1 В МЕДИЦИНЕ, КАК И В МУЗЫКЕ, НЕТ МЕСТА ФАЛЬШИ | Медицина Российской Федерации

В МЕДИЦИНЕ, КАК И В МУЗЫКЕ, НЕТ МЕСТА ФАЛЬШИ


На современном этапе развития российского здравоохранения многие консультативно-диагностические центры страны находятся на грани выживания. При этом их роль на догоспитальном этапе достаточно велика. Мощная технологическая база, высокий уровень квалификации медицинского персонала и рациональная организация рабочих процессов позволяют качественно и в короткие сроки проводить обширные обследования пациентов. МУ «Екатеринбургский консультативнодиагностический центр» на сегодняшний день занимает ключевое место не только в здравоохранении Свердловской области, но и далеко за ее пределами. Об этапах становления Центра, современных достижениях и перспективах его развития, а также о видении ситуации, в которой находятся другие диагностические учреждения России, корреспонденту «МиЗ» рассказал главный врач МУ «Екатеринбургский консультативно-диагностический центр», член правления Диагностической медицинской ассоциации (ДиаМА) Валерий Александрович СЕРЕБРЕННИКОВ.

w16.jpgВалерий Александрович, позвольте сделать небольшой экскурс в историю. Как определялся Вами выбор будущей профессии?

Весь мой профессиональный путь связан с чередой случайных (а возможно, закономерных) знакомств с прекрасными людьми, которые в конечном итоге повлияли на формирование моего отношения к профессии и жизни в целом.

В старших классах я впервые начал всерьез задумываться о будущей профессии. Школа активно способствовала личностному развитию сразу в нескольких направлениях — нас знакомили с учебой в различных институтах, я занимался в классе радиомонтажников, а после девятого класса месяц проработал на шарикоподшипниковом заводе. Но с раннего детства у меня было одно самое главное увлечение — я занимался музыкой, играл в духовом и эстрадном оркестрах. Поэтому в начале 10-го класса мечтал о поступлении в музыкальное училище, а затем в консерваторию. Но однажды друзья пригласили меня поиграть в оркестре мединститута, где по иронии судьбы я и познакомился с замечательными ребятами: Николаем Савушкиным (труба), Владимиром Зигельманом (саксофон), Владимиром Добронравовым (фортепиано). В последующем все они — известные высококвалифицированные врачи, а в те годы — костяк лучшего в городе студенческого оркестра. Именно они организовали для меня после одной из репетиций экскурсию в анатомический музей, которая и перевернула мое сознание. Именно после этой экскурсии я понял, что медицина — мое призвание. А любовь к музыке осталась во мне на всю жизнь. В итоге сразу после окончания школы, в 1967 году я поступил в Свердловский мединститут. Учеба давалась достаточно легко, я с удовольствием посещал научные студенческие общества на кафедрах. С однокурсниками было чрезвычайно интересно, недаром наш выпуск до сих пор называют «золотым курсом» (выпуск 1973 года). Старостой курса у нас был Владимир Иванович Стародубов — ныне доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН. Также с нами учились многие прекрасные в будущем врачи, организаторы здравоохранения, ученые.

Я благодарен институту не только за то, что обрел себя в профессии, но и за то, что нашел здесь свою вторую половинку. С будущей женой Татьяной мы познакомились на первом курсе, вместе учились. Студенческую свадьбу сыграли после военных сборов. После института жена окончила ординатуру, работала участковым врачом, заведовала поликлиникой. Наш сын пошел по родительским стопам: с отличием окончил УГМА. Сейчас Роман Валерьевич Серебренников кандидат медицинских наук, ассистент кафедры поликлинической терапии, работает врачом УЗИ-диагностики.

Моя первая научная работа вышла на 4-м курсе на кафедре патологической анатомии. 4-й курс стал знаковым для меня и в выборе специальности, — именно в это время у нас был цикл факультетской терапии. Лекции прекрасно читал профессор Семен Самойлович Барац, практические занятия вела ассистент Галина Кузьминична Макеева. При написании истории болезни больной с ревматизмом, курируемой мною, я решил подробно проанализировать патогенетический механизм развития этого заболевания. Сделать это было сложно, так как практической литературы по этому вопросу было мало, пришлось много времени провести в читальном зале библиотеки. Написанная мною история болезни была признана лучшей на всем курсе. И тогда С. С. Барац обратил на меня внимание, подарил мне книгу с подписью «Студенту 406 группы В. Серебренникову за отлично написанную историю болезни», которую я до сих пор храню. Разве я мог предположить, что многие мои последующие годы будут связаны с профессором С. С. Барацем и его кафедрой.

w18.jpgw17.jpgПосле окончания с отличием медицинского института меня пригласили в больницу скорой помощи с перспективой работы в открывающемся при ней кардиоцентре. Здесь одним из многих моих учителей была Нина Дмитриевна Плишкина, заведующая отделением неотложной терапии. В начале 70-х годов интернатура только зарождалась, и мы были, по сути, одними из первых интернов у Нины Дмитриевны. Она нас опекала и многому научила. После интернатуры я остался работать в инфарктном отделении, которым руководила Ираида Михайловна Холодилина. Ее школа стала стартом для многих кардиологов города и области. В те годы аппаратные технологии в кардиологии только создавались, поэтому клинический опыт был действительно бесценен.

В инфарктном отделении вместе со мной начинали работать Виталий Борисович Аретинский, в последующем д. м. н., главный врач Областной больницы восстановительного лечения «Озеро Чусовское», и Ян Львович Габинский, д. м. н., профессор, директор Уральского института кардиологии.

В конце 1975 года стали появляться первые научные работы по ультразвуковому исследованию сердца. В нашей стране в условиях большой секретности они проводились в клинике Евгения Ивановича Чазова и в кардиохирургии в клинике Василия Васильевича Зарецкого. Научным руководителем нашего инфарктного отделения в те годы был прекрасный врач, профессор Иван Мартынович Хейнонен. Однажды он позвал меня в кабинет, показал статью по ультразвуковому исследованию сердца и сказал: «Вот чем надо заниматься». Позднее он познакомил меня с уникальным человеком, ведущим конструктором, почетным радистом СССР Львом Петровичем Юлановым, который являлся одним из первых разработчиков отечественных ультразвуковых аппаратов для исследования сердца. Первые ультразвуковые исследования сердца мы проводили на себе, это был 1977 год. Большую помощь в этой работе оказал мой друг — доцент Софокл Авраамович Иорданиди. Пациентку с тяжелым пороком сердца, которой делали первую эхокардиограмму на нашем аппарате, мы поднимали на стуле на пятый этаж в квартиру к конструктору. Первые удачные снимки, полученные с помощью эхокардиографа, С. Иорданиди повез в Москву к Юрию Никитичу Беленкову (сегодня он академик, ведущий кардиолог России). Когда он увидел их, первым делом спросил: «А где вы их украли?» Дело в том, что оборудование, с помощью которого можно было получить такие снимки, находилось только в Институте кардиологии и было засекречено. Ю. Н. Беленков и О. Ю. Атьков, тогда еще просто врачи, первыми в стране стали использовать ультразвук в кардиологии. Мы же при помощи Л. П. Юланова создали свой аппарат, который в 1979 году был поставлен в кардиоцентр. Аппарат был собран в НПО «Вектор». Позже при поддержке комбината «Ураласбест» был приобретен американский аппарат для ультразвукового исследования со сканированием, и в 1982 году нам с Виталием Аретинским присудили премию Свердловского обкома комсомола за внедрение ультразвуковых методов диагностики сердца. В 1982 году я защитил кандидатскую диссертацию на тему эхокардиографических исследований сердца при инфаркте миокарда, уже работая ассистентом кафедры факультетской терапии.

w19.jpgПосле защиты кандидатской диссертации моей дополнительной нагрузкой стала работа в деканате лечебнопрофилактического факультета и приемной комиссии института. В институте большую помощь в становлении меня как организатора оказали доцент Софокл Авраамович Иорданиди, профессор Виталий Степанович Полканов — проректор по учебной работе мединститута. Благодаря тому, что в моей жизни было достаточно много прекрасных учителей и наставников, я с особым трепетом и почтением отношусь к преемственности в медицине и люблю работать с молодежью. Это помогло мне на новом этапе моей жизни.

В 1987 году встал вопрос об организации диагностических центров в рамках программы ЦК КПСС «Основные направления охраны здоровья населения и перестройки здравоохранения СССР в 12-й пятилетке и на период до 2000 года». Особое внимание было уделено развитию амбулаторно-поликлинического звена и созданию медицинских диагностических центров. Реализацией этого вопроса в Свердловской области стали заниматься начальник управления здравоохранения Свердловской области Александр Борисович Блохин и его заместитель Владимир Иванович Стародубов.

Во время проработки вопроса оказалось, что современного оборудования и хороших специалистов практически нет, поэтому решено было концентрировать данные ресурсы в специализированных центрах, которые бы оказывали содействие поликлиникам. Облздравотдел провел конкурс, на котором отобрали перспективных врачей, которых интересовала терапия и инструментальная диагностика. В числе таких специалистов оказался и я. После конкурса мне предложили возглавить диагностический центр.

w21.jpgw20.jpgЕще одна проблема, с которой мы сразу же столкнулись, — отсутствие готовых помещений. Имелось лишь отселенное общежитие ПО «Уралмаш», которое перестраивалось в наркологическую больницу. Идею открытия в этом здании Центра поддержал директор ПО «Уралмаш» Игорь Иванович Строганов. В процессе реконструкции здания было отселено второе общежитие, а между двумя общежитиями возведено здание-вставка.

Работы по реконструкции здания начались с 1988 года под руководством председателя Свердловского горисполкома Павла Михайловича Шаманова. Первый пациент пришел в Центр в январе 1989 года, когда проводился монтаж ультразвукового оборудования. Официально открытие первой очереди состоялось 16 июня 1989 года, полностью же в строй Центр вошел с января 1991 года.

После того, как я возглавил диагностический центр, мне пришлось много времени уделять дальнейшему образованию: серьезно изучать экономику, организацию здравоохранения. Своими достижениями в этом плане я во многом обязан профессору Александру Борисовичу Блохину, ныне руководителю ГОУ ДПО «Уральский научно-практический центр медико-социальных и экономических проблем здравоохранения», моему учителю и научному консультанту докторской диссертации по организации здравоохранения.

В 1993–1994 годы мне посчастливилось пройти обучение по программе подготовки менеджеров здравоохранения, которую учредили совместно правительство Свердловской области и НОУ ХАУ фонд Великобритании. Теоретические вопросы изучались в Екатеринбурге, а практические — в клиниках Англии.

w22.jpgВ 1997 году я прошел подготовку и стажировку в Манчестерском университете уже как преподаватель менеджмента в здравоохранении.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о знаковом проекте в Вашей жизни — Екатеринбургском консультативнодиагностическом центре.

— На момент открытия Центра в диагностических отделениях территориальных лечебно-профилактических учреждений города выполнялись преимущественно рутинные стандартные и скрининговые исследования.

Необходимость открытия диагностического центра была прежде всего обусловлена возрастающей потребностью достаточно большого региона (Свердловской области) в высокоэффективных специальных методах диагностики, проведении точной диагностики, и в первую очередь — на догоспитальном этапе.

В соответствии с поставленной целью — удовлетворить потребность населения в современных специальных методах диагностики — на этапе организации были определены основные первоочередные направления деятельности нашего Центра:

1. Обследование максимального числа пациентов с использованием методов исследования, практически недоступных широкой сети лечебно-профилактических учреждений и позволяющих обеспечить высокий уровень диагностики;

2. Осуществление в амбулаторных условиях ряда сложных диагностических исследований, ранее проводимых в условиях стационара.

На этом этапе деятельности центра решались следующие задачи:

1.Сокращение до минимума рутинных методов исследования;

2.Расширение спектра диагностических исследований на амбулаторном уровне за счет разработки и внедрения принципиально новых, максимально интенсифицированных диагностических процедур и уникальных методов патогенетической диагностики;

3.Активное использование уже известных и разработка новых, отвечающих всем требованиям современной науки, модифицированных методик с целью повышения информативности применяемых методов исследования.

w24.jpg 

w25.jpg

Было сформировано несколько потоков больных:

1.Пациенты, направленные из лечебно-профилактических учреждений на консультацию к специалистам Центра для проведения расширенного, углубленного обследования и заключения по дальнейшему ведению больного;

2.Пациенты, идущие на одиночные исследования в один из диагностических отделов;

3.Пациенты, направленные на одиночное исследование при выявлении патологии, требующие дополнительного дообследования (в Центре отработан механизм перенаправления пациентов из одного диагностического отдела в другой до достижения адекватного уровня обследования);

4.Пациенты, обратившиеся самостоятельно;

5.Отдельный поток составил биоматериал, поступающий в лабораторный отдел.

В последние годы по мере развития здравоохранения и изменения характера работы первичной медико-санитарной помощи назрела проблема дальнейшего совершенствования работы диагностических центров и поиска их места в системе здравоохранения.

Сегодня основными задачами, связанными с совершенствованием диагностической службы и расширением ее доступности, являются:

1. Формирование теоретической, нормативной и практической базы для разработки модели региональной комплексной многоуровневой системы диагностического обеспечения, интегрированной в современную систему здравоохранения, обеспечивающей взаимодействие диагностических подразделений и служб всех уровней, иерархизацию и стандартизацию их работы:

Первый уровень — обеспечение массовых видов диагностики и контроля качества лечебного процесса для специалистов первичного звена здравоохранения в диагностических службах и подразделениях общей лечебной сети;

Второй уровень — обеспечение доступных, высокоинформативных и высокотехнологичных видов дифференциальной диагностики на догоспитальном этапе для специалистов первичного звена здравоохранения в региональных и муниципальных консультативнодиагностических центрах;

Третий уровень — проведение актуальных специализированных видов диагностических исследований для обеспечения дифференциальной диагностики и контроля качества лечебного процесса в Центрах высоких медицинских технологий.

2. Повышение доступности диагностической помощи, то есть оптимизация соотношения времени ожидания результатов исследований и времени принятия клинических решений.

3.Обеспечение регламентированных уровней качества диагностических исследований, корректности и достоверности получаемых результатов с учетом стандартизации требований к материальнотехническому и кадровому обеспечению, подготовке кадров, применяемым технологиям и формированию современной системы контроля качества диагностического процесса.

4.Оптимизация потребления диагностических ресурсов в учреждениях здравоохранения, разработка критериев оценки потребления диагностических ресурсов и эффективности диагностических служб.

5.Создание экспертной системы по вопросам технического обеспечения и технологий оказания диагностических медицинских услуг.

6.Повышение уровня подготовки клиницистов как потребителей диагностической информации.

Екатеринбургский консультативнодиагностический центр (ЕКДЦ) успешно решает перечисленные задачи в следующих направлениях:

1. С одной стороны, в качестве эксперимента в состав ЕКДЦ были введены элементы первичной медико-санитарной службы близлежащего района. В 2002 году в состав Центра вошла женская консультация, обслуживающая 84 тыс. женщин, а в 2004 — территориальная поликлиника с прикрепленным населением 134 тыс. человек и травмпункт, обслуживающий 265 тыс. человек.

В новой поликлинике удалось компьютеризировать все рабочие места, сформировать ряд информационных программ с учетом опыта работы диагностического центра. Объединение диагностической, лабораторной служб и компьютерной базы позволило часть технологий, предназначавшихся ранее для обследования прикрепленного населения, сосредоточить в поликлинике, в результате чего мощность диагностического центра для приема жителей города увеличилась. В регистратуре поликлиники внедрена (по опыту работы Центра) электронная запись к врачам и вызов на дом. Разработана и внедряется электронная амбулаторная карта.

Центр является активным участником реализации приоритетного национального проекта «Здоровье».

Женская консультация и территориальная поликлиника из отсталых превратились в современные учреждения.

2. Второе направление — это совершенствование консультативнодиагностической помощи (2-й этап) жителям города. Данная работа проводится строго в рамках муниципального заказа.

В консультативной поликлинике Центра всестороннее обследование пациентов обеспечивается работой врачей 26 медицинских специальностей, детских и взрослых.

Таким образом, в ЕКДЦ объединены два уровня диагностики (первичная медико-санитарная помощь и высокоинформативные и высокотехнологические виды дифференциальной диагностики на догоспитальном этапе).

-Валерий Александрович, являясь членом правления Диагностической медицинской ассоциации, пожалуйста, охарактеризуйте в целом деятельность диагностических центров в нашей стране.

-Как известно, в 1988 году по инициативе министра здравоохранения CCCР Евгения Чазова была принята целевая программа создания в стране диагностических центров, согласно которой были организованы и до настоящего времени успешно функционируют около 44 центров. Ситуация, сложившаяся в последующие годы, заставила руководство центров искать новые пути и формы развития, а порой и выживания. Одним из таких путей стало объединение диагностических центров в 1992 году в Диагностическую медицинскую ассоциацию (ДиаМА). Главные задачи нашей ассоциации — продвижение реформ в здравоохранении, способствование разработке и внедрению современных, прогрессивных медицинских технологий, оказание помощи членам ассоциации в обмене опытом, подготовке и повышении квалификации специалистов.

Работа этих учреждений в течение 20 лет доказала правильность принятого решения по их организации. Это позволило сформировать рекомендованную ВОЗ трехуровневую систему диагностики, значительно повысить методический уровень и качество диагностического процесса в регионах, где получили достаточное развитие КДЦ, обеспечить население высокоинформативной доступной диагностической помощью именно на догоспитальном этапе.

В КДЦ наиболее экономично и эффективно используется сложное дорогостоящее медицинское оборудование, широко применяются современные средства и методы диагностики, новые организационные и медицинские технологии. В Центрах проводится комплексное лабораторно-инструментальное исследование по 300–450 видам диагностики (в среднем 1000–1500 исследований в день) в оптимально короткие сроки и с высоким уровнем качества и достоверности получаемых результатов, выполняется от 40 до 80 % компьютерных томографических и сонографических, четверть нейрофизиологических исследований из общего числа диагностических тестов, проводимых в лечебно-профилактических учреждениях территорий. Высокий уровень квалификации медицинского персонала и рациональная организация позволяют обеспечивать работу структурных подразделений центров в интенсивном режиме. При этом средняя нагрузка на оборудование и специалистов в 1,5–2,5 раза превышает аналогичные показатели в общей лечебной сети.

w26.jpg    

w27.jpg

В ряде регионов России на базе КДЦ созданы специализированные медицинские центры: аллергологические, глаукомные, диабетологические, сурдологические, медицинской генетики, планирования семьи и репродукции и др.

В КДЦ также получили развитие стационары дневного и краткосрочного пребывания, в которых наряду с применением традиционных диагностических технологий (например, инвазивных, требующих краткосрочного наблюдения) активно внедряются и такие перспективные лечебно-диагностические направления, как амбулаторные, в том числе эндоскопическая хирургия, литотрипсия и термотерапия и другие, позволяющие в короткие сроки с применением высокотехнологичных вмешательств при минимизированных затратах провести необходимое оздоровление.

КДЦ принимают участие в реализации федеральных и региональных целевых программ: «Сахарный диабет», «Планирование семьи», «Безопасное материнство» и других.

С целью приближения диагностической помощи к медицинским учреждениям первичного звена во многих КДЦ созданы межрайонные филиалы и организованы выездные бригады. Учреждения ведут большую работу по оказанию медицинской помощи детям и сельским жителям. Объем исследований для детских лечебных учреждений достигает 20–25 %.

Высока роль диагностических центров в проведении последипломной подготовки врачей. На их базах созданы кафедры по подготовке специалистов ультразвуковой и функциональной диагностики, эндоскопии и других методов диагностики факультета последипломного образования.

В регионах России, имеющих КДЦ, постоянно улучшается качество диагностики. Так, по данным ряда территорий, благодаря раннему выявлению и точности диагностики заболеваний хирургического профиля, за последние 15 лет послеоперационная летальность снизилась в 10–15 раз, количество проведенных оперативных вмешательств увеличилось в 3–5 раз. Выявление ранних форм онкологических заболеваний возросло с 25 до 35 %, повысилась эффективность лечебных мероприятий. Использование в КДЦ современных высокоинформативных технологий и внедрение в регионах уровневой системы организации диагностики позволяют сокращать сроки пребывания больных в стационарах, снижать потребность в диагностических койках в больничных учреждениях. Как показали расчеты, экономический эффект от деятельности подобных центров в среднем более чем в два раза превышает общие расходы на их содержание.

-Какие изменения, по Вашему мнению, в условиях модернизации российского здравоохранения могли бы способствовать наиболее динамичному развитию диагностических центров?

-Есть общие проблемы, характерные для всей системы здравоохранения, связанные с законодательной базой российского здравоохранения.

К сожалению, с изменением экономической ситуации в стране развитие консультативно-диагностических центров не так динамично, как хотелось бы. К настоящему времени в большинстве действующих центров оборудование выработало свой ресурс, а возможности местных бюджетов не позволяют обеспечить его полноценную замену.

Дефицит финансирования учреждений первичного звена здравоохранения и сокращение в них обычных, широко используемых методов исследования, необходимость привлечения средств привели к увеличению в центрах объемов рутинной диагностики. По этой причине многие центры для сохранения объемов диагностики в своих регионах начинают функционировать в режиме централизованных диагностических служб, не получая при этом необходимой финансовой поддержки.

В условиях модернизации российского здравоохранения мы опять впадаем в крайности. Сначала мы работали за развитие первичной медико-санитарной помощи, сегодня за Центры высоких технологий, и забываем о промежуточном звене — консультативно-диагностических центрах разного уровня, тем самым нарушается трехуровневая система диагностики, предложенная Всемирной организацией здравоохранения.

-За 20 лет существования Центра проделана действительно большая работа. Как Вам удалось создать такой мощный амбулаторнополиклинический комплекс?

-Как я уже говорил, мне очень повезло с наставниками. Сердечность, мудрость и бесценный опыт этих людей во многом определили мой профессиональный путь и, безусловно, успешное развитие Центра. Я счастлив, что в моей жизни встречались люди, которые могли в нужное время дать дельный совет.

По моему мнению, главный врач — не просто менеджер, управляющий учреждением; это тот человек, который определяет вектор развития больницы. При этом любое развитие сопряжено с риском. Врач, руководитель должен уметь совершать ПОСТУПКИ, и мы с моими коллегами совершали их, когда этого требовало дело. Таких моментов в моей жизни было много, и я думаю, люди помнят об этом. Это связано с работой и в кардиологической реанимации, и в деканате. Особенно это проявилось, когда я стал руководителем. Мне больших трудов стоило получить и смонтировать новое для Урала оборудование (о посадке самолета из Японии при отсутствии таможни в городе Свердловске в конце 1988 года неоднократно говорилось в прессе); отстоять свою точку зрения на будущее Центра в ученом совете института и в министерстве. В конце концов, мне пришлось отказаться от практической деятельности врача — своего любимого на тот момент дела. Во имя развития Центра я должен был переключиться на решение организационных, финансовых и юридических вопросов. Конечно, сегодня я периодически веду больных, консультирую, но основная моя задача — в обеспечении слаженной работы всей нашей структуры. Главное помнить, что стать руководителем только по приказу невозможно. Каждый человек, стремящийся занять такой пост, должен попробовать свои силы хотя бы с небольшим коллективом, научиться принимать ответственные решения. Безусловно, моя деятельность не является эталоном, но, как поется в песне Фрэнка Синатры, — это мой путь.

По опыту я понимал: чтобы добиться успеха, нужна сплоченная квалифицированная команда. Потребовались годы, чтобы создать дружный коллектив профессионалов. Сегодня в нашем объединении работает более 700 человек, и каждого я ценю и за каждого отвечаю. Я прислушиваюсь к мнению своих сотрудников и не приемлю тоталитарного принципа руководства. Важную роль в формировании дружной команды играет преемственность поколений. Кроме того, люди старшего поколения коллектива являются наставниками для молодых специалистов. Передача знаний от более опытных сотрудников — важнейший момент в кадровой политике всего нашего объединения.

ОТЗЫВЫ КОЛЛЕГ

w28.jpgВиталий Борисович АРЕТИНСКИЙ, главный врач ГАУЗ СО «Центр восстановительной медицины и реабилитации «Озеро Чусовское»:

— Я познакомился с Валерием Александровичем Серебренниковым в 1974 году, когда пришел ординатором в инфарктное отделение больницы скорой помощи. Под чутким руководством Холодилиной Ираиды Михайловны мы начали совместную профессиональную деятельность.

Врач — человек творческой профессии. Если же творческое начало отсутствует в деятельности врача, то, как правило, он не добивается высоких результатов. Такие доктора не расположены к плодотворной работе и глубокому осмыслению. Валерий Александрович всегда был склонен к чрезвычайно справедливой оценке себя и окружающих. Если рассматривать отношение к работе этого человека, то Валерий Александрович мог бы стать отличным прототипом доктора Хауса. Он всегда обладал большим творческим потенциалом, что положительно сказывалось на качестве работы. Неформальное отношение к больному, полная самоотдача в работе, высокая эрудиция, глубокая порядочность, постоянное стремление к получению новых знаний — всеми этими уникальными качествами обладает Валерий Александрович Серебренников.

Помимо совпадения профессиональных интересов с юности нас связывали и общие взгляды на жизнь, искусство, отдых и т. д. Мы оба любили хорошую литературу, театры, музыку. Правда, Валерий Александрович тяготел к джазу, а я к классической музыке — Моцарту, Чайковскому, Вагнеру. Общие увлечения сблизили нас и позволили стать добрыми друзьями.

Работая в инфарктном отделении, мы занимались абсолютно новым на тот момент времени направлением в кардиологии: применением ультразвука в лечении острого инфаркта. Получив первый образец отечественного УЗИ-аппарата, разработанного генеральным конструктором свердловского завода Львом Александровичем Юлановым, Валерий Александрович стал первым врачом в Свердловской области, освоившим ультразвуковую диагностику. Но тогда полученные снимки не выводились с помощью принтеров, поэтому приходилось каждое изображение фотографировать, а затем проявлять и распечатывать. Чтобы ускорить процесс, Валерий Александрович сконструировал приставку для фотосъемки изображений, которые отображались на экране УЗИаппарата. Ультразвук позволял оценивать сократительную насосную функцию сердца, мы могли видеть воочию, что происходило с сердцем, и с помощью лекарственных средств улучшать функции больного сердца, а значит, влиять на размеры инфаркта. Все проводимые исследования легли в основу наших диссертационных работ.

После того, как Валерий Александрович принял предложение занять должность главного врача ЕКДЦ, наше плотное профессиональное сотрудничество прекратилось, так как он углубился в организаторские и управленческие вопросы — Центр приходилось создавать с нуля, что требовало огромных усилий. Но, несмотря на это, наша дружба сохранилась. Я этому очень рад. Таких достойных людей, как Валерий Александрович Серебренников немного, поэтому я дорожу нашей дружбой.

w29.jpgЯн Львович ГАБИНСКИЙ, директор ГБУЗ СО «НПЦ «Уральский институт кардиологии»:

— Я рад, что мне довелось поработать совместно с Валерием Александровичем Серебренниковым. Мы, молодые и полные энергии, работая в инфарктном отделении больницы скорой помощи в середине 70-х годов, были нацелены на освоение диагностических методик в лечении острого инфаркта. Данное направление было новым веянием в кардиологии, поэтому это были самые интересные и одновременно самые трудные времена в нашей профессиональной деятельности.

Валерию Александровичу принадлежат первые шаги и весомый вклад в развитии эхокардиографии на Урале. Он умел брать на себя ответственность и всегда стремился к достижению поставленных целей. Немаловажную роль в его успешной карьере сыграла и склонность к глубокому анализу научных изысканий и практического опыта. На мой взгляд, именно благодаря этим качествам характера, а также хорошим организаторским способностям, Валерию Александровичу удалось с нуля создать мощный диагностический центр, где на современной материальнотехнической базе работают высококвалифицированные специалисты.

Мало кому из докторов удается воплотить в себе одновременно прекрасного врача-практика, пытливого ученого и великолепного управленца. Валерию Александровичу Серебренникову вот уже многие годы удается с блеском совмещать все эти роли.

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×