1 СТРЕМЛЕНИЕ К КАЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНЕ | Медицина Российской Федерации

СТРЕМЛЕНИЕ К КАЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНЕ


jpg" title="Игорь Евгеньевич КВЯТКОВСКИЙ Министр здравоохранения Астраханской области Родился 14 ноября 1960 года в Пензе. В 1984 г. закончил Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова (г. Ленинград) по специальности «Лечебно-профилактическое дело», «Авиацион- ная и космическая медицина». В течение 9 лет проходил службу в Вооруженных Силах. С 1993 по 1999 гг. занимал пост начальника медицинской службы УФСБ РФ по Астраханской области. Член Военно-медицинского совета ФСБ России. Затем работал в структурах ОАО «Газпром», в том числе в НУЗ «Медико-санитарная часть». С 2005 года — председатель комитета по здравоохра- нению администрации г. Астрахань, а с 2008 — заместитель председателя Правительства Астра- ханской области по социальной политике. С 29 мая 2010 года назначен министром здравоохра- нения Астраханской области. Неоднократно был награжден ведомственными наградами Вооруженных Сил СССР. В 2008 году отмечен Почетной грамотой Губернатора Астраханской области и Почетным знаком «За граж- данские заслуги» второй степени." border="0" align="left" alt="bbb54.jpg" width="300" height="372" />Модернизация здравоохранения, улучшение демографической ситуации, реализация ПНП «Здоровье», развитие высокотехнологичной помощи, обеспечение граждан лекарственными средствами, оптимизация работы здравоохранения — вот первостепенные направления работы Министерства здравоохранения Астраханской области во главе с Игорем Евгеньевичем КВЯТКОВСКИМ. Региональная политика в области здравоохранения уже сейчас способствовала достижению позитивных результатов.

Игорь Евгеньевич, прежде Вы возглавляли городской комитет здравоохранения и работали заместителем председателя Правительства по социальным вопросам. Насколько взгляд министра «изнутри» на происходящее в здравоохранении отличается?


— Для стороннего человека, возможно, что-то стало бы откровением. Но мне все проблемы хорошо знакомы. Конечно, кризис сказывается на социальной ориентированности бюджета, в области произошло падение объемов за счет Газпрома — это порядка 30 процентов, и компенсировать эти потери мы не можем сейчас. Так что сегодняшние реалии — это трудности с ресурсами, с лекарственным обеспечением. А за последние пять лет в медицине произошел существенный прорыв, и на рынок пришли новые технологии, кадры, серьезное оборудование, которые требуют иного финансирования. Медицина дорожает. В условиях кризиса, когда бюджет ограничен, приходится по-иному строить работу. Мы стремимся к качественной медицине. Однако некоторые изменения будут связаны с объемами финансирования. Сегодня здравоохранение требует кризисного управления, то есть определения приоритетов и снижения расходов по статьям не первостепенной важности. Мы намерены отказаться от некоторых программ, готовы финансировать лишь те, что влияют на развитие демографической ситуации: профилактика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний, онкологии и поддержка детства. Хотелось бы, конечно, привлечь в регион некоторые федеральные программы, но все они требуют софинансирования, а мы этого пока себе позволить не можем. Федеральные проекты — до лучших времен.

Какая-то безысходность в этих словах.

— Никакой безысходности, я лишь обрисовал сегодняшнюю ситуацию и тот план развития, который подкреплен фактами. Нам необходимо снизить расходы по ряду программ и одновременно сделать медицинскую помощь более эффективной. Для этого требуется понять, как будет складываться федеральный бюджет на 2011 год: объемы финансирования здравоохранения, способы оплаты оказания медицинской помощи. Еще один важный момент — использование прочих ресурсов оказания медуслуг в рамках программы госгарантий. Речь идет о привлечении в здравоохранение частных источников. Если частное предприятие возьмет на себя расходы по созданию и содержанию какой-либо медицинской инфраструктуры — клиники или центра, а органы власти грамотно разместят там заказ на оказание качественной и доступной услуги и будут оплачивать только эту услугу, то выиграют все — и здравоохранение, которое будет избавлено от головной боли по ремонту и содержанию, и население.

Каждый раз, когда речь заходит о привлечении в здравоохранение частного капитала, у людей возникает опасение: будет ли эта помощь бесплатна?

— Мы размещаем госзаказ, который гарантирует бесплатную помощь. Другое дело, что существует теневой рынок медицинских услуг, который можно запретить или легализовать. Учитывая дефицит финансирования системы, я бы попытался его легализовать. Вопервых, то, что можно контролировать, всегда регулируется. Во-вторых, если население за услуги платит — значит, оно готово платить. А еще существует такое положение: когда в чем-то участвуют собственные средства — всегда снижается потребность. Это очень четко прослеживалось в ситуации с дополнительным лекарственным обеспечением. Если население участвует в софинансировании — пусть это даже три рубля, реальное потребление сразу уменьшается. У нас была попытка в одной поликлинике отрегулировать посещения. Там стали продавать бахилы, и количество ненужных посещений сократилось. Даже такое микроскопическое софинансирование заставляет человека считать деньги и просчитывать потребности. Это как раз показатель ответственности каждого за собственное здоровье.

Но как к этому отнесутся пациенты, когда им придется обращаться в больницу, где не будет круглосуточных коек?

— На днях в Харабалинском районе зашел разговор. Жалуются: вот в дневной стационар привезли пожилую женщину, вечером ее забирать домой, а завтра опять везти. Я спрашиваю: а если к вам на дом приедет врач, сделает те же самые манипуляции, но больная останется дома, в родных стенах, которые, как известно, помогают, это лучше? Согласились, что для больной это лучше. А для медицины — дешевле. Вопрос — в доступности медицинской помощи. И в качестве работы первичного звена. Пока оно не заработает в полном объеме, никакая специализированная, высококвалифицированная, высокотехнологичная медицинская помощь ситуацию не спасет, потому что это уже ликвидация последствий. Но последствия легче предотвратить.

А как эту ситуацию изменить? Как заставить работать первичное звено?

— Это можно сделать, перейдя к финансированию за результат. Очень простой способ — подушевое финансирование. И показатели, которые оцениваются: наличие или отсутствие заболеваний или осложнений, которые требуют внешней медицинской помощи. Представьте, что врач общей практики, на которого мы делаем большую ставку в сельском здравоохранении особенно, получает по единому тарифу определенную сумму на свой участок — допустим, по 500 рублей на человека. У него есть определенные обязательства по оказанию первичной медико-санитарной помощи, и он ее оказывает. Но есть также стандарты, на которые он ориентируется. Если возникнет необходимость отправить больного на консультацию в какой-то центр — он его отправит, но средства на консультацию уходят все из той же суммы и врач понимает, что, оплачивая внешнюю помощь, он теряет «свои» деньги. Так что ему придется работать с полной отдачей. Если состояние здоровья больного ухудшится — его придется направить в еще более дорогой центр. И оплата внешней помощи для врача общей практики, а не для больного станет еще дороже. Так что лучше заниматься профилактикой, ранним выявлением и ранним лечением болезни, скрининговой диагностикой. Все это намного эффективнее работает, и именно на этом мы намерены сосредоточить усилия.

Сельское здравоохранение требует пристального внимания?

— В селе мы неизбежно придем к другой медицине, которую будут осуществлять врачи общей практики. Сельским врачам пока недоступны новые технологии. Скажем, сегодня, чтобы снять ЭКГ и интерпретировать его дистанционно, достаточно простого устройства. Приехал врач по вызову — снял ЭКГ, результаты кардиолог расшифровал на расстоянии, и тогда можно принять грамотное решение — везти больного в кардиологический центр или оставлять лечить на месте. Один на один врач общей практики с проблемой не остается. Но пока все это пугает сельских врачей. Возможно, начнут пользоваться этими технологиями — все со временем придет в норму. Устройство копеечное: на всю область, включая каждый ФАП, требуется порядка 31 мил. рублей. В один момент, конечно, всех не оснастим, но, тем не менее, дело движется. И помощь реально становится доступной населению.

Особенно когда больного повезут по нашим ужасным дорогам…

— Вообще-то дороги — проблема не медицинская. Но даже если дороги плохие — будем везти по ухабам, чтобы спасти человека. Мы работаем в условиях дефицита ресурсов, дефицита финансов, но работаем! Есть вещи абсолютно не бесспорные. Например, вот сейчас у нас выявлено больше больных тубер-кулезом — это хорошо или плохо? Вы считает, что плохо? А если таких случаев стали выявлять больше благодаря диагностике, которая стала эффективнее? Или еще: по показателю «прочий медицинский персонал» наше здравоохранение упало с 30-го на 77-е место. В прошлом году мы приняли меры к тому, чтобы исправить ситуацию на рынке труда, и предложили людям занять эти ставки. Нигде не хотят за такие деньги, а у нас пошли работать, так что теперь у нас якобы переизбыток санитарок. Так плохо это или хорошо? Сейчас этот показатель сняли, а перед тем была команда: давайте как-нибудь по-другому преподнесем эти ставки, а то мы плохо выглядим. Но я не хочу выглядеть плохо или хорошо, и незачем считать персонал, когда лучше всего оценивают работу отрасли показатели продолжительности жизни, смертности и рождаемости, и в этом смысле у нас ситуация стала намного лучше, чем в предыдущие годы.

Кадровая проблема сегодня тоже требует других подходов?

— В течение шести лет мы активно готовим управленцев в Астраханском филиале Волгоградской академии управления, Академии народного хозяйства имени Плеханова, недавно Президентскую программу подготовки кадров представил АГУ. Задача — не просто подготовить, но и дальше тянуть их по этой жизни, выстроить некую траекторию. Если мы хотим реальных улучшений в отрасли, конечно, а мы этого хотим. И с нашей академией мы перейдем на другие отношения: заказчик — подрядчик. Академия должна работать под нас, под реальные потребности практической медицины. Определены направления, по которым мы будем сотрудничать. Есть понимание. Но делать все надо очень быстро, потому что очень быстро меняется внешняя среда и сегодняшний рынок медуслуг — уже не тот, что был вчера.

СПРАВКА:

Игорь Евгеньевич КВЯТКОВСКИЙ

Министр здравоохранения Астраханской области

Родился 14 ноября 1960 года в Пензе. В 1984 г. закончил Военно-медицинскую академию им.С. М. Кирова (г. Ленинград) по специальности «Лечебно-профилактическое дело», «Авиационная и космическая медицина». В течение 9 лет проходил службу в Вооруженных Силах. С 1993 по 1999 гг. занимал пост начальника медицинской службы УФСБ РФ по Астраханской области. Член Военно-медицинского совета ФСБ России. Затем работал в структурах ОАО «Газпром», в том числе в НУЗ «Медико-санитарная часть». С 2005 года — председатель комитета по здравоохранению администрации г. Астрахань, а с 2008 — заместитель председателя Правительства Астраханской области по социальной политике. С 29 мая 2010 года назначен министром здравоохранения Астраханской области.

Неоднократно был награжден ведомственными наградами Вооруженных Сил СССР. В 2008 году отмечен Почетной грамотой Губернатора Астраханской области и Почетным знаком «За гражданские заслуги» второй степени.

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×