1 Мои родные | Медицина Российской Федерации
14.11.2010

Мои родные

220.jpgРассказывая о многих интересных людях моего времени, не могу не рассказать о своих близких.

Сначала о родителях. Отец, Алексей Алексеевич, родился в селе Прасковея, что расположено в семи километрах от города Прикумска. После окончания лесотехнического техникума в Майкопе с 1936 года, всю жизнь трудился в транспортных предприятиях, одно время работал начальником транспортного управления. В шестидесятилетнем возрасте вышел на заслуженный отдых. Отметил свое девяностолетие на банкете в ресторане «Акрополь», спел три романса, ни разу не забыв слов. А спустя несколько месяцев - уснул и ушел из жизни. Его долголетие было обусловлено здоровым образом жизни: не пил, не курил, ел немного.

Моя мама, Вера Степановна Каданцева, в девичестве – Терновая, родилась в селе Воронцово-Александровском, ныне – город Зеленокумск. Много лет трудилась лаборантом на мукомольных предприятиях, последние годы перед пенсией работала в комбинате коммунальных предприятий.

МАМА! Какое ласковое и великое слово. Глубокую любовь хранит моя память. Я легко представляю в сознании образ молодой красивой женщины – моей мамы.

Я ходил с мамой на рынок. Она покупала мне небольшой кусочек колбасы, запах и вкус которой я помню до сих пор.

Наша семья жила небогато, но мама всегда стремилась накормить, постирать, погладить. Отец, приходя на обед, сразу садился за стол, на котором непременно была горячая пища. Мама пекла вкусные пироги, особенно – с мясом. Она знала множество песен, пела их вместе со старшей сестрой Ниной и братом Георгием – морским пехотинцем, прошедшим три войны, получившим тяжелые ранения, но221.jpgоставшимся добрым, мягким человеком, любящим жизнь и людей, никогда не показывающим тяжелый «иконостас» из орденов и медалей…

Как часто только после смерти самых близких людей начинаем понимать, какую невосполнимую утрату мы понесли. Как мало для них сделали. Угрызения совести мучают всю жизнь, но приходят слишком поздно…

Достаточно рано я понял, что без труда невозможно стать человеком, достичь какогото положения в обществе. Я рано стал работать. В школьные годы многому научил станкостроительный завод «Красный металлист», на котором проходил производственное обучение. Освоив азы электромонтажа, стал зарабатывать на установках электросчетчиков, розеток, выключателей и т.д. Когда учился в институте, работал грузчиком. Что только не приходилось грузить и выгружать!. Все это не могло не сказаться на моем отношении к учебе, освоении медицинской профессии.

222.jpgШкольные годы, как поется в песне «как они быстро летят…», действительно пролетели очень быстро. Подошли выпускные экзамены, их я сдал достаточно успешно, оставался один экзамен – по французскому языку. Я знал, что больше «хорошо» не получу, спокойно ждал 25 июня. Занимаясь общественной работой, будучи секретарем комсомольской организации своей родной школы № 5, в которой проучился все одиннадцать лет, я на одном из заседаний в крайкоме комсомола познакомился с секретарями комсомольских организаций школ № 4 и № 6 Володей Апальковым и Таней Тукачевой. Мы подружились.

Потом жизнь нас разбросала, и многие годы мы не знали ничего друг о друге. В марте 2010 года в одном из номеров «Медицинской газеты», я прочитал статью о работе бюро судебной медицины Ставропольского края. Журналист рассказывал о сотрудниках бюро и Н. Я. Тукачевой, я понял, что она – сестра Тани. Я позвонил в бюро, узнал ее телефон и через нее разыскал товарища по комсомольской юности.


Я позвонил Татьяне, она закончила уроки, собиралась домой. Я узнал, что она много лет работает в родной школе № 6, которую окончила в 1964 году, где много времени было отдано комсомолу. Он, комсомол, ее воспитал, развил лучшие черты характера, которым ее наделил отец – Яков Сергеевич Тукачев, участник Великой Отечественной войны, всю жизнь прослуживший в рядах Советской Армии. Став учителем, Татьяна не изменила своим принципам: честность, порядочность, стремление помочь людям. Для нее характерны 223.jpgжизнерадостность, оптимизм, жажда жизни.

Несмотря на все перипетии судьбы, успешную работу её и мужа, Александра Батагова, в городе Омске, где Татьяна работала учителем, а Саша – главным врачом крупной больницы, они бросили все и переехали в Ставрополь. Начали сначала, лишь бы помочь больным родителям, за которыми Таня и её сестра Наташа ухаживают много лет. А теперь – другая беда: тяжелая неизлечимая болезнь Саши…

Мы встретились с ней в мае в Ставрополе, вспомнили комсомольскую юность, годы учебы в школе, друзей, знакомых. Она очень тепло отозвалась о книге «Река времен…», которую я ей выслал еще в марте. Таня осталась такой же простой, общительной, с достойной, твердой гражданской позицией, несмотря на тяжелую ситуацию, как у Есенина: «в тяжелых минутах, когда тебе грустно….» Мы сидели в ресторане «Шекспир» в центре Ставрополя, понимали, что очень быстро прошла жизнь, но ни о чем не сожалели, соглашались, что, если бы снова начать, поступали бы так же, а не иначе….

224.jpgВернёмся в июнь 1963 года.

22 июня наш класс провожал в ряды Советской Армии медалиста Николая Моисеева, а 23 июня меня пригласил на свой день рождения Володя Апальков. Утром я встретил Таню Тукачеву, мы пошли в универмаг, купили подарок, она зашла к своей однокласснице Тане Чуйченко, и мы договорились, в какое время пойти к Володе.

Во второй половине дня мы пошли на праздник. Володя жил на улице Льва Толстого, в тихом районе, в доме царила обстановка благожелательности, уважения друг к другу. Его бабушка – мама отца – была достаточно богата, поэтому Володя не испытывал затруднений в средствах, тем более, что их производственное обучение проходило на обувной фабрике, где за свою работу ребята получали какие-то деньги.

Я познакомился с неизвестной мне девчонкой, и тут же – первый курьез: открывая бутылку красного игристого «Цимлянского», я не удержал пробку, и вино, вырвавшись с большой скоростью, брызгами обдало красивое платье моей новой знакомой. Чувство растерянности, нескрываемого 225.jpgстыда… но ситуацию разрядила Володина бабушка: она увела Таню, переодела в другую одежду, а ее платье очень быстро замыла, избавила от пятен.

Так состоялось мое знакомство с моей будущей женой – Таней Чуйченко. Я узнал, что она появилась в нашем городе всего два года назад. Ее отца, начальника кадров дивизии, которая дислоцировалась в городе Калининграде, уволил Н. С. Хрущев в числе 1 миллиона 600 тысяч военнослужащих. Семья переехала в Ставрополь.

Родилась Таня в 1946 году в городе Потсдаме, в ее свидетельстве о рождении написано: «г. Берлин, ГДР».
До пяти лет они жили в Германии, Таню воспитывала немка, поэтому она не знала ни одного русского слова.

Ее мама, Виктория Владиславовна, - чистокровная полька. От нее Татьяна унаследовала резкость в суждениях, прямоту, чрезмерную гордость, обостренное чувство собственного достоинства. Ей совершенно не присуще угодничество, преклонение перед кем-то или чем-то.

226.jpgОт отца, Михаила Кирилловича, доброго, спокойного, молчаливого – математические способности, идеальный музыкальный слух, позволивший обучаться игре на пианино.

Мы стали встречаться. Так продолжалось более трех лет. В 1966 году мы поженились.

В 1968 году родился у нас сын – Вадим, а через месяц я уехал работать на Север.

Таня сумела окончить институт, а наш сын подрос на 2 года, и – в 1970 году моя семья оказалась в поселке Игрим.

Мы прилетели в середине дня, у меня не оставалось денег. Взял взаймы у приятеля, Ореста Медведика, двадцать пять рублей, накормил семью в ресторане, начали новую жизнь.

227.jpgВадим быстро привык к детскому саду, ходил с удовольствием, не приносил нам особых забот. В семилетнем возрасте Вадима дедушка – Михаил Кириллович – уговорил нас отдать сына в школу № 5 города Ставрополя, которую я когда-то окончил, к заслуженному учителю Российской Федерации Маргарите Георгиевне Рощупкиной.

Под руководством деда Вадим учился только на «отлично». Участвовал в работе комсомольско-пионерского поста у подножия Комсомольской Горки, у мемориала Защитникам Родины. Он мечтал стать сначала космонавтом, потом – чекистом. Я не разрешил поступить в училище КГБ, несмотря на то, что он подал документы. После очередного разговора на очень высоких тонах, пришли к соглашению о том, что если он хочет учиться в военном, то только в инженерном.

Он подал документы в высшее военно-инженерное училище связи имени 50-летия Комсомола, которое закончил с красным дипломом. Направлен был в Красноярский край, где служил в полку БЖРК.

228.jpgБЖРК – Боевые железнодорожные ракетные комплексы, которые мчались по российским просторам, обычные с виду пассажирские поезда, но на самом деле – замаскированные ракетные комплексы стратегического назначения. Играющие большую роль в паритете ведущих ядерных держав земного шара, комплексы превратились в козырную карту мировой политики.

Прослужив на БЖРК более пяти лет, он уволился, и вот уже более пятнадцати лет работает в Управлении технологической связи «Газпром Трансгаз Югорска». Успешно закончил  экономический факультет Лесотехнической академии, защитил кандидатскую диссертацию – стал кандидатом технических наук. В настоящее время работает главным инженером 229.jpgУправления связи.

Наверное, ни в одной семье не бывает так, чтобы какая беда, какое-то горе обошло стороной.

Наш младший сын – Сергей, пока жили в Игриме, неплохо учился, занимался английским языком, участвовал в художественной самодеятельности школы. После переезда в Ханты-Мансийск я определил его в первую школу, что, на мой взгляд, было самой большой ошибкой в жизни. Общение с «элитой» не прошло даром. Многие пороки, которые были обыденными для его одноклассников (курение, наркотики), он приобрел тогда, что, в конечном итоге, привело сначала – к тяжелой травме.

Наш сын получил тяжелые ожоги площадью около 52%, в основном, третьей степени тяжести. Комбустиолог Николай Николаевич Копейкин консультировавший его в первые дни после травмы, сказал, что прогноз крайне неблагоприятный, затем подумал и заявил, что он в ближайшее время умрет…

230.jpgЗа жизнь Сергея боролись и очень многое сделали врачи Иван Васильевич Киосов, Евгений Рудольфович Берестецкий, Марина Евгеньевна Аксенова, медицинские сестры и, конечно, его мама. Общими усилиями нам удалось не только спасти Сергею жизнь, но и обойтись минимальными осложнениями. Когда спустя год я вновь привез Николая Николаевича и показал ему сына, он сказал: «Я снимаю шапку и кланяюсь» – это была самая большая похвала, которую мы, конечно, не ожидали.

Ожоговая болезнь не только не помогла забыть старое, но усилила его недуг и привела к смерти.

Безмерно жаль собственного сына. Наверное, можно винить кого угодно и прежде всего себя за то, что уделял большую часть жизни заботе о других, забывая о семье. Работа в окружном исполкоме – постоянные командировки, до 200 дней в году. Отъезд в Ессентуки…

231.jpgНе умаляя своей вины, скажу: мной никто не занимался, отец был постоянно в командировках, мама – на работе. Просто было другое время, другое общество, другая оценка ценностей. На нашем курсе в мединституте был один наркоман, и для нас он был изгоем. Проводя медицинские эксперименты, оперируя собак, самому приходилось отвешивать, разводить порошок морфина, но даже мысли не было взять, отсыпать, и – упаси Господь – продать. Так меня воспитало ТО общество, мои учителя, комсомол, коммунистическая партия.

Да, сегодняшнее общество поражено тяжелыми недугами – алкоголизмом, наркоманией. Все потуги властей – не более, как цирк, в котором «труппа уехала, а клоуны остались». Создается видимость борьбы с наркоманией, бесконечно проверяются лечебные учреждения, пишутся предписания… Более того, придумали самый «разумный» механизм уничтожения наркотиков, оставшихся от умерших на дому больных, которые получали их, находясь в агональном состоянии:

232.jpgЛечебное учреждение собирает полные и пустые ампулы, нанимает милицию, готовит автомобиль, ответственный работник везет в соседний город Нягань в определенный – последний – день месяца, к установленному времени…

Спрашивается: ЗАЧЕМ? Нельзя проще? Я обращался к главному борцу с наркоманией округа, ответа так и не получил.

Отсутствие законов, ограничивающих курение, или его полный запрет в общественных местах, регламентирующих продажу алкогольных напитков, полный запрет и карающие санкции за распространение наркотиков могли бы улучшить качество жизни граждан нашей страны. Почему этого не происходит? На мой взгляд, табачная, алкогольная, наркомафия чувствуют себя очень233.jpgвольготно, безнаказанно, получая гигантскую прибыль, приводя большую часть населения к последней черте.

Что же нужно сделать?

Наряду с ограничениями, необходимо ориентировать один из телевизионных каналов – государственный, который все 24 часа должен пропагандировать здоровый образ жизни, формировать заинтересованность каждого в своем здоровье, рассказывать и показывать преимущества здорового человека над больным, а не организовывать непонятные медицинской общественности «Центры здоровья», не обеспеченные финансовыми ресурсами, кадрами. Даже «Положением о Центре» - столь милой чиновникам бумажкой - и то не позаботились обзавестись… Общаясь на заседаниях Общественной палаты РФ по здравоохранению с известными деятелями отечественной медицины, я слышал их высказывания по поводу «Центров здоровья», их негативное отношение к данному вопросу.

А между тем, в настоящее время продолжается сокращение численности населения, на большинстве территорий России регистрируется отрицательный естественный прирост, растет сердечно–сосудистая и онкологическая заболеваемость, алкоголизм, наркомания, ВИЧ–инфекция.

.

Возврат к списку

1


Ближайшие мероприятия

×
×