1 Совещание по перинатальным центрам и региональным программам модернизации здравоохранения в Рязани | Медицина Российской Федерации
Совещание по перинатальным центрам и региональным программам модернизации здравоохранения в Рязани 14.03.2011

Совещание по перинатальным центрам и региональным программам модернизации здравоохранения в Рязани

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня в нашей повестке – два важнейших вопроса, связанных с повышением качества и доступности медицинской помощи, с эффективной охраной здоровья граждан страны. Прежде всего посмотрим, как реализуется проект по созданию сети новых перинатальных центров. И во-вторых, поговорим о готовности субъектов Федерации к полноформатному запуску региональных программ модернизации здравоохранения.

Первая тема – перинатальные центры. Ситуация по этим центрам в целом известна: мы с вами уже обсуждали эту тему в Твери в августе 2010 года. Прошло шесть месяцев – сегодня предлагаю провести промежуточные итоги и проанализировать, что и как делается.

Напомню: мы запланировали построить 24 перинатальных центра – два федеральных и 22 региональных. В 2008–2010 годах на их строительство и оснащение направили 19 млрд рублей из федерального бюджета. Учитывая просьбы руководителей регионов, губернаторов, в 2010 году было дополнительно выделено ещё 800 млн рублей: Забайкальский край получил 200 млн, Ярославская область – 500, Рязанская область – 100 млн, это просто для примера.

На сегодня 11 перинатальных центров уже работают. Мы только что были в одном из них здесь, в Рязани. Этот центр открылся совсем недавно – 1 марта.

Открыто в 2009 году два региональных центра в Калининграде и Иркутске; в 2010 году – шесть региональных центров: в Твери, Волгограде, Кирове, Кемерове, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, а также федеральный центр в Санкт-Петербурге и федеральный Центр сердца, крови и эндокринологии имени Алмазова (в сентябре); в 2011-м – в Курске (в феврале) и в Рязани только что, в марте.

Подчеркну: перинатальные центры создавались, чтобы оказывать высокотехнологичную помощь в трудных или в самых трудных случаях, там, где возможностей обычных медучреждений, роддомов явно недостаточно.

В новых перинатальных центрах уже принято около 20 тыс. родов. Квалифицированную консультацию получили порядка 50 тыс. женщин. Отдача от таких центров очевидна. Например, в Калининградской области после открытия центра младенческая смертность снизилась более чем на 35%, и это только за один 2010 год.

В марте был проведён социологический опрос среди пациенток этих новых перинатальных центров. Я думаю, уважаемые коллеги, вам будет любопытно ознакомиться с результатами этих опросов, услышать, узнать то, о чём говорят люди. Тем более всё, что связано с текущей работой центров, – это зона прямой ответственности региональных властей. Вот мы сейчас, как я уже сказал, побывали в таком центре в Рязани. Конечно, знаете, это такой медицинский дворец, я бы сказал: современный, красивый, оснащённый по-современному, самое современное, классное оборудование, коллектив замечательный, опытные молодые перспективные люди. И не хочется говорить о каких-то проблемах, не хочется о грустном, но надо, потому что проблем ещё очень много. И прошу всех коллег, прежде всего руководителей регионов, обратить на это самое пристальное внимание.

Так, некоторые пациентки жалуются, что им пришлось платить деньги, чтобы попасть в новый перинатальный центр. Кроме того, они должны были оплачивать и лекарства. И я не очень понимаю - почему. Ну почему?! В частности, факты требования денег были отмечены в Кирове, пациентки из Иркутска, Ростова, Екатеринбурга, Калининграда, Курска, Твери сталкивались с формальным и даже грубым отношением персонала, говорят об элементарной нехватке бытового оборудования – чайников, халатов, столиков, о некомфортных условиях в палатах - ведь современные центры, а там то холодно, то жарко. В некоторых центрах отсутствуют аптеки, буфеты, магазины, терминалы оплаты сотовой связи. Есть претензии по качеству питания – одним словом, не решены вопросы, без которых трудно представить нормальную обстановку. Кстати, практически нигде нет выхода в интернет, а это, как мы понимаем, один из самых удобных способов сегодня пообщаться с близкими. Тем более, это же перинатальные центры, это роддома, современные, технологичные, и в режиме видеоконференции родственникам такая связь была бы как нельзя кстати, очень востребованной. Поэтому проблему с подключением к интернету нужно решать как можно быстрее.

Я ещё раз подчеркну: наша задача – создать в полном смысле современные медицинские центры, где будут учтены все аспекты: от передовых технологий до создания комфортных бытовых условий. И тут многое зависит от заинтересованной работы всех властей – и федеральных, и региональных.

Важнейшая задача – сформировать крепкие профессиональные коллективы, привлечь специалистов: врачей, средний медицинский персонал. Нужно сделать всё, чтобы повысить престиж работы в подобного рода медицинских учреждениях и в целом авторитет профессии врача, медицинского работника.

Я уже говорил, выступая в Брянске, что с 1 июня мы проведём индексацию зарплат бюджетников на 6,5%, а к осени постараемся найти ресурсы для ещё одного увеличения оплаты труда. Но в связи с программами модернизации здравоохранения уже сейчас, в самое ближайшее время, должны происходить изменения в оплате труда. Конечно, и регионы должны этим заниматься. Надо расставить правильные приоритеты в своих бюджетах, поддержать медработников, создать дополнительные возможности для решения их жилищных и других социальных вопросов.

Есть и положительные примеры. Так, в Свердловском перинатальном центре врачи получают уже до 40 тыс. рублей, средний медперсонал – до 20 тыс. Это уже прилично.

В Кемеровской области есть хороший опыт обеспечения жильём молодых специалистов с использованием механизма ипотеки. Несмотря на проблемы с региональным бюджетом, в Пензенской области приняли решение предусмотреть разовые выплаты и ежемесячные надбавки для врачей. И, конечно, все эти подходы можно только приветствовать.

Было бы правильно задуматься и об организации стажировок, профессиональной переподготовке персонала. Врачи центров должны иметь возможность повысить свою квалификацию в лучших клиниках России и за рубежом. Пока специальную подготовку прошла лишь четверть медицинских работников перинатальных центров. Пока только четверть.

Нужно вкладывать деньги в квалификацию специалистов и думать о будущем. Важнейший приоритет – внедрение современных систем организации медицинской помощи. Центры должны работать с максимальной отдачей. Пациентов мы должны избавить от очередей и ожиданий, а врачей – от бесконечной писанины. Отмечу в этой связи, что пока только в рязанском и калининградском перинатальных центрах ведутся электронные истории болезни.

Вот мы сейчас с губернатором говорили. Он в своё время не пожадничал – включился в эту работу. Очень удобно и для пациентов, и для врачей. Очень удобно! И главное – это не просто удобно, это повышает качество и обслуживания, и самой медицинской помощи, потому что даёт возможность создать в перинатальных центрах, так же как и в высокотехнологичных медицинских центрах, целую систему. В данном случае здесь, в Рязани, по всей Рязанской области, всех поставить на учёт и вовремя оказывать квалифицированную помощь и предоставлять хорошую своевременную консультацию.

О перинатальных центрах в Воронеже, Краснодаре, Мурманске, Саранске, Саратове, Томске и Ярославле - о них хотел бы сказать несколько слов. По данным Минздравсоцразвития, ввод в эксплуатацию планируется в Воронеже 30 июня, в Краснодаре – 10 марта, в Мурманске – 31 марта, в Саратове – 30 мая, в Саранске – 30 апреля, в Томске – 30 марта, в Ярославле – 23 мая. По моей информации, строительные работы на всех этих объектах уже закончены. Однако ввод в эксплуатацию затягивается, и затягивается абсолютно неоправданно. При грамотном планировании работы никаких трудностей с закупкой и монтажом оборудования быть не может. Например, в Воронеже стройку завершили к 1 января, а поставка техники ожидается только в апреле–мае, и ещё два-три месяца уйдёт на её установку. В итоге первых пациенток центр примет лишь к концу лета – это в лучшем случае!

Я прошу руководителей регионов взять подобные вопросы под личный контроль и до 15 апреля доложить о принимаемых мерах.

Ещё несколько вопросов о закупке оборудования. Не секрет, что предпочтение здесь отдаётся импортным образцам. И до 2008 года организации приобретали буквально единичные экземпляры отечественного производства. Сейчас положение дел постепенно меняется, на российскую технику приходится уже порядка 11%. Конечно, и этого мало, что говорит о том, что мы должны больше уделять внимания развитию отечественной медицинской промышленности. Я об этом скажу чуть позднее. Вы наверняка знаете, что мы приняли отдельную федеральную целевую программу – я упомяну об этом ещё.

Обращаю внимание не только региональных властей, но и руководителей медучреждений, прежде всего самих производителей. У государства есть такая возможность, мы хотим это делать, но нам нужна современная, на уровне мировых образцов техника. Предприятиям нашей медицинской промышленности следует самым серьёзным образом пересмотреть структуру и качество своей продукции, сделать её конкурентоспособной, а значит, востребованной, провести глубокую модернизацию производства, технологической базы. Мы готовы помогать. Я только что об этом сказал, ещё раз повторю: Правительство планирует направить крупные федеральные средства на развитие медицинской и фармацевтической промышленности – это более 120 млрд рублей, в том числе 40 млрд целевым образом пойдёт на организацию производства современного медоборудования.

Несколько слов по поводу стоимости закупаемого оборудования. Если смотреть документы, то получается, что одна и та же медтехника, причём заказанная у одного и того же производителя, отличается по цене иногда в разы. Разброс по регионам просто бросается в глаза. Несколько примеров. Для центра в Иркутске закуплен кувез для транспортировки новорождённых немецкого производства по цене 800 тыс. рублей, а для центра в Перми то же самое уже за 1 млн 300 тыс. рублей. Разница – 160%. Для центра в Саранске закуплена эндоскопическая стойка немецкого производства с набором инструментов для полного объёма операции по цене 3,9 млн рублей, а для центра в Курске – то же самое, но уже за 7 млн рублей. Разница – 177%. Но есть и гораздо более печальные примеры.

В Кемерове закуплен дефибриллятор производства Японии за 84 тыс. рублей, а для центра в Краснодаре такой же – за 464 тыс. рублей. Разница-то какая! Я всё понимаю, есть посредники, фирмы-производители работают только с ними. Мы вот обсуждали с министром: у нас складывается иногда впечатление, что идёт какой-то даже ценовой сговор между основными производителями, в мире их не так много. Но такая разница!. По времени: что-то купили в начале года, что-то купили в конце года, это всё влияет на цены, но 84 тыс. и 464 тыс. – это вообще никак объяснить невозможно. Такая ситуация абсолютно недопустима. Я прошу коллег в регионах следить за этим, не забывать, что все мы несём персональную ответственность за то, что происходит в этой сфере. Напомню: я уже дал соответствующее поручение определить порядок, по которому устанавливается первоначальная цена контракта. Минэкономразвитию, Минфину и ФАС России надо завершить эту работу в кратчайшие сроки.

Теперь о центрах, строительство которых ещё продолжается. Это Благовещенск, Пермь, Курган и Чита. По материалам проверок Департамента контроля и проверки выполнения решений Правительства, объём выполненных строительно-монтажных работ на конец января 2011 года: Благовещенск – 75%, Курган – 30%, Пермь – 72%, Чита – 44%. По данным Министерства здравоохранения и соцразвития, ввод в эксплуатацию в 2011 году планируется: Благовещенск – 10 сентября, Курган – 1 декабря, Пермь – 1 августа и Чита – 1 октября. Кроме того, следует отметить, что по плану идут работы в Красноярске, где перинатальный центр, как и намечалось, должен открыться 15 декабря. С 2011 года начинается строительство перинатального центра в Москве - Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова.

Надо прямо сказать, строительство этих объектов затягивается, первоначальные сроки нарушены. Так, отставание фактических сроков выполнения работ от плановых в Перми составило 8–11 месяцев – почти год. Похожая ситуация – в Курганской области. Кроме того, Амурская область, Читинская, Курганская области не выполняют своих обязательств по софинансированию строительства центров. В 2010 году не освоили в Перми 208 млн рублей, в Кургане – 100 млн, направленных из госбюджета. На 1 января 2011 года по объёму финансирования строительства региональные обязательства выполнены в Амурской области на 14%, в Кургане на 17%, в Чите на 19,5%.

И ещё один момент. Фактическая стоимость строительства квадратного метра перинатального центра в регионах значительно отличается. Здесь похожая ситуация, что и с закупкой медтехники и оборудования. Я прекрасно себе отдаю отчёт в том, что по регионам разная стоимость, но всё-таки. В Чите, Благовещенске и Курске квадратный метр обходится в сумму порядка 40 тыс. рублей. Обратите внимание: в Чите и Благовещенске (это на Дальнем Востоке, где всё дорого) и в Курске – 40 тыс., а вот в Волгограде и Екатеринбурге – уже 60 тыс. Чем от Курска-то особенно отличается? В Перми –70 тыс. Нужно тщательно изучить эту строительную бухгалтерию и там, где не будет внятного обоснования цен, определить персональную ответственность каждого.

Завершая тему перинатальных центров, ещё раз подчеркну, что мы реализуем очень важный и нужный проект – проект, направленный на защиту материнства и детства, на развитие высокотехнологичного сектора в российской медицине. Поэтому прошу всех руководителей регионов уделять приоритетное внимание поддержке всей этой темы.

Когда мы говорим о защите материнства и детства, мы говорим о важнейшей части более масштабного проекта – проекта поддержки рождаемости, демографической программы в стране. Каждый из нас отдаёт себе отчёт в том, насколько эта тема важна для судеб страны, для будущего России. Хотел бы отметить, что программа перинатальных центров – это только часть этой большой программы по поддержке рождаемости, по демографической программе.

После открытия каждого из этих центров ваша работа не заканчивается. В постоянном режиме нужно заниматься их развитием, решать проблемы трудовых коллективов и в целом эффективно использовать возможности центров для совершенствования всей системы здравоохранения в регионе.

Кстати, о заработных платах. Мы сейчас с Олегом Ивановичем (О.И.Ковалёв), губернатором Рязанской области, подсчитали, он сам подсчитал, открыл свой «талмуд», посмотрел. Сегодня врачи в перинатальном центре, специалисты получают всего 12 тыс., средний персонал, конечно, и того меньше – 9 тыс. Подсчитали, что с переходом на новую систему, с запуском системы модернизации почти на одну треть – на 28% – вырастут зарплаты и у врачей, и должны подрасти у среднего персонала – на 21% вырастет у среднего персонала. Затем надбавки различного рода – в целом должно получиться здесь, в Рязани, у специалистов где-то 24–25 тыс. и больше, у среднего персонала – 12 тыс.

В регионах по-разному этот вопрос будет решаться. Но я прошу обратить самое пристальное ваше внимание на эту тему. По ходу реализации программы модернизации здравоохранения доходы медицинского персонала должны расти. Это заложено в самой программе модернизации здравоохранения. Прошу отследить это по каждому региону.

Теперь о региональных программах модернизации здравоохранения – второй вопрос нашего сегодняшнего совещания. Мы данный вопрос рассматривали в Иванове в 2010 году, в ноябре, в Калининграде – в декабре прошлого года и в Москве – уже в феврале 2011 года.

Правительство завершило рассмотрение всех представленных региональных программ 4 марта. Анализ был подробным и критическим и выявил ряд принципиальных вопросов. Так, ряд субъектов не выполняет решение о выделении в рамках программ не менее 25% средств на мероприятия по модернизации службы детства и родовспоможения. В Приморском крае, в Волгоградской и Сахалинской областях, в Еврейской автономной области на эти цели предусмотрено всего от 4% до 14%. Мы уже говорили о том, что, конечно, может быть, необязательно в каждом субъекте выделять именно 25%. В среднем должно быть 25%. Почему? Потому что где-то эти вопросы уже находятся в продвинутом состоянии, где-то уже вложены определённые ресурсы. Это правильно. До 14% я могу себе еще представить, 14–20%, но 4%! Я сомневаюсь, что в перечисленных мною областях всё так хорошо, что в процессе модернизации системы здравоохранения достаточно на вопросы, связанные со службой детства и родовспоможения, направить всего 4%.

В настоящее время идёт доработка программ и подготовка к подписанию соответствующих соглашений. Отмечу, что первые три соглашения уже подписаны: с Республикой Чувашия, Брянской и Пензенской областями.

Задачи региональных программ – это прежде всего повышение уровня доступности и качества медицинской помощи. Именно поэтому мы укрепляем материально-техническую базу и кадровой ресурс региональных медицинских организаций, требуем от них представлять помощь в соответствии с обновленными стандартами, внедряем в практическое здравоохранение современные технологии. Здесь отмечу, что для формирования единой информационной системы необходима чёткая концепция и прошу Минздравсоцразвития и Минкомсвязи ускорить её разработку.

И ещё один вопрос, на который я хотел бы обратить внимание, уважаемые коллеги, – это низкий уровень разъяснительной работы. Судя по вопросам, которые звучали на недавней конференции в Брянске, не только жители регионов, но и даже специалисты подчас, главные врачи областных больниц, не знакомы хотя бы с общими контурами этой программы: что будет делаться, какие объекты предстоит отремонтировать, какое оборудование и где предстоит установить.

Подготовка программ и тем более их реализация должны быть максимально открытыми. Надо обсуждать эти вопросы с медицинскими работниками, общественностью. Вы знаете, я упоминал уже на подобном обсуждении в Москве: у меня создалось впечатление, что московская медицинская общественность принимала прямое участие в подготовке региональной программы. Но так и должно быть! Я обращаю внимание руководителей регионов: нужно больше с людьми общаться, объяснять суть и задачи программ, рассказывать о планах применительно к конкретному городу или району. В конечном счёте от открытости зависит качество реализации этих программ. Именно так можно избежать ошибок, лучше почувствовать проблемные точки и верно расставить приоритеты.

Подчеркну: на программы мы выделяем значительные ресурсы, и, как договорились, главы регионов обязаны обеспечить личный контроль за эффективным использованием этих средств, за должным выполнением намеченных планов. В свою очередь Министерство здравоохранения и соцразвития с участием заинтересованных федеральных органов власти должно обеспечить постоянный мониторинг этих программ. Считаю, что полученные данные следует в ежемесячном режиме размещать на официальных сайтах Минздравсоцразвития и субъектов Российской Федерации – ежемесячно!

Словом, и государственный, и общественный контроль нужен - строгий и на постоянной основе. В этой связи хочу ещё раз вернуться к вопросу о стоимости строительных работ. Напомню, Минрегион в январе этого года утвердил нормативы предельной стоимости капитального и текущего ремонта объектов здравоохранения. Я знаю, что по строительным нормам у регионов были вопросы, и подчас справедливые вопросы. Поэтому на совещании в Первой градской больнице в Москве, о котором я уже упомянул, дано поручение ещё раз внимательно посмотреть эту тему. И 4 марта Минрегион издал новый приказ, определивший коэффициенты стоимости ремонта с учётом особенностей помещений и требований к ним, в том числе для медучреждений, которые расположены в зданиях, признанных памятниками архитектуры.

Такие учреждения в таких зданиях у нас есть. Понятно, что при реконструкции медучреждения власти должны учитывать требования соответствующих организаций, которые занимаются охраной памятников культуры, и это стоит дороже. Добавлю, что ценовые ориентиры будут установлены и по медицинскому оборудованию.

Крайне важно и при формировании, и при реализации региональных программ не допустить, как говорится, в новые стены старые порядки. И здесь хочу ещё раз вернуться к проблеме очередей в поликлиниках. Вот картинки показывают вам на мониторе. В прошлом году я уже давал поручение на этот счёт. О принятых мерах отчитались, отчёты мы тоже видели.

Что происходит на деле? Я думаю, что сами руководители должны узнать свои учреждения, которые сейчас выведены на монитор. Такая ситуация, которую мы видим сейчас на экранах, к сожалению, типична для очень многих городов и посёлков.

Люди с шести-семи утра вынуждены занимать очереди. Это, кстати говоря, не связано с эпидемией гриппа. Стоять на морозе у дверей поликлиник – это приходится делать ветеранам Великой Отечественной войны, беременным и женщинам с детьми, пожилым людям. Вот проверка что установила: в поликлинике №14 Барнаула в очереди стояло 102 человека, в поликлинике №2 Пскова – 86 человек, в Йошкар-Оле – 80. Время ожидания приёма доходит трёх-четырёх часов в поликлиниках Благовещенска, Смоленска, Мурманска и Вологды.

Вот отчёты прислали о том, что сделали. В отчётах вроде всё ничего, а вот в жизни вот это вот происходит. Ясно, что это такая непростая проблема, но ясно также, что, если мы не будем на вещи смотреть открытыми глазами и не будем видеть реалий, мы никогда эти проблемы и не решим. Нужно знать, как бы ни было печально, что происходит в жизни, реагировать на это и добиваться решения.
Я знаю, что когда мы концентрируем усилия – административные, финансовые, организационные, мы добиваемся этих решений. Это то, с чем люди сталкиваются ежедневно в своей жизни. Нам с вами нужны не бумажные отчёты, а организация нормальной человеческой работы медицинских учреждений. Я очень рассчитываю на то, что в ходе работ по реализации программ по модернизации здравоохранения и эти проблемы будут решаться. Они ведь, эти программы, делаются не для того, чтобы деньги истратить на ремонт и покупку оборудования, а чтобы улучшить качество обслуживания граждан Российской Федерации.

Давайте приступим к обсуждению. Слово – Татьяне Алексеевне Голиковой. Пожалуйста, Татьяна Алексеевна.

Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

С учётом того, что в докладе Председателя Правительства была представлена достаточно обширная информация по ситуации со строительством перинатальных центров, я позволю себе сконцентрироваться в этой части только на основных моментах, включая, в том числе, проблему, которая связана с формированием, утверждением и реализацией программы модернизации здравоохранения.

И прежде чем рассказывать об этих двух составляющих – о программах модернизации здравоохранения и функционировании уже внутри них перинатальных центров и о том, что дают перинатальные центры для демографической ситуации, для развития здравоохранения в конкретном регионе, – я бы хотела несколько слов сказать о демографической ситуации в Российской Федерации. Будьте любезны, поставьте слайды по демографии.

На сегодняшний день численность населения Российской Федерации составляет 141,9 млн человек. Я хочу сказать, что численность сельского населения у нас на сегодняшний день, если сравнивать 2009 и 2010 годы, практически не меняется и составляет 38,2 млн человек. Что касается численности городского населения, то оно чуть-чуть даже прирастает, если вы видите на слайде. А что касается трудоспособного населения, его численность сокращается, и это показывают данные официальной статистики.

Если мы посмотрим на рождаемость и смертность, то в принципе эти показатели за ряд лет имеют тенденцию: смертность, соответственно, к снижению за исключением последнего года (небольшой прирост смертности, который связан с аномальной погодной ситуацией), а что касается рождаемости, то мы наблюдаем устойчивую тенденцию к увеличению.

Структура смертности. Если мы посмотрим на структуру смертности, то по итогам 2010 года у нас лидерами остаются – ишемическая болезнь сердца или так называемые сосудистые заболевания, цереброваскулярные заболевания; затем идут новообразования, туберкулёз, дорожно-транспортные происшествия и отравление алкоголем. Эта структура смертности нашего населения, которую мы на сегодняшний день имеем. Я привожу эти показатели для того, чтобы подчеркнуть, что структурирование программ модернизации здравоохранения по приоритетам, которые выбирают регионы Российской Федерации, целиком и полностью связано с той демографической ситуацией, которая складывается в конкретном регионе и, как я уже сказала, со структурой заболеваемости и смертности.

И здесь я бы обратила внимание на сельское население. Показатель рождаемости сельского населения в целом выше среднероссийского, причём этот показатель обеспечивается за счёт регионов Северо-Кавказского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Это, конечно, в целом оказывает положительное влияние на ситуацию с этим показателем в целом по Российской Федерации.

Я должна сказать, что начиная с 2008 года, то есть с момента, когда мы начали полноценно реализовывать Концепцию демографической политики, по 2010 год включительно в России родилось 5 млн 265 тыс. детей, при этом максимальное число детей родилось в 2010 году. К сожалению, вот эти высокие показатели рождаемости, в том числе на селе, сопровождаются высокой смертностью. И естественно, это в свою очередь отрицательно влияет на показатели смертности населения Российской Федерации. При этом хочу обратить внимание, что показатели младенческой смертности и показатели общей смертности городского населения значительно ниже среднероссийских показателей. И всё это стало следствием того, что ожидаемая продолжительность жизни сельского населения ниже, чем в целом по России, на 2 года и на 2,6 года ниже продолжительности жизни городского населения. И когда мы обсуждали с регионами программы модернизации здравоохранения, мы как раз обращали внимание на то, что в первую очередь на селе должна быть обеспечена доступная и качественная медицинская помощь, потому что это первичное звено, это первичный контакт нашего населения со здравоохранением. И здесь принципиально важно, чтобы была выстроена система оказания помощи.

В том числе в Брянске, Владимир Владимирович, Вам задавали эти вопросы - об увеличении доли именно расходов на сельское здравоохранение в структуре тех программ, которые сейчас принимаются. Для примера на слайды мы вывели показатели смертности городского и сельского населения в Пензенской и Брянской области. Это программы, по которым на сегодняшний день подписаны соглашения. Они отличаются низкой рождаемостью – ниже, чем по России в целом, я имею в виду в сельской местности, и очень высокой смертностью у сельских жителей. Это создаёт предпосылки не только для сокращения числа жителей села, но и для сокращения жителей, проживающих на территориях данных регионов Российской Федерации.

А вот если, например, взять два других региона Российской Федерации – Чувашскую Республику и Республику Татарстан, то вы увидите, что проявляются некоторые неблагоприятные тенденции. Особенно это было заметно в 2008 году, когда смертность сельского населения, имевшая до этого тенденцию к снижению, вдруг ни с того ни с сего выдала показатели повышения. Ни с того ни с сего – это мы так говорим, на самом деле есть тому причины. И это, конечно, связано с теми процессами, которые идут с точки зрения организации медицинской помощи именно для сельского населения.

Я обратила внимание на проблему сельского населения, потому что профилактическому направлению и уровню развития первичного звена, к сожалению, особенно в первоначальных редакциях программ (а программы уже прошли две итерации) было уделено недостаточное внимание. И сейчас мы ориентировали регионы, особенно 4-го числа на заключительном совещании, чтобы все эти недоработки по части организации оказания помощи на селе были исправлены, поскольку это даёт существенный прирост для демографических показателей Российской Федерации, это наш ресурс.

Я позволю себе напомнить, что программы реализуются по трём направлениям. Я бы хотела привлечь ваше внимание к структуре участия федерального Правительства и регионов Российской Федерации в финансировании программ (следующий слайд), которую мы имеем на данный момент, на момент последнего рассмотрения программ.

Если мы посмотрим, то на этой табличке увидим, что по всем трём направлениям две трети расходов несёт на себе Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, то есть он на две трети софинансирует полномочия регионов Российской Федерации. И то, что Вы сказали во вступительном слове относительно предельно эффективного использования тех средств, которые выделяются, выходит сейчас на первый план.

Я хочу обратить внимание на то, что, подписывая соглашения с регионами Российской Федерации, мы обращали внимание, что, скажем, по материально-техническому обеспечению регионы не могут начать финансирование программ или мероприятий программ, если, например, по реконструкции мы даём на софинансирование (в случае готовности объекта на 80%) свои 20%. Значит, должна быть утверждённая в установленном порядке проектно-сметная документация и подтверждающие документы. Если речь идёт о капитальном ремонте, должны быть утверждённые соответствующие сметы капитального ремонта по тем приказам, которые Вы упомянули, – Минрегиона.

Текущий ремонт, соответствующие локальные сметы текущего ремонта. Безусловно, по медицинскому оборудованию, каждому лечебному учреждению должны быть утверждены перечни оборудования. Самое главное – что и закон, и все решения Правительства говорят о том, что программы должны устанавливать конкретных должностных лиц, ответственных за те или иные направления реализации мероприятий программы.

Для регионов Российской Федерации я специально напомню, что мы обязывали в программах – для того чтобы не строить новых учреждений, не осуществлять капитальный, а в ряде случаев текущий ремонт тех учреждений, которые уже не могут быть восстановлены, в силу того что они являются либо очень старыми, либо очень ветхими, – мы сказали, что на то есть в достаточно большом количестве регионов возможности коечного фонда федеральных учреждений. Мы категорически настаиваем на том, чтобы эти мощности были максимально задействованы. При этом я хочу сказать, что, когда задействуются мощности федеральных учреждений, это не значит, что модернизацию в них мы будем проводить за счёт средств программ регионов. Специально на этом слайде показано, что модернизация федеральных учреждений будет осуществляться за счёт отдельного ресурса в объёме до 20 млрд рублей.

Здесь, на этом же слайде, вы видите два резерва. Резерв - в связи с возможными изменениями макроэкономических параметров, – это чистая страховка на выполнение доходов бюджета фонда обязательного медицинского страхования. Если всё будет хорошо, значит, эти деньги будут перераспределены. Если чуть хуже, то эта сумма будет меньше. И видите резерв в объёме 21,7 млрд – для стимулирования регионов.

Владимир Владимирович, сейчас к Вам обращается достаточно большое количество регионов – дополнить программы финансовым обеспечением. Я бы хотела воспользоваться сегодняшним совещанием и сказать: уважаемые коллеги, наверное, пока преждевременно принимать решения об увеличении финансового обеспечения тех программ, которые ещё не утверждены. Нужно посмотреть на те результаты, которые будут достигнуты в первый отчётный период, а затем уже принимать решения о целесообразности дополнения этих программ новыми деньгами.

Хочу также обратить внимание на типичные недоработки или типичные замечания, которые, по сути, были высказаны по всем региональным программам. Я не случайно стала говорить о городском и сельском населении, о структуре смертности. К сожалению, в ряде программ по реконструкции, капитальному и текущему ремонту, приобретению оборудования отдаётся предпочтение не тем учреждениям, в которых оказывается помощь по заболеваниям, которые лидируют в причинах смертности, а вторичным, которые не являются определяющими ни с точки зрения демографии, ни с точки зрения состояния системы здравоохранения.

Следующий момент, на который мы обращали очень серьёзное внимание регионов (и Вы тоже об этом сказали во вступительном слове), но я бы хотела немножко его развить: у нас есть третья составляющая – это совершенствование стандартов оказания медицинской помощи, в которых одной из ключевых составляющих является заработная плата. В значительном количестве программ ошибочным подходом было то, что было выделено 5, 6, 10 учреждений, в которых внедрялись стандарты и, соответственно, повышалась заработная плата, причём до беспрецедентных размеров. Скажем, там у врача средняя заработная плата составляла до 160 тыс. рублей, а все остальные учреждения оставались в принципе безучастными к совершенствованию стандартов и, соответственно, к повышению заработной платы.

Следующее – то, на чём я не могу не остановиться, – это всё делается не во имя того, чтобы отремонтировать, отреконструировать и отмодернизировать. Это всё делается во имя того, чтобы улучшить качество и доступность медицинской помощи населению. И здесь целевые показатели, которые являются результатами реализации программ, не были выражены, к сожалению, должным образом. В ряде программ как бы было забыто, что были осуществлены направления нацпроекта, в которые вложили существенные деньги в систему здравоохранения, с одной стороны, и которые, с другой стороны, позволили уже добиться каких-то положительных результатов. И в ряде программ к 2013 году наблюдалась просто стагнация показателей: вот как зафиксировали в 2010 году какие-то достижения, и вроде деньги вкладываются, а ничего не происходит. Поэтому на это тоже обращалось особое внимание регионов.

Врачебные кадры. Теперь в каждой программе есть соответствующие разделы, которые прямо по графику требуют переподготовки тех специалистов, в которых конкретные регионы Российской Федерации испытывают недостаток.

По службе родовспоможения и её участию в размере 25% в программах модернизации здравоохранения Вы уже сказали. В этой связи я бы хотела как раз вот к этой теме привязать первую часть сегодняшнего совещания, которое связано с перинатальными центрами. Смысл всей этой работы состоял в том, что мы в рамках модернизации здравоохранения в целом применительно к службе родовспоможения должны создать трёхуровневую систему оказания медицинской помощи. И здесь принципиально важно, что перинатальные центры являются самым высоким уровнем. Но есть ещё обычные родильные дома в той же сельской местности, есть обычные ФАПы, на которые надо обращать внимание.

Ещё раз говорю: я специально привлекла внимание к сельскому здравоохранению и смертности на селе, потому что огромный процент и огромный вклад дают состояние именно этой системы. И нам сейчас принципиально важно – мы вроде бы создали центры, но отделения родовспоможения, которые могут осуществлять приём нормальных родов, которые должны быть на первичном уровне оснащены, – вот на них нужно обратить соответствующее внимание.

Почему я говорю об этом? Потому что об этом говорят сами цифры, которые мы сегодня имеем. Например, в Тверском областном перинатальном центре 59% от общего числа родов составляют роды у беременных с высокой степенью риска. В Кемеровском областном центре – 58%, в Кировском – 42%, в Курском областном перинатальном центре – 80,5% рожениц составляют жительницы сельской местности.

Не так давно мы были в Твери, где открылся перинатальный центр. Чуть позже я была в обычной городской больнице, где есть отделение родовспоможения, можно сказать, находящееся в ужасном состоянии, хотя больница включена в программу модернизации здравоохранения. В этом городе (не буду называть его название) 220 родов стабильно. Показатели рождений достаточно высокие – выше, чем по Российской Федерации. Но при этом с открытием в Твери перинатального центра из 220 родов ежегодных 80 родов теперь осуществляется в перинатальном центре в Твери. Отделение родовспоможения не функционирует, с одной стороны, на полную катушку, с другой стороны – даже с обычными нормальными родами люди обращаются в перинатальный центр, потому что ненадлежащим образом отделение родовспоможения организовано именно в этом городе. Поэтому большая просьба к регионам Российской Федерации обратить на это внимание. Там, где речь идёт о нормальных родах, – это можно абсолютно спокойно делать. А вот те перинатальные центры, которые мы видели, в том числе сегодня, они как раз призваны к тому, чтобы оказывать помощь и женщинам беременным, и детям с высокой степенью риска.

Я также обращаю внимание регионов Российской Федерации на то, что программы модернизации здравоохранения несут, в том числе, нагрузку, связанную с реализацией определённых направлений национального проекта. Я не буду о них говорить: все о них хорошо знают. Но это тоже было одним из недостатков программ модернизации здравоохранения, которые нам представлялись.

Теперь буквально несколько слов о программах государственных гарантий предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи. Это то, что сегодня является основополагающим механизмом для организации финансирования системы здравоохранения в каждом регионе Российской Федерации, в особенности с учётом того, что мы приняли новый закон, дали двухлетний переходный период и с 2013 года система обязательного медицинского страхования должна заработать полноценно. И в этой связи необходимо, чтобы достаточно большое количество регионов уделило этому серьёзное внимание.

Если сравнивать с 2009 годом, то к 2012 году стоимостное обеспечение территориальных программ возросло практически на 25%, но при этом в таких регионах, как Алтайский край, Республика Тыва, рост расходов между 2009-м и 2012 годом составляет всего 3–4%. Это означает, что все усилия, которые осуществляются в рамках программ модернизации здравоохранения, не приведут к 2013 году ни к чему.

Следующий момент. Мы постепенно, поэтапно должны переходить на увеличение доли обязательного медицинского страхования в финансировании здравоохранения. Такая тенденция имеется в большинстве программ. Такое повышение происходит с 51% до 54% даже по тем пяти статьям, которые сегодня финансируются за счёт системы ОМС. Но есть ряд регионов, где эта доля ниже среднего и даже ниже 40%, я имею в виду долю обязательного медицинского страхования. Это Тульская область, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автономные округа, Магаданская и Сахалинская области.

Мы обращаем внимание губернаторов на то, что в 2013 году при такой структуре невозможно будет перейти на системы обязательного медицинского страхования и невозможно будет обеспечить, в том числе, выплату заработной платы тем специалистам, которые работают в системе обязательного медицинского страхования.

Тариф на неработающее население - второй источник обеспечения программы госгарантий. Основная масса регионов предусмотрела рост, но есть очень низкие показатели, которыми отличаются такие регионы, как Владимирская, Воронежская, Московская, Орловская, Тульская, Курганская, Тюменская области, Республика Дагестан, Северная Осетия-Алания, Марий Эл, Бурятия, Алтайский и Приморские края. Будет такая же проблема, как та, о которой я сказала выше.

Ещё один момент в этой связи. Не обращается внимания на необходимость исполнения федеральных нормативов. Например, амбулаторные посещения в Ленинградской области, Чеченской Республике, Республике Ингушетия: объём амбулаторных посещений очень низкий. Это свидетельствует о том, что опять, извините, пожалуйста, будут лежать в больницах, а первичное звено работать не будет.

Наконец, заработная плата, которой придаётся существенное значение по всем позициям, которые мы на сегодняшний день обсуждаем. Сегодня это практически одна из ключевых тем и с точки зрения модернизации здравоохранения, и с точки зрения общего отношения врачей к тому делу, которое они сегодня реализуют, как оказание медицинской помощи. Мы привели специальные данные. Сейчас, по нашим расчётам, это средние данные по Российской Федерации. Вы видите данные до 2009 года, которые представлял Минрегион России в рамках отчёта регионов, а 2011 и 2012 годы - это прогнозные данные, которые мы получили на основе данных регионов Российской Федерации.

Что касается, например, тех регионов, по которым мы подписали соглашение. Владимир Владимирович, я хочу сказать: то, что здесь лежит, – это программа Пензенской области, только одной Пензенской области. Сейчас, в частности, и Пензенская, и Брянская области…

В.В.Путин: Сколько вы утвердили? 51 программу или 41?

Т.А.Голикова: Нет, мы рассмотрели все…

В.В.Путин: Все рассмотрели, а утвердили?

Т.А.Голикова: … но соглашения подписали с тремя.

В очень высокой степени готовности - буквально на днях будут подписаны -соглашения по Москве, Хакасии, Республике Татарстан, Саратовской, Самарской и Томской областям. Но, к сожалению, у нас есть 32 региона, которые вообще после совещаний в Правительстве не представили переработанные программы. Мы такую информацию в Правительство представили, я просто не хочу перечислять эти регионы, но они есть. Если скажете, – перечислю.

В.В.Путин: Перечислите.

Т.А.Голикова: Хорошо. К 10 марта не представили: Воронежская, Ивановская, Калужская, Рязанская, Тверская, Тульская, Архангельская области, Ненецкий автономный округ, Ленинградская, Новгородская, Псковская области, Республика Адыгея, Краснодарский край, Астраханская область, республики Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Чеченская, Удмуртская, Пермский край, Кировская, Нижегородская, Свердловская области, Ханты-Мансийский автономный округ, Кемеровская область, Республика Саха (Якутия), Камчатский, Хабаровский, Приморский края, Сахалинская и Еврейская области.

В.В.Путин: Это странно. Сегодня уже 11 марта. Мне так и хочется сказать: «Мужики, вы чего?» Это значит, что вы не проведёте мероприятия в этом году, денег не получите вовремя. Большая степень вероятности, что программы эти будут сорваны, если вы не представили переработанные программы. Когда вы их ещё представите?! Потом их ещё будут министерства рассматривать, ещё что-нибудь найдут. Вы же напрямую в этом заинтересованы: это крупные федеральные средства, направленные на то, чтобы решить острейшие проблемы в сфере здравоохранения. Это же ваша сфера ответственности, мы вам помогаем!

Когда планируется получение этих программ?

Т.А.Голикова: Срок прошёл. Срок был установлен Александром Дмитриевичем (А.Д.Жуковым) на последнем совещании. Мы ожидали, что все они поступят к нам до 10-го числа, но, к сожалению, до 10-го числа они не поступили.

В.В.Путин: До 10-го не поступили. Значит, на следующей неделе все приезжайте в Москву с программами, чтобы в руках у каждого программа была! Продолжайте, пожалуйста.

Т.А.Голикова: И последнее, что касается заработной платы. Пензенская, Брянская области и Чувашия, как я уже сказала, дали увеличение зарплаты по каждому учреждению, которое участвует в программе. На слайде представлены данные, как будет повышаться заработная плата в Пензенской и Брянской областях.

При этом я хочу обратить внимание, что в Брянской области была достаточно низкая заработная плата. В среднем по России порядка 31% мы ожидаем, а в Брянской области такое увеличение может составить 70% – за счёт того, третьего направления, которое называется «Совершенствование стандартов оказания медицинской помощи».

Внутри этого направления, что очень важно, есть составляющая амбулаторной помощи. Там будет повышаться заработная плата врачам-специалистам. На эти цели – на увеличение заработной платы врачам-специалистам – за два года будет направлено порядка 60,8 млрд рублей федеральных средств. И мы ожидаем, что регионы Российской Федерации тоже предпримут соответствующие усилия здесь.

Почему я привожу в пример Пензенскую область? Потому что здесь есть обратная связь – здесь вкладывается не только Российская Федерация, здесь вкладывается сам регион, достаточно эффективно, на наш взгляд, во все направления, которые представлены в программе модернизации здравоохранения.

И в заключение я хочу сказать, что по данным, которые нам представили 57 регионов Российской Федерации, средняя выплата составит 4 тыс. 901 рубль, на врача-специалиста – 7 тыс. 151 рубль, а на специалиста со средним медицинским образованием, оказывающего амбулаторную помощь, – 3 тыс. 460 рублей. Это первые результаты, которые мы увидели в рамках тех программ модернизации, которые были нам представлены.

В.В.Путин: Хорошо. Александр Дмитриевич (обращаясь к А.Д.Жукову), как я сказал, со всеми коллегами созвонитесь. Если не смогли организовать вовремя направление этих программ, берите их в руки и приезжайте сами. И проведите такое совещание, я зайду на это совещание к вам.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги! Я не буду произносить длинных заключительных речей. Скажу только ещё раз о важности той работы, которой мы с вами сегодня занимаемся. У нас много текущих проблем, но абсолютно недопустимо вопросы такого качества передвигать в разряд малозначимых. Это вопросы, от которых зависит жизнь и здоровье граждан России, будущее страны. Поэтому прошу вас – ещё раз хочу подчеркнуть – лично отслеживать на каждом этапе ту работу, которую мы с вами начинаем. Ваши замечания, предложения будут учтены в протокольном решении. Рассчитываю на то, что все будем работать ритмично, напряжённо и регулярно будем возвращаться к оценке результатов нашей работы на каждом этапе. Спасибо.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

×
×