1 АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ И РЕАНИМАЦИЯ ЕКАТЕРИНБУРГА | Медицина Российской Федерации

АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ И РЕАНИМАЦИЯ ЕКАТЕРИНБУРГА


Современная медицина просто немыслима без анестезиологии и реаниматологии, хотя еще несколько десятилетий назад революционной казалась сама идея выделения РАО в отдельные подразделения. О том, как в современных условиях происходит развитие службы в Екатеринбурге, рассказывает главный анестезиолог-реаниматолог города, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Уральской государственной медицинской академии, д.м.н., профессор Владимир Александрович РУДНОВ.

image001.jpg

Владимир Александрович РУДНОВ

Главный анестезиолог-реаниматолог города, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Уральской государственной медицинской академии, д.м.н., профессор

Анестезиолого-реанимационная служба лечебных учреждений, расположенных в Екатеринбурге, неоднородна. Условно можно выделить три группы отделений:

—?муниципальные отделения анестезиологии и реанимации, находящиеся в ведении Городского управления здравоохранения;

—?областные отделения на базе ОКБ №1, ОДКБ №1, Свердловского областного онкологического диспансера, Свердловского областного госпиталя ветеранов войн;

— подразделения, находящиеся в федеральном подчинении: в НИИ Охраны материнства и младенчества, НИИ фтизиопульмонологии и НИИ травматологии и ортопедии.

Муниципальных отделений анестезиологии и реанимации в Екатеринбурге на сегодняшний момент насчитывается 19. Согласно структуре госпитализируемых больных, их можно разделить на поливалентные, принимающие пациентов с хирургической и с соматической патологией и специализированные. Последняя категория, в свою очередь, подразделяется на травматологические отделения (в ЦГКБ №24 и ГБ №36), токсикологическое (в ГБ №14), соматические (в ГБ №25, ГБ №14 и самое крупное — в «Новой больнице»), нейрохирургическое и инфекционное (в ГКБ №40). Особняком стоят акушерско-гинекологические реанимационные отделения ЦГКБ №1 и ГКБ №40 (последнее в данный момент находится на ремонте).

Я, как главный внештатный специалист ГУЗ, курирую службу анестезиологии и реаниматологии уже двенадцать лет. Внимание к нашей службе со стороны Управления было всегда повышенным. Однако новый качественный скачок произошел в последние пять лет. Впервые начало выделяться серьезное финансирование из средств муниципального бюджета на дорогостоящее оборудование для реанимационных отделений городских ЛПУ. В городе появился совершенно конкретный план целенаправленного дооснащения и переоснащения службы, и, что особенно важно, вплоть до окончания прошлого года он выполнялся неукоснительно. Для двух отделений приобретены современные аппараты для внепочечной заместительной терапии.

Помимо современного оборудования, также колоссальное значение имеют условия, в которых работает персонал. В последнее время в реанимационных отделениях лечебных учреждений Екатеринбурга прошла целая серия ремонтов: по?новому стали выглядеть подразделения ЦКБ №20, ЦГКБ №1, ЦГБ №23 — и, буквально в конце апреля 2009 года, достойное место в этом ряду заняло ОРИТ «Новой больницы».

—?Владимир Александрович, сегодня ни одно медицинское направление не может похвастаться отсутствием проблем. Какиесложности возникают у анестезиологов и реаниматологов?

—?Сразу скажу, какой проблемы у нас нет. Несмотря на то, что в других регионах России наблюдается весьма ощутимая нехватка специалистов РАО, в Екатеринбурге дефицит врачебных кадров небольшой. В пополнении нуждаются три лечебных учреждения. В целом в городской службе реанимации работают более 200 врачей, 2/3 из них имеют высшую и первую квалификационные категории. Кроме того, у нас в городе имеется 17 докторов наук по нашей специальности и несколько десятков кандидатов наук. Подавляющее большинство из них активно занимаются клинической практикой.

image002.jpgЧто же до сложностей, они характерны для наших коллег по всей России. К сожалению, большинство анестезиолого-реанимационных отделений располагаются в приспособленных помещениях. Пожалуй, ни в одной больнице нет площадей, специально построенных для РАО — эти отделения традиционно располагаются там, где для них нашлось место. По современным стандартам на одну реанимационную койку положено 20 кв. м., плюс требуется масса вспомогательных помещений для аппаратуры и персонала. Но эти требования в сегодняшних реалиях соблюсти очень сложно, разве что в недавно построенных крупных клиниках, где помещения под реанимацию заранее спроектированы с учетом ее потребностей.

В зданиях больниц, построенных десятилетия назад, таких помещений просто нет. Я 22 года проработал в Городской клинической больнице Скорой медицинской помощи, построенной в 1935–1936 гг., когда не было даже самого понятия «отделение реанимации». Официально у нас в стране такие специализированные отделения появились в начале 60?х годов прошлого века, и ГКБ СМП стала первой больницей в Екатеринбурге, где такое подразделение образовалось и начало работать. С тех пор проблема площадей остается, и в ближайшее время ее просто невозможно разрешить без строительства новых зданий с принципиально иной планировкой.

Другая проблема анестезиологии и реаниматологии традиционно связана с недостатком финансирования. В нашем распоряжении появилась современная аппаратура — в городских отделениях одних современных респираторов стоимостью от 20 тыс. долларов имеется больше ста, хотя потребности значительно выше. Нужно больше автоматических шприцов-дозаторов, систем для инфузий, мониторов. Но, самое главное, у нас пока имеются лишь единицы современных наркозных машин. 40% аппаратуры, с которой приходится иметь дело анестезиологам, уже свое отработало. К сожалению, наркозная аппаратура приемлемого качества в России не производится, а зарубежная стоит дорого. Но это необходимые расходы, ибо за ними стоит безопасность пациентов в период операции.

—?Актуальным вопросом является безопасность пациента. Имеются ли в распоряжении Вашей службы какие?либоэксклюзивные технологии, позволяющие более эффективно вести больных в реанимационных отделениях?

—?Новейшие кардиомониторы со световой и звуковой подачей «тревожного сигнала», конечно, сложно отнести к эксклюзивным технологиям, но для нас оснащение ими городских РАО стало прорывом. Особенно важно наличие такой следящей аппаратуры для пациентов в ближайшем постнаркозном периоде, в состоянии шока, для больных с инфарктом миокарда в первые четыре-пять дней, когда существует риск возникновения тяжелых нарушений сердечного ритма, остановки кровообращения. Здесь очень важна своевременная реакция персонала, обязанного вовремя провести дефибрилляцию или ввести соответствующий препарат.

Обеспечению безопасности пациентов служат и новейшие методы диагностики, имеющиеся в нашем распоряжении, в частности, в Центре лабораторной диагностики у профессора Якова Борисовича Бейкина.

Екатеринбург — пока единственный город в России, где для муниципальных РАО и неонатальных отделений уже почти два года работает иммунолюминометр — аппарат, позволяющий посредством определения содержания в крови прокальцитонина с высокой вероятностью проводить быструю диагностику бактериального сепсиса и осуществлять его дифференциальную диагностику с другими инфекциями или некоторыми неинфекционными. Это очень важно, поскольку именно пациенты реанимационных отделений наиболее уязвимы для возникновения инфекций. Использование прокальцитонина как лабораторного критерия для диагностики тяжелых форм инфекции стало серьезным прорывом в диагностике тяжелых и социально значимых заболеваний. Важно и то, что эти исследования оплачиваются городским бюджетом и бесплатны для муниципальных больниц. В других крупных городах России эта технология если и применяется, то только в крупных научно-исследовательских институтах.

Лаборатория микробиологии (зав. к.б.н. С.М. Розанова) Центра лабораторной диагностики оказывает неоценимую помощь в работе службы по ведению наиболее тяжелой категории больных. Она оснащена самым современным оборудованием, ее сотрудники проходили подготовку в лучших центрах России. Кроме того, лаборатория выполняет функции городской референс-лаборатории. К слову сказать, именно здесь была расшифрована этиология при известной вам вспышке пневмонии в Верхней Пышме.

Биологический материал для исследования может быть направлен из любого ОРИТ.

В результате чего, опять же у единственных в стране создан городской банк данных по возбудителям госпитальных инфекций и их чувствительности к антибактериальным препаратам, включающий двенадцатилетний период наблюдения.

—?Что, по Вашему мнению, в анестезиолого-реанимационной службе Екатеринбурга является организационными ноу-хау,позволяющими добиваться наилучших результатов?

image003.jpg—?Безусловно, здесь следует сказать о программе ТФОМС — МЗ Свердловской области, разработанной в 1999-2000?м годах, внедренной в клиническую практику и работающей по настоящее время. Ее создателями из корпуса анестезиологов стали главный анестезиолог Свердловской области профессор Александр Львович Левит, главный невролог Екатеринбурга профессор Андрей Августович Белкин, главный детский анестезиолог-реаниматолог Свердловской области доцент Евгений Васильевич Девайкин и, ваш покорный слуга Владимир Александрович Руднов.

Мы исходили из того непреложного факта, что медицина критических состояний должна работать по жестким оптимальным протоколам оказания помощи.

Уникальность программы заключается и в том, что она позволила реанимационной службе Екатеринбурга и Свердловской области — впервые в России — обеспечить софинансирование реанимационного этапа оказания помощи через Территориальный фонд обязательного медицинского страхования. Нами были разработаны «синдромы критических состояний» и критерии их диагностики, сформулированы оптимальные подходы к лечению. Внедрению Программы предшествовал эксперимент, проводимый в модельных ОРИТ в течение полугода. В ходе него была подтверждена жизнеспособность предложений и определена стоимость отдельных синдромов и выполнено согласование тарифов с Фондом ОМС. С момента введения системы в действие в отделениях реанимации на каждого пролеченного пациента заполняется медико-технологический лист, который, после прохождения экспертизы, служит документом для перевода средств Территориальным фондом ОМС на отдельные субсчета ЛПУ.

В итоге запуск Программы позволил снизить напряженность ЛПУ по материальному обеспечению ОРИТ и в определенной степени улучшить результаты лечения. Например, внедрение протокола по ведению больных тяжелой внебольничной пневмонией в отделениях реанимации снизить летальность среди этого контингента с 25% до 17% на сегодняшний день. Есть позитивные тенденции по ведению больных с шоком и тяжелой дыхательной недостаточностью.

Вообще?то, протоколы позволяют не только оптимизировать подходы к диагностике и лечению, но и добиться в некоторых случаях экономии расходов — поскольку исключается использование устаревших лекарственных средств и препаратов с недоказанной эффективностью. Благодаря внедрению современных протоколов, в отделениях реанимации Екатеринбурга за десять лет в 4,5 раза снизились объемы переливания свежезамороженной плазмы, эритроцитарной массы и в 12 раз альбумина. При том, что качество лечения и его результаты у соответствующей категории больных остались на прежнем уровне. Мы добились не только экономии препаратов крови и денежных средств, но и снижения риска инфицирования пациента, всегда существующего при переливании компонентов крови.

Наряду с перечисленным, Программа позволила достаточно быстро рационализировать объем выполняемого обследования, внедрить современные технологии искусственного питания и профилактики тромбоэмболических осложнений. 

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×