1 Концепция-2020: модернизация трудовых отношений | Медицина Российской Федерации

Концепция-2020: модернизация трудовых отношений

11 Мая 2012
Концепция-2020: модернизация трудовых отношений Статья замминистра Александра Сафонова "Концепция-2020: модернизация трудовых отношений" в газете "Известия"


Модернизация экономики России сегодня является одной, если не сказать самой важной, из задач правительства на ближайшие годы. Процессы глобализации, свобода передвижения и информация СМИ позволяют людям видеть реальные альтернативы. И это, пожалуй, главный вызов. В этих условиях только страна, готовая предложить гражданам перспективы их личного успеха (измеряемого уровнем жизни, условиями труда, карьерным ростом), способна удерживать главный ресурс XXI века — человеческий капитал. Поэтому социальная политика и одна из ее составляющих — социально-трудовые отношения, должны быть в повседневной повестке общества.

Коснусь вопроса, который связан и с демографической политикой, и с пенсионной реформой, и с качеством рабочих мест — модернизации охраны труда.

Сегодня в этой области мы являемся наследниками традиций советской экономики, которая исходила из нескольких парадигм. Во-первых, потеря человеческих жизней — неизбежная плата за индустриальное развитие. Во-вторых, государство должно административными мерами повышать уровень производственной дисциплины. В-третьих, государство обязано компенсировать неизбежный вред повышенной оплатой труда, сокращенным режимом рабочего времени, дополнительными отпусками, использованием института досрочных пенсий.

Но помимо непосредственных задач политика в области охраны труда решала и не свойственную ей задачу — формировала некий «эрзацсоциальный пакет». Он был дополнительным стимулом для привлечения работников на непрестижные рабочие места с невысокой зарплатой. Отсюда чересполосица в списках, по которым предоставляется право досрочного выхода на пенсию. В них есть профессии, где здоровье реально подвергается опасности, и профессии, где риск несопоставимо меньше.

Но изобретаются новые технологии и материалы, совершенствуются средства индивидуальной и коллективной защиты. Старые риски нивелируются, а новые появляются. Возникли рыночные отношения, и появился частный собственник. Логично по-новому взглянуть на то, что должно стать основой политики охраны труда.

Обратимся к некоторым цифрам. Потери фактически отработанного времени — из-за травматизма на производстве, дополнительных отпусков и сокращенной продолжительности рабочего времени — составляют 92,5 млн человеко-дней, что равноценно невыходу на работу в течение года 755,3 тыс. человек.

Общие потери от недопроизводства продукции и услуг оцениваются приблизительно в 928 млрд рублей (включая 130 млрд рублей в виде потери налоговых доходов), это 2,1% от ВВП.

По данным Росстата, фактические расходы на компенсацию за работу во вредных и опасных условиях труда в 2010 году только в ведущих видах экономической деятельности (добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, строительство, транспорт и связь) составили 102,6 млрд рублей.

Картину дополняют данные Пенсионного фонда: на досрочные пенсии за работу во вредных условиях ежегодно расходуется около 300 млрд рублей.

По сути, наша экономика имеет колоссальные резервы для повышения своей эффективности и обеспечения народосбережения. Но устаревшая модель политики охраны труда не только не стимулирует что-то менять в сложившейся порочной практике, но и побуждает ее сохранять. При перекрестном финансировании предприятия с некачественными рабочими местами дотируются за счет тех, кто модернизировал производство и не имеет рабочих мест с высокими рисками. По сути, охрана труда поддерживает систему скрытых дотаций аутсайдерам.

Понятно, кто виноват, но ключевой вопрос любой политики — «Что делать?». И здесь у России нет иного пути, как только осуществить масштабный маневр.

В первую очередь надо перейти от компенсационной модели к управлению профессиональными рисками. Легче выявить риск возникновения проблемы и купировать ее, чем оплачивать последствия.

Для этого нужно создать полноценный механизм мониторинга качества производственной среды. Мониторинг должен быть независимым от работодателей и работников, но при их контроле. Уже два года Минздравсоцразвития развивает институт профессиональных оценщиков, проводящих аттестацию рабочих мест.

Мониторинг позволит и предпринимателям, и государству видеть реальную картину с условиями труда. Бессмысленно думать, что увеличение числа инспекторов — более эффективное решение. Мониторинг дешевле и не содержит коррупциогенных факторов.

Необходимо создать единую государственную информационную сеть для сбора данных об актуальном состоянии производственной среды. Эти сведения позволят реально включить актуарные расчеты страховых платежей, а также постепенно отказаться от досрочных пенсий на тех рабочих местах, где риски профзаболеваний и утраты трудоспособности отсутствуют или крайне незначительны.

Создание реального института страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний, а также досрочного выхода на пенсию соответствует логике рыночных отношений. Включаются экономические рычаги: тот, кто создает риск, тот и платит.

Последовательная реализация в трудовых отношениях законов экономики заставит считать потери при возможном повышении страхового тарифа и на деле, а не на бумаге осуществлять модернизацию производства. Как бонус целесообразно рассмотреть возможность предоставления из средств ПФР долгосрочных кредитов компаниям, которые за счет модернизации обязуются снизить издержки государства на досрочные пенсии.

Главным эффектом будет переход к принципиальному изменению производственной среды и производственной культуры. А это одно из ключевых условий создания рабочих мест нового качества и, в конечном итоге, формирования конкурентных преимуществ российского рынка труда по сравнению с западноевропейским и американским.

Возврат к списку


 

1


Ближайшие мероприятия

×
×
дрожжи pakmaya для браги;срочно деньги в кредит