1 «Детей вырастили, трудности пережили» | Медицина Российской Федерации

«Детей вырастили, трудности пережили»

19 Августа 2012
«Детей вырастили, трудности пережили» Она была молодой девушкой, когда началась война. Непростая жизнь накладывает отпечаток на людей, но Варвара Кондратьевна не жалуется на судьбу, вспоминая о прожитых годах без боли и сожаления.

- Варвара Кондратьевна, за такую долгую жизнь вы сделали все, о чем мечтали?

- Разве все, о чем мечтаешь, сделаешь? В молодости мне некогда было мечтать: в 19 лет, когда призвали на фронт, еще ветер в голове гулял. Хотя к тому времени я не была безответственной, работать начала с 16 лет. В таком возрасте обычно не брали на работу, а меня взяли из-за сложного семейного положения. Отец рано умер, и мы остались одни с матерью: я, сестра и маленький брат. Братишка умер в младенчестве, сестра тогда еще в школе училась, а мне приходилось помогать маме обеспечивать семью. Два года трудилась в яслях нянечкой. Дети хорошо ко мне относились. Хоть я и молоденькой девчонкой была, а все равно с детьми общий язык всегда находила. Потом пошла учиться на медсестру.

- Почему именно на медсестру?

- Знакомые посоветовали. Мне понравилось учиться, понравилась работа медсестры, потому что хотелось помогать людям. Как только выучилась – на фронт нас призвали, война началась. А на войне тяжелее, чем на учебе, там легких больных нет. Я не знала всех этих ужасов, пока сама не столкнулась с ними. Все пациенты - с ранениями разной сложности, порой с оторванными конечностями. Жутко от этого, но пересиливаешь себя и начинаешь делать свою работу. Мы с девочками старались им помочь как могли. Под Сталинградом особенно тяжелые бои шли, было много раненых. Мы их на себе с поля боя вытаскивали. Меня даже медалью «За оборону Сталинграда» наградили (Варвара Кондратьевна раскладывает на столе награды). Остальные медали юбилейные в основном, «Ветеран труда», это вот знак «Ударник коммунистического труда».

- Страшно на войне было?

- На войне не знаешь, что будет в следующую минуту. Единственное, чего я тогда боялась, это стать инвалидом. Многие бойцы оставались ведь и без рук, и без ног. А что смерть придет – нет, этого я не боялась. Кругом смерть. Это же война, кто знает - то ли выживешь, то ли нет. У нас многие девочки погибли, не успев в бою побывать. Попали под бомбежку. Мы ведь на передовой трудились. Солдаты пошли в наступление – и мы следом за ними. Кто получал ранение, тому помощь оказывали, уносили его в госпиталь. Хрупкие девушки по две, а то и в одиночку переносили на себе солдат. Тяжело, а что делать? Раз взялись Родину защищать – значит, надо все трудности переносить. Больше ни о чем не думали.

- Весь день в работе, получается?

- Да не только весь день. День и ночь работали, раненым помогали. А потом я сама ранение получила там же, под Сталинградом (показывает шрам на правой ноге).

- Варвара Кондратьевна, как сложилась ваша жизнь в мирное время?

- Вся моя жизнь связана с Алтайским краем. Я здесь выросла, только на время войны уезжала. Когда закончила учиться, сразу отправилась на фронт. В 1943-м на месяц вернулась из госпиталя домой, перекомиссию прошла, хотела обратно на передовую, но на фронт меня не приняли, потому что после ранения одна нога короче другой была. Я расстроилась, думала, куда меня теперь возьмут с такой ногой... Но со временем все устроилось, меня пригласили в поликлинику № 7. Здесь и проработала всю жизнь процедурной медсестрой.

Когда я поступила, у нас был здравпункт. Обычно в здравпунктах по два человека работали: медсестра и фельдшер, а у нас побольше - человек семь. Участки большие были, и мы проводили подворные обследования, чтобы инфекции никакой не распространялось. В Барнауле во время войны болели не многие, и это радовало. Хотя тогда из моющих средств вообще ничего не было кроме мыла. Но как-то приспосабливались люди. А на работе… Я в процедурном кабинете инъекции делала, кипятила шприцы – одноразовых тогда не было. На плитке прокипятишь их, используешь, промоешь хорошенько и опять ставишь кипятить. И так целый день.

- А после войны легче стало?

- Зарплаты маленькие были. Поначалу в здравпункте, до того как его расширили до поликлиники, у меня зарплата была 25 рублей. Но тогда и продукты дешевые были - булка хлеба стоила 16 копеек. Когда в 1950-м я замуж вышла, нам стали понемногу прибавлять зарплату – и мне, и мужу. Он - фельдшер. Мы даже вместе работали несколько лет, в нашей поликлинике он был рентгенолаборантом. До этого заведовал здравпунктом, на мясокомбинате работал, потом в школе. Конечно, не в роскоши жили. Работа, дети, свой дом и огород – крутишься как можешь.

- Сколько у вас детей?

- Четверо. Вот Ольга, единственная дочь, остальные - сыновья. Не продохнуть было с ними. У меня двое старших – погодки. Одному чуть больше года – второй народился. Один в кроватке, другой в люльке, и ночью около себя их держишь. У сестры, Марии, не было детей, они с мамой вдвоем потом жили, поэтому, когда я была на работе, мама и сестра помогали, присматривали. Только Ольга, младшая, ходила в детский сад, а старшие дома воспитывались. Садика близко не было, куда их водить? Пешком идти далеко, а транспорта не было. Чтобы что-то купить, ходили с Павловского тракта, где мы жили, до Старого рынка. Пешком! Если не оказалось там того, что тебе надо, идешь еще до Октябрьской площади. По полдня, бывало, проходишь. Но ничего, пережили все трудности, мои дети выросли замечательными людьми. Сейчас старший сын уже на пенсии, второму 60 лет скоро исполнится.

- А среди ваших детей нет медицинских работников?

В разговор вступает дочь Варвары Беляевой, Ольга:

- Так получилось, что нет. Самый старший брат рабочей профессии, долго был травильщиком на моторном заводе, двое других братьев по образованию художники, но работают не по специальности. Я по профессии музыкант, работаю преподавателем в школе искусств. Хотя было желание пойти в медицинский институт, старший брат тоже хотел, но не поступил. А у меня просто музыка перевесила.

- Варвара Кондратьевна, дети и внуки часто вас навещают?

- Приходят иногда по мере возможности, у них времени не всегда хватает. Внуки своих детей уже растят: у одной внучки их трое, у второй внучки трое. Двое внуков живут в других городах - в Новосибирске, Санкт-Петербурге. Получается, внуков у меня шесть и правнуков семь. На праздники собираемся вместе. Поздравляют меня всегда с днем рождения и с Днем Победы, у нас в семье это большой праздник. А я сама третий год никуда не выхожу, тяжело уже стало передвигаться. По дому только хожу, на кухне что-нибудь готовлю, газеты читаю, вышивкой занималась в прошлом году. С подругами по телефону разговариваем, в гости к ним давно не хожу, только они ко мне. Старость пришла. Сейчас уже чем заняться, о чем мечтать? Разве что помечтаешь, что кто- нибудь придет из ребятишек, больше-то о чем? Ну чтоб еще у детей здоровье было, а мне-то уже теперь ничего особенного не надо.

- К столетнему юбилею готовитесь?

- Столетний? У-у-у! Я думаю, как бы до этого-то дожить!

Дочь перебивает:

- Надо-надо. Ты и пару лет назад говорила, что до 90 лет не доживешь, а теперь надо до следующего юбилея тянуться. Вот, пожалуйста, планы на будущее!

Варвара Кондратьевна смеется:

- Мне подруги тоже говорят, мол, давай, живи, а мы за тобой будем тянуться! Они моложе – они с меня вроде как пример берут.

Возврат к списку


  1


Ближайшие мероприятия

×
×