в мире, – это диаскинтест. Его применение позволяет выделить группу детей с аллергическими реакциями на туберкулин и практически вдвое сократить число детей, которым назначается химиотерапия. Это очень эффективная система.
Отдельно хочу сказать о вакцинопрофилактике. Российская научная школа микробиологии и вирусологии была и остаётся одной из сильнейших в мире. К сожалению, в последние годы позиции в этом направлении утрачены. Нам представляется, что настало время по-новому взглянуть на данную проблематику и сосредоточить свои усилия на трёх приоритетных направлениях: это разработка эпидемиологических математических моделей, формирование инфраструктуры банков биоматериалов и биотканей и разработка новых отечественных вакцин. Хочу сказать, что здесь мы должны говорить о глубокой интеграции научных школ, государственных компаний, частного бизнеса, федеральных органов власти с целью вывода данного направления на самые передовые рубежи в глобальной науке, в здравоохранении.
И в завершение хочу сказать следующее. Нам представляется, что настало время переходить на следующий этап совершенствования медицинской помощи – это построение эконометрических моделей, позволяющих гибко подходить к управлению структурой и стоимостью медицинской помощи, при этом гарантируя её неизменное качество. И, конечно, эта работа должна подкрепляться изменением нормативно-правовой базы, над которой сейчас ведётся соответствующая работа.
Д.МЕДВЕДЕВ: Чтобы нам не только слушать представителей Правительства, предлагаю немножко отвлечься и послушать представителей бизнеса, врачебных организаций. Пожалуйста, председатель совета директоров ЗАО «Генериум» Шустер Александр Михайлович.
А.ШУСТЕР: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!
Проект стартовал на таком же заседании коллегии чуть меньше чем два года назад в посёлке Вольгинский. (Следующий слайд.) Он состоял из двух частей – инфраструктурной, подразумевавшей строительство завода, исследовательского центра и селибатной зоны, и, собственно, ниокровской, предусматривавшей разработку целого ряда препаратов, необходимых для диагностики и лечения тяжёлых и социально значимых заболеваний. (Следующий слайд.)
За это время что нам удалось сделать? Нам удалось построить завод, оснащённый по последнему слову техники, часть оборудования уникальна для России, так же как и уникальна часть технологий. Нам удалось построить около 10 тысяч квадратных метров жилья и объектов социальной инфраструктуры, удалось построить и оснастить институт. Параллельно с решением инфраструктурных задач двигалась и наша научная программа, научно-прикладная, так бы я назвал. (Следующий слайд.)
Применительно к теме сегодняшнего совещания хочу сказать, что в портфеле нашей компании шесть продуктов, предназначенных для применения в педиатрии: два из них уже реализованы и выпущены на рынок и четыре препарата находятся на той или другой стадии разработки. (Следующий слайд.)
Препарат «Растан» – это первый отечественный генноинженерный продукт, который был закуплен в рамках программы «7 нозологий». В 2010–2011 году мы закрыли на 100 процентов потребности России в этом продукте. В прошлом году выпустили его самую современную форму – это растворённый продукт со специальным прецизионным девайсом для его введения.
Такая композиция в России встречается первый раз, а сама шприц-ручка или дозатор предоставляются пациентам бесплатно. (Следующий слайд.)
Что касается диаскинтеста – это новый тест и оригинальный продукт. На этом слайде представлены его преимущества в сравнении с тем продуктом, который существовал здесь уже десятки лет, я имею в виду пробу Манту. (Следующий слайд.)
Д.МЕДВЕДЕВ: Этот препарат уже присутствует. Сейчас он уже какое количество детей охватывает, в процентах?
А.ШУСТЕР: Сейчас уже третий год идёт, в год делается около трёх миллионов проб с его помощью.
Д.МЕДВЕДЕВ: Если взять обычную реакцию Манту и соответствующий диаскинтест?
А.ШУСТЕР: 10 процентов.
Д.МЕДВЕДЕВ: Точность существенно выше?
А.ШУСТЕР: Вдвое как минимум. И чувствительность тоже гораздо выше. Мы надеемся, что при применении этого препарата мы наконец начнём лечить именно тех, кто болен, и не будем делать химиопрофилактику тем, кому это не надо. Это абсолютное доказательство, приведённое здесь, на более чем тысяче пациентов.
Далее. Перспективные разработки, опять же упоминавшиеся (следующий слайд), так называемые орфанные болезни и орфанные препараты – была неписаная инициатива Минздрава, нас попросили более двух лет назад заняться ими, мы ими занялись, всеми тремя продуктами. Они очень дорогие, но нам, по-видимому, с применением современных технологий удастся значительно уменьшить цену и, соответственно, нагрузку на бюджет при выпуске их на рынок. (Следующий слайд).
Уже при ныне действующих ценах в нашем проекте указано, что мы будем экономить государству где-то около 330 миллионов рублей в год при промышленном выпуске.
Д.МЕДВЕДЕВ: А у нас сейчас вообще есть проблемы с этими препаратами, я имею в виду, ввоз в страну…
А.ШУСТЕР: Они на 100 процентов импортные. И вообще это очень серьёзный вопрос, потому что, если ребёнка начинать лечить этим продуктом, останавливаться нельзя, возникает отскок, и он погибает.
Д.МЕДВЕДЕВ: Я помню, когда мы обсуждали новый акт о здравоохранении, как обычно, эмоции зашкаливали, у нас люди редко что-то читают сплошняком, обычно какие-то либо фразы выхвачены, либо просто информация передана из уст в уста, и возникло ощущение, что эти орфанные препараты вообще запретят к ввозу. Но сейчас у нас часть зарегистрирована, и мы их ввозим.
А.ШУСТЕР: Ещё один продукт, который, как нам кажется, крайне важен для педиатрии, – это человеческое моноклональное антитело против респираторно-синцитиального вируса. Это основная причина вирусных заболеваний, инфекций нижних дыхательных путей у детей первых двух лет жизни. И фактически к двухлетнему возрасту хотя бы раз, но каждый из младенцев перенёс такую инфекцию, у неё довольно высокая летальность.
Во всём мире существует единственный продукт, аналог которого мы собираемся сделать. Он применяется в США, в Европе, в Японии. Он очень эффективен. Количество пациентов в Российской Федерации, к сожалению, велико, но есть такой парадокс. При теоретически рассчитанной потребности в препарате – 21 килограммов в год – закупки в Российской Федерации составили в прошлом году 50 граммов. Поэтому мы хотим сделать этот продукт и хотим его сделать как минимум вдвое дешевле, чем он существует сейчас. Это амбициозная задача, но мы очень надеемся, что мы её решим. (Следующий слайд.)
Так как у нас уже фактически существует полная база, есть возможность от молекулы дойти до производства, и база уже фактически функционирует, мы готовы представить твёрдый план работ по каждому из препаратов, находящихся у нас в портфолио. И, конечно, очень хотим, чтобы уже в следующем году по всем четырём продуктам мы вступили в клинические испытания. Шансы сейчас мы оцениваем для этого уже выше чем 50 процентов.
В заключение могу сказать только одно. Мы находимся в движении и надеемся, что это движение будет только ускоряться.
Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос возник. Вот это движение – это реальное здание или пока компьютерная графика?
А.ШУСТЕР: Я скажу. Это здание четыре месяца назад. Сейчас оно более красивое изнутри, чем снаружи, поскольку совсем другая технология применена внутренняя. Я скажу, что для любого учёного (я в прошлом учёный) мечта всей жизни – работать в таких условиях.
Д.МЕДВЕДЕВ: Здесь присутствуют наши коллеги, которые представляют иностранные крупные компании. Поэтому хотел бы передать слово господину Луи Жодару – вице-президенту компании «Пфайзер».
Л.ЖОДАР: Господин Президент, уважаемые министры и гости!
Для меня высокая честь и привилегия находиться здесь. Позвольте посвятить пять минут моего выступления вопросам иммунизации. Это, собственно, моя работа в течение последних 20 лет нашей компании. (Следующий слайд.)
Сегодня мы рассмотрим вопросы заболеваний, связанных с пневмококками, отмечаемых у детей. Наиболее острые клинические проявления вызывают до 30–40 процентов детской, младенческой смертности, в особенности в развивающихся странах, в связи с пневмококками. До миллиона детей погибает каждый год в результате этого заболевания. Все, у кого есть дети, знают, что ребёнок в течение своего детства хотя бы один раз заболевает детскими болезнями.
Позвольте также сказать о нашей работе с неправительственными организациями и специализированными организациями. ВОЗ и ООН поставили задачу снизить детскую смертность на 50 процентов в течение последующих 10–20 лет. Вакцина против пневмококков – это одно из лекарств, которое позволяет снизить детскую и младенческую смертность. Мы, в частности в рамках ВОЗ, рекомендуем развивать процессы иммунизации и вакцинации в соответствии с целями тысячелетия, провозглашёнными в Декларации ООН. (Следующий слайд.)
Если посмотреть, вы увидите динамику и тенденции в снижении заболеваний этой инфекцией. Не только дети, прошедшие вакцинацию, защищены этой вакциной, но и за счёт прерывания связи между разными возрастными группами мы можем на 65 процентов снизить детскую пневмонию среди других групп.
Вы говорили о респираторных заболеваниях. Снижение случаев такой инфекции может привести к значительному снижению острых респираторных заболеваний, на 40 процентов снизить показатели госпитализации и приёма антибиотиков, учитывая опасность такого лекарства.
На следующем слайде мы видим, как распространяются программы иммунизации в рамках национальных программ. Мы считаем, что вакцинация против этих видов заболевания должна дополнить традиционные виды прививок для детей. Мы надеемся на активное участие России в программе глобального альянса по борьбе с детскими заболеваниями.
Мы имеем большую привилегию, и нам оказана большая честь в рамках проекта делокализации в России. Мы устанавливаем партнёрские отношения с «Петроваксом» – фирмой по производству соответствующих вакцин, включающих 13 господствующих серотипов. Наше партнёрство предусматривает передачу технологий, совместное производство. Мы считаем, что эта программа очень важна. Вы отмечали, что вводятся не только профилактические превентивные инструменты, но и повышаются стандарты и нормативы соответствующих медицинских показателей.
«Пфайзер», как и другие фармацевтические компании, заинтересован в реализации совместных проектов. Мы приступили к этапу выполнения: подписан контракт, работа началась. Мы надеемся, что реализация совместного проекта «Пфайзер» и «Петровакс» будет отвечать целям и приоритетам государства и Правительства в Российской Федерации в программе до 2022 года.
Д.МЕДВЕДЕВ: Прозвучали два выступления, связанные с созданием новых предприятий по производству препаратов, в том числе с участием иностранных партнёров. Теперь для обобщения хотел бы передать слово Министру промышленности и торговли Виктору Борисовичу Христенко.
В.ХРИСТЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!
В первую очередь два года деятельности Комиссии, в том числе два года приоритетов в фармацевтике и медицинской технологии, в определённой степени знаковые для всех изменений, о которых мы сегодня слышим и о которых мы сегодня не слышим в силу ограниченности времени, поскольку изменения носили и системный, и проектный характер. За это время, самое главное, создана достаточно эффективная инфраструктура деятельности, которая позволяет отбирать проекты, позволяет сопровождать, содействовать реализации этих проектов.
И это вылилось в то, что на сегодняшний день существенным образом изменено законодательство. Во многих элементах его составляющих принята стратегия «Фарма-2020», принята федеральная целевая программа по фарма- и медицинской технике, которая 31 марта вступила в свою законную силу. И сегодня уже мы имеем результаты, о которых коллеги докладывают.
Я, может быть, вернусь к одному из проектов, о котором господин Шустер докладывал, по «Генериуму», и обращу внимание на диаскинтест как не только инновационную российскую разработку – это, конечно, безусловно, важно, ведь взаимодействие с глобальными игроками за эти два года сложилось в самых разных форматах и по самым разным направлениям. В частности, что, наверное, не менее важно в качестве оценки этой работы, – один из первой тройки глобальных компаний и глобальных игроков на рынке не просто заинтересовался диаскинтестом, а, собственно говоря, выстраивает совместную работу по продвижению этого продукта на глобальный рынок уже за пределы Российской Федерации.
И в этой связи такого рода взаимодействие с глобальными игроками (сейчас «Пфайзер» с «Петроваксом» демонстрировали этот проект, такой же проект есть у «ГлаксоСмитКляйна» и «Бинофарма») – достаточно интересные направления, которые выстраиваются во всех звеньях создания новых продуктов и деятельности на разных рынках.
Не менее важно, что в рабочую группу Комиссии вошло уже более 300 проектов, из них 52 группой рассмотрены, 21 одобрен и пять получили статус или утверждение президентских. Кстати, проект «Генериум» был первым, который рассматривался на первом заседании Комиссии в августе 2009 года, на площадке, где ничего не было и где сейчас, собственно, такой уникальный объект не только соединяет производственную инфраструктуру и исследовательскую, но и социальную, и жилищную инфраструктуры.
Федеральная целевая программа в этой связи в разделе поддержки и разработки инновационных медицинских препаратов на 2011 год содержит 59 проектов на сумму в бюджетной поддержке около 700 миллионов рублей, на 2012 год – 92 проекта на сумму более 2,6 миллиарда рублей. И все эти направления состыкованы с тем систематизмом, который мы сейчас обсуждаем, то есть педиатрия с детским здравоохранением.
И если в фармацевтике подчас можно говорить о дозировках, неких специальных формах применения, то в медицинских изделиях и в медицинской технике дело несколько сложнее и требует немного других усилий. В этой связи, наверное, заслуживает внимания и та деятельность, которая в рамках Уральского оптико-механического завода развёрнута у нас по созданию специальных средств для работы с недоношенными детьми в начальном периоде их жизни.
И в этом смысле могу сказать, что целый ряд других направлений, например, создание и кохлеарных имплантатов, и создание телескопических эндопротезов, рассчитанных специфическим образом для детского здравоохранения, на сегодняшний день могут стать проектами федеральной целевой программы. Я говорю, могут стать, поскольку работа по формулированию финального технического задания на разработку таких вещей сейчас идёт, и у нас в этой связи предусмотрены ресурсы на эти цели. В частности, по федеральной целевой программе в этом году уже будут запущены 22 проекта по медицинским изделиям и медицинской технике на общую сумму 252 миллиона рублей поддержки, а в следующем, 2012 году – 60 проектов на сумму поддержки более 1,5 миллиарда.
В этой связи ещё раз хочу подчеркнуть, что инфраструктура, инструменты и механизмы на сегодняшний день, по сути, подготовлены достаточно комплексно, и законодательство существенно поменялось, поэтому у нас есть все возможности для того, чтобы активно запускать процесс создания и выпуска не только на российский рынок новых продуктов.
Д.МЕДВЕДЕВ: В конечном счёте всё проверяется, что называется, «на земле», то есть в момент практики, поэтому хотел бы передать слово врачу-педиатру детской городской поликлиники города Калуги Ларисе Юрьевне Мироновой.
Расскажите, как у вас это воспринимается.
Л.МИРОНОВА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Участники совещания! Спасибо за предоставленную возможность выступить.
После окончания медицинского института в 1990 году я стала работать участковым педиатром и с тех пор, за исключением небольшого перерыва, занимаюсь лечением детей. Многие перемены, происходящие за эти годы, меня коснулись. Я имею представление об общих тенденциях развития участковой педиатрии как части медицины.
Конечно, уровень жизни населения в стране с 90-х годов значительно вырос. Но не обратить внимания на проблемы, возникшие сейчас в медицине, невозможно. Большое количество созданных в последнее время высокотехнологических центров – это замечательно, но, на мой взгляд, всё-таки медицина начинается с рождения ребёнка. То качество здоровья, которое формируется у детей под неусыпным вниманием участковых педиатров, – это залог будущего здоровья нации. К сожалению, так получается, что этот период выпадает из поля зрения руководителей.
Проблемы, ставшие за это время наиболее актуальными, на мой взгляд, следующие. За последние 10–15 лет в разы выросла нагрузка на участкового врача и педиатра вследствие увеличения рождаемости, возросшего количества детей на участке, роста заболеваемости детского населения, увеличения возможностей детской диагностики и, как следствие, увеличения количества обследований и отчётной документации. Вследствие акцента на профилактическую работу включение в диспансеризацию разных групп населения ведёт к дополнительным исследованиям. Всё это делает наш график работы более плотным, то есть значительно больше получается бумажной работы, что не способствует улучшению здоровья детей.
На фоне увеличившейся нагрузки вторым важнейшим вопросом в участковой педиатрии является дефицит и старение кадров. Так, в Калужской области обеспеченность кадрами в полтора раза ниже, чем в среднем по Российской Федерации и Центральному федеральному округу. Средний возраст участковых врачей нашей поликлиники – это 50–55 лет. За последние 20 лет в нашу поликлинику пришло всего лишь два врача после интернатуры и то в 2010 году, а желания работать в участковой службе у выпускников медицинских институтов нет, престиж этой специальности очень низок. Мы медленно превращаемся из профессии врачевателя в сферу обслуживания населения.
Мы считаем, что необходимо всё-таки поднимать авторитет участкового врача, в том числе и с помощью средств массовой информации. Участковая надбавка в размере 10 тысяч рублей с 2006 года была своевременной стимуляцией и приостановила развал участковой службы, но сейчас с учётом инфляции эта зарплата не удовлетворяет жизненным потребностям. Низкая первоначальная ставка врача-педиатра, это врач-педиатр высшей категории, – 4500 рублей, ведёт к нежеланию коллег совмещать работу на смежных участках во время болезни или отпуска сотрудников, так как федеральные выплаты осуществляются от первоначальной ставки, хотя работа выполняется в полном объёме.
И ещё одно пожелание. В нашей области отработаны взаимодействия с федеральными клиниками, сложились хорошие рабочие отношения, тем не менее хотелось бы возродить институт кураторства объектов федеральными медицинскими учреждениями. Это решило бы вопросы преемственности в оказании помощи детям и помогло бы врачам первичного звена в профессиональном росте.
В связи с вышесказанным хочется выделить следующие задачи – повысить престиж профессии участкового врача-педиатра, привлечь к работе молодых специалистов, повысить заработную плату и уменьшить количество детей на участке до 500 человек.
Спасибо за внимание.
Д.МЕДВЕДЕВ: Лариса Юрьевна, здесь про лекарства выступали и Министр, ещё Министр и два руководителя предприятий, которые занимаются соответствующим бизнесом. А что Вы можете сказать по поводу лекарств?
Л.МИРОНОВА: Естественно, лекарственные препараты нужны в педиатрической практике. Иногда бывает, что назначаешь препарат, а на самом деле в аннотации написано: детям с трёх лет, детям с одного месяца. Но бывают ситуации, когда мы назначаем эти препараты и более младшим группам… Более младшим – не в соответствии с аннотацией.
Д.МЕДВЕДЕВ: Это то, что я сказал, в смысле препарат, который не имеет педиатрического, так сказать, измерения, то есть он не приспособлен для употребления детьми.
Л.МИРОНОВА: Да. И по поводу дигоксина тоже хочется сказать. По препарату дигоксин нам делали «навесочки» в аптеке, сейчас запретили делать вообще детям порошковую форму дигоксина, а выпуска формы дигоксина для маленьких детей нет. Но когда дети с пороками сердца, им назначают этот препарат. И бывает так, что или аптеки делают эти порошки, или вообще нечем лечить детей.
Д.МЕДВЕДЕВ: У нас есть коллеги, которые также представляют медицину. Есть желание что-то добавить? Есть что сказать по поводу инновационных технологий в детском здравоохранении?
И.ДЕДОВ: Уважаемые коллеги!
Конечно, сделано очень много, и сегодня академическое сообщество готово включиться по полной программе. В материалах мы не раз уже обсуждали, что где-то 17–21 процент – это всё-таки хромосомные аберрации, это наследственное. И, конечно, очень важно медико-генетическое консультирование до того, как уже наступает беременность. И в этом отношении сегодня организованы три площадки, но мы могли бы сегодня подключить и Санкт-Петербург (там мощная база) и, конечно, Иркутск, Новосибирск и московские базы медико-генетического консультирования, потому что прогноз рисков заболеть не только хромосомными, но и моногенными болезнями, конечно, исключает и даёт очень высокий процент prevention, как мы называем, это не обычная профилактика.
Если говорить сегодня о том, что мы переходим на экстремально низкие массы, конечно, это вызов любой системе здравоохранения, потому что это только 24 недели беременности. Ещё 16 недель – и за каждый день беременности, безусловно, надо буквально биться, потому что на этом уровне прерываются и основные регуляторные факторы, то есть гормоны матери, плацента, которая помогает. И в этом отношении функционально это ещё абсолютно не только недоношенный, а неразвитый организм. Ещё в пять раз надо увеличить и массу тела (примерно хотя бы до 2,5 или 3 килограммов), и, конечно, ростовые факторы.
Если мы идём на это, Татьяна Алексеевна справедливо сегодня сказала относительно того, что каждый случай, конечно, будет расцениваться как уже живородящий, следовательно, летальность при этом возрастает и дефекты всё-таки основных систем, конечно, при этом возрастают. Поэтому перинатальные центры сегодня – это не только роддом с кювезами, то есть улучшенный.
Нам нужно сегодня думать относительно того, чтобы педиатрическая служба была со стыковочным комплексом для перинатальных центров. Если говорить об этих детях, то ведь нужно такие препараты иметь, как гормон роста, гормоны щитовидной железы и гормоны надпочечника. Это три фактора, которые определяют созревание и лёгочной системы, и, совершенно естественно, все ростовые факторы. Гормоны щитовидной железы – это дифференцировка всех тканей. Поэтому, естественно, когда мы говорим сегодня, что выходим на другой уровень, то надо продумать, безусловно, эти центры реабилитации, перинатальные центры и детской реабилитации.
Мы с коллегами говорили, просчитали всё, что надо, каким это образом, какие факторы нужны для реабилитации, кадры и, конечно, материально-техническое сопровождение. Это реально. И, конечно, мы с Минздравом работаем сегодня абсолютно синхронно, вплотную. Думаю, что это повод очень серьёзный для того, чтобы мы энергично включились в реализацию тех проектов, которые сегодня прозвучали. Это если коротко.
Генетику сегодня надо в обязательном порядке решать. И я Вам скажу, как только геном человека был определён, сегодня Америка, тот же Китай имеют более 100 площадок полномасштабного сиквенса генома человека. У нас только один, я знаю, как раз в институте – Скрябин Георгий Константинович. Но это фундаментальные исследования, а нам нужно переходить уже и иметь такие площадки.
Это недорого стоит. Сегодня за пять дней можно посмотреть геном персонально. Когда моногенный – там легко, и мы сегодня это делаем. Но когда разбросано по разным хромосомам, конечно, сегодня это необходимо осваивать, эти технологии, и это открывает огромные перспективы для прогноза рисков, а риски можно нивелировать. Опыт в этом отношении у нас есть хороший.
Скажем, сегодня риски заболеть иммуногенетическим сахарным диабетом первого типа мы прогнозируем. И эти риски можно нивелировать, мы знаем тактику, как вести таких больных. Это действительно огромные перспективы, которые мы получили как раз при определении генома человека.
Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич, здесь мы работаем, и академическое сообщество сейчас активно включилось во все процессы, которые сегодня стоят как раз перед модернизацией здравоохранения России.
<…>.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

&times;
&times;
продажа комплектующих для лестниц