1 Если ребенок поторопился родиться… | Медицина Российской Федерации

Если ребенок поторопился родиться…

21 Декабря 2011
Если ребенок поторопился родиться… С 2012 г. Россия переходит на новые критерии регистрации живорожденных, рекомендованные ВОЗ.

В соответствии с ними регистрироваться будут все новорожденные, появившиеся на свет после 22 недель беременности массой тела от 500 г. Сейчас такие дети попадают в официальную статистику только в том случае, если проживут более 7 суток.

Елена Байбарина. О предстоящих изменениях в системе учета и об оказании помощи детям, которые сильно поторопились родиться, сегодня наш разговор с главным специалистом-неонатологом Министерства здравоохранения и социального развития РФ, заместителем директора Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И.Кулакова, профессором Еленой Байбариной.

– Елена Николаевна, как вы оцениваете степень готовности к переходу на новую систему регистрации?

– Как высокую. Считаю шаг правильным и своевременным. Дело в том, что у этого вопроса есть своя предыстория. Мы начали выхаживать детей, рожденных в сроке с 22 до 28 недель, еще 20 лет назад, когда был издан приказ о новых критериях живорождения. И даже до его выхода ведущие клиники пытались этим заниматься. С 1993 г. выхаживание стало обязательным, предписывалось такого новорожденного лечить, относиться к нему гуманно и заводить на него историю болезни. Однако в официальную статистику ребенок не заносился до тех пор, пока ему не исполнится 168 часов. Прожил неделю – получи свидетельство о рождении. Если умер раньше этого срока, считался выкидышем, что создавало для родителей немало дополнительных трудностей, не только психологического, но и материального плана: нельзя было похоронить на кладбище, оформить декретный отпуск и т.д. Теперь, с переходом на новые критерии, половинчатость принятых ранее решений будет устранена, регистрировать станут сразу после рождения всех, у кого имеются признаки жизни.

– Почему тогда не перешли на возовские критерии регистрации?

– Да правильно сделали, что не перешли. Ничего бы в жизни не изменилось. Ведь для того, чтобы выходить такого ребенка, нужны оборудование, знания, умения, деньги, наконец, чтобы оплатить маме полноценный декретный отпуск, а не несколько дней по больничному листку. Сейчас все эти ресурсы имеются. Благодаря Национальному проекту «Здоровье» закуплено колоссальное количество оборудования (никогда раньше в таком объеме оно не закупалось), идет обучение медперсонала, открываются перинатальные центры, растиражирован опыт ведущих клиник. Так что сейчас самое время переходить на новые стандарты учета новорожденных. Переход подкреплен реальными делами, а не просто продекларирован.

Что касается ведомственной статистики глубоконедоношенных детей, то она велась как раз с 1993 г. И я как главный неонатолог Минздравсоцразвития России могу сказать, сколько детей родилось с тех пор, каковы результаты их выхаживания, сколько из них умирало, в каком регионе и в каком учреждении нашей страны.

– Как вы считаете, показатель младенческой смертности существенно ухудшится?

– Показатель увеличится, по моим подсчетам, процентов на 20-30, но виртуально, в реальности больше детей умирать не станет. Зато он будет более объективным, более сравнимым с европейскими странами. Кстати, сейчас в ведущих клиниках России показатели лучше, чем во многих штатах США, и не хуже, чем в Европе.

– Но в разных регионах РФ уровень помощи новорожденным неодинаков…

– Да, условия в разных регионах страны разные. Но повсеместно создается трехуровневая система оказания медицинской помощи, строятся перинатальные центры там, где их пока нет, решаются вопросы заблаговременной транспортировки беременной (что предусмотрено в «Порядках»). При угрозе преждевременных родов применяют специальные методы лечения, которые позволяют пролонгировать беременность, чтобы женщина родила там, где ее ребенку с первой секунды предоставят полный объем необходимой помощи. Есть такие понятия – «первый золотой час жизни ребенка», «первые золотые минуты». Это очень принципиально.

Если не успели беременную перевезти в перинатальный центр, тяжелый ребенок родился в учреждении первого-второго уровня, во всех регионах предусмотрена возможность его последующей транспортировки: где-то с помощью реанимобилей (по нацпроекту их закуплено немало), а где-то – санавиацией. В Ямало-Ненецком автономном округе, например, в прошлом году 60 женщин рожали в тундре. Сейчас там вводят систему электронных браслетов, которые позволят определять местонахождения беременной, чтобы вовремя мог прилететь вертолет с бригадой специалистов.

Трехуровневая система признана наиболее правильной во всем мире. Ни одна самая богатая страна, будь то Япония, Швеция, США, не может себе позволить в каждом родильном отделении организовать мощную реанимацию. Сейчас в российских роддомах имеется оснащение, позволяющее продержаться несколько часов до приезда консультантов. Минимальный набор оборудования, чтобы спасти жизнь, есть всюду. Я много езжу по России и вижу, что с оборудованием проблем практически нет. Зачастую мы оснащены значительно лучше, чем иностранные клиники. Зарубежные коллеги удивляются нашим возможностям. А вот с кадрами – большая проблема.

– Почему нужно выхаживать детей с экстремально низкой массой тела и гестационным возрастом от 22 недель? Чтобы какие-то страны сказали, что у нас улучшилась статистика?

– Наверное, и поэтому тоже. Но это далеко не главное. Главное состоит в том, что если мы умеем выхаживать детей до 1 к г, то от этого огромная польза для всех других ребятишек, ведь успешно справляясь с 500-граммовым, уж с 1,5-2-килограммовым справимся совершенно спокойно. В нашем центре выживает 80% детей массой тела до 1 кг и 97,8% – более 1 кг.

– Как в регионах относятся к выхаживанию детей с экстремально низкой массой тела?

– Я как главный неонатолог общаюсь с представителями всех регионов и не слышала мнений, что не надо выхаживать. Возражают в основном обыватели, которые не знают эту проблему, и иногда специалисты, которые не занимаются глубоко этой областью медицины. Не будем кривить душой, противники существуют. Они полагают, что, выхаживая глубоконедоношенных, тем самым увеличиваем процент инвалидов в обществе. Ничего подобного! За последние 5 лет мы научились делать это значительно лучше. А чем лучше выхаживаем, тем меньше среди них инвалидов. В июне в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии проходил праздник семей, в которых родились недоношенные дети. Присутствовали бывшие наши пациенты, некоторым из них уже 22-25 лет, они вполне здоровы, приносят пользу обществу.

С каждым годом всё больше ребятишек выживает и процент инвалидности уменьшается. Еще 5-6 лет назад грубую патологию имели 40% выживших, а сейчас – только 20%. То есть из 10 выживших 8 полноценны, практически здоровы, а двое – инвалиды. Я говорю противникам выхаживания: вы готовы отказать в праве на жизнь этим восьми, чтобы не было двух с грубой патологией. Я – нет. Да и инвалиды – тоже люди. Среди них немало выдающихся личностей, без которых наша жизнь была бы лишена какой-то эмоции.

– В каких регионах наиболее успешно выхаживают недоношенных?

– В Москве, С.-Петербурге, Екатеринбурге, Иваново, Чебоксарах, Челябинске. Слабее результаты в Южном федеральном округе, в Дальневосточном, но там сложные географические условия. Однако положительная динамика отмечается повсюду.

– Известно, что среди детей, родившихся с массой тела до 1 кг, выживаемость разная. Разнится и инвалидность…

– Дети, появившиеся на свет массой тела от 500 до 750 г, выживают хуже, чем дети массой тела от 750 г до 1 к г, и инвалидов среди них больше. Мы достигли результатов развитых стран по детям от 750 г и отстаем в успешном выхаживании детей от 500 г. Бич глубоконедоношенных – ретинопатия. Но сегодня офтальмологи научились лечить, а реаниматологи – так вести детей, чтобы осложнения сократить до минимума. В нашем центре уже в течение 5 лет ретинопатия регистрируется только 1-2-й степени, тяжелые степени не встречаются. Слепых детей среди тех, что мы выходили, – 2%, и то все они родились более 5 лет назад.

Хочу подчеркнуть, что достижения в области выхаживания недоношенных важны не только сами по себе, они способствуют развитию медицинской науки в целом, улучшая результаты лечения доношенных новорожденных, детей раннего возраста и взрослых. Например, препарат сурфактант, первоначально изобретенный для оказания помощи недоношенным, во время эпидемии птичьего гриппа спас немало жизней взрослых людей.

– Бесспорно, неонатология сегодня стремительно развивается, демонстрируя успехи в выхаживании глубоконедоношенных, но такие дети нуждаются в дальнейшем наблюдении, реабилитации…

– Безусловно. Перинатальные центры имеют консультативно-поликлиническое подразделение, его иногда называют отделением катамнеза, где детей наблюдают, консультируют у специалистов. Такое отделение недавно открыто и в нашем центре. Кроме того, в рамках нацпроекта получает развитие новое направление – создание реабилитационных центров, которые сейчас тоже начинают строить, и не только для недоношенных, а вообще для больных детей.

– Нужен ли регистр недоношенных детей?

– Да, он необходим. Мы в течение 2 лет проводим работу по созданию регистра в 4 пилотных территориях. Сложностей много. Данные собрать непросто. Этих детей легко посчитать, пока они находятся в роддоме или детской больнице, но, когда они выписаны домой, мама может отвезти ребенка для дальнейшего лечения то в одно, то во второе, то в третье учреждение, что затрудняет учет и анализ развития детей.

Создание базы данных – весьма дорогостоящее и хлопотное дело, особенно с учетом требований соблюдения закона о защите персональной информации, нужны специально подготовленные кадры. Я неоднократно ставила этот вопрос перед Министерством здравоохранения и социального развития РФ, оно, кстати, поддерживает пилотный проект в 4 территориях. Думаю, что создание национального регистра не за горами.

Возврат к списку


  1


Ближайшие мероприятия

×
×