1 Где исчез нацпроект | Медицина Российской Федерации
Где исчез нацпроект 05.05.2011

Где исчез нацпроект

Конфликт доктора Л. Рошаля и Минздравсоцразвития заставил вспомнить о судьбе нацпроекта «Здоровье»
У окошка льготной аптеки вздыхает старушка: «До чего нас довели - всего 20 таблеток в месяц дают». Жалобы и обиды на существующую систему приходилось выслушивать и Павлу Воробьёву, профессору, члену исполкома Пироговского движения врачей России, осуществившего автопробег «За справедливое здравоохранение». Пообщавшись с врачами и жителями поселков и маленьких городков, он сделал неожиданный вывод: никакого нацпроекта в области здравоохранения не было и нет.
«Главный критерий эффективности программы ДЛО - число неотоваренных рецептов, - рассказывает Воробьев. - Как их уменьшить? Правильно, не выписывать. Перебои в закупках постоянные, многомесячные. А врачи в глухой обороне. Ведь им надо как-то объяснить больным, почему бесплатно выписать лекарство нельзя, почему лечиться в стране можно только за свои деньги и еще много всяких «почему». Почему, например, покупая лекарство, больной платит государству налог, сопоставимый с исходной ценой самого лекарства у производителя?» <…>
«Не дай бог в нашу гинекологию попасть, - говорит пожилая пациентка больницы. - Мы после операции еще шатаемся, по стенке ходим, а нас через 3 дня уже домой выкидывают».
«Выкидывать» велят так называемые МЭСы - медико-экономические стандарты. Они определяют, сколько дней при данном заболевании пациента надо лечить в стационаре. «Такие стандарты нередко связывают руки врачам, - поясняет Максим Лакомкин, хирург, бывший советник руководителя Росздравнадзора. - Если больной требует длительного лечения, а срок госпитализации по МЭС уже закончился, врачу приходится ставить новый диагноз.
И наоборот: вылечили человека быстро - все равно пусть лежит, пока МЭС не истечет. А то денег больница не получит. <…>
Идея создать 500 центров здоровья для профилактики заболеваний превратилась в бутафорскую. «Вставили эти кабинеты в старые поликлиники, где-то холл для этого закрыли, где-то медицинские кабинеты.
В них поставили диковинное «диагностическое» оборудование, - продолжает П. Воробьев, - которое неведомо что прогнозирует (никакой научной проверки эти комплексы не проходили). Например, компьютер говорит курящему, что он курит. Понятно, деньги на этом заработали, и немалые».<…>
Но самое важное - скоро уже некому будет посылать в эти центры больных. В селах работают практически одни пенсионеры - кто поедет туда трудиться без квартиры, за нищенскую зарплату, без всяких перспектив?
Другая популярная программа - посты скорой помощи на федеральных трассах. «Один действенный вызов «скорой» с такого поста стоит около 1 млн. (!) руб., - объясняет П. Воробьев. - Число вызовов - 1-2 раза в месяц, остальное время бригада простаивает. Было бы лучше везти пострадавших не в райбольницу (ее как ни оснащай, в ней никогда не будет нейрохирурга), а в областную. Для этого можно использовать вертолеты, ведь цена одной винтокрылой машины - около 1 млн. долл.».<…>
Есть и еще масса вещей, за которые Минздравсоцразвития справедливо критикуют. Но за эффективность использования средств все-таки отвечают чиновники на местах. Если для руководства региона здоровье жителей в приоритете и они готовы давать на это деньги, то и дела там постепенно налаживаются.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

&times;
&times;