1 ГБУЗ СО «ТУРИНСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАЙОННАЯ БОЛЬНИЦА ИМ. О. Д. ЗУБОВА» ЧЕСТВУЕТ СВОИХ ВЕТЕРАНОВ | Медицина Российской Федерации

ГБУЗ СО «ТУРИНСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАЙОННАЯ БОЛЬНИЦА ИМ. О. Д. ЗУБОВА» ЧЕСТВУЕТ СВОИХ ВЕТЕРАНОВ


Широкий выбор медикаментов, одноразовые инструменты, высокоточная аппаратура и другие составляющие современной медицины заметно облегчают нелегкий труд врачей, медсестер и младшего медицинского персонала. А ведь у многих медицинских работников еще свежи воспоминания о тех временах, когда медицина была совершенно иной: обогрев больниц осуществлялся с помощью дровяных печей, которые нужно было топить каждое раннее утро, системы и шприцы были многоразовыми, поэтому требовали ежедневной рутинной стерилизации, а диагностики в сегодняшнем понимании не существовало и вовсе. Но людей, для которых медицина — призвание и любовь на всю жизнь, все эти трудности не пугали, а наоборот, мотивировали работать ответственно, качественно и эффективно. Чтобы вспомнить, каково было работать в далекие 1960-е и 1970-е годы, администрация ГБУЗ СО «Туринская центральная районная больница им. О. Д. Зубова» организовала чаепитие для своих дорогих и уважаемых ветеранов, ставшее в данном учреждении доброй традицией.

Главный врач Алла Леонидовна КОСТАРЕВА:

84.jpg— Уважаемые ветераны, сегодня мы вас собрали в стенах родной больницы для того, чтобы вспомнить истоки организации здравоохранения в Туринском городском округе и послушать рассказы о том, как вам работалось и жилось в те далекие годы.

Но прежде чем вы начнете делиться своими воспоминаниями, я хочу сказать вам большое спасибо за то, что посвятили жизнь здравоохранению, отдали медицине лучшие свои годы. На вашу долю выпало нелегкое время. Тогда санитарочки носили на собственных плечах воду ведрами, стирали белье в бочках, топили печи дровами, врачи боролись за жизни людей, не имея в своем арсенале самый минимум медикаментов. При том уровне технического и материального оснащения больниц действительно все зависело от ваших знаний, умений и опыта. Наверное, мы, нынешнее поколение, не смогли бы работать в таких условиях. Поклон вам до земли, что вы в таких нечеловеческих условиях ответственно и с душой делали свое дело.

Сегодня таких сотрудников, без остатка влюбленных в свою работу, найти крайне сложно. На данный момент кадровый вопрос стоит очень остро, тем более в районных больницах. Молодежь неохотно едет работать в небольшие города, предпочитая мегаполисы. Для примера скажу, что возраст двух наших рентгенологов — свыше 70 лет. Практически в каждой службе большая часть врачебного и среднего медперсонала — люди предпенсионного или пенсионного возраста. Приток молодых кадров нам крайне необходим, и я надеюсь, что, услышав и прочитав ваши воспоминания и вдохновившись вашей любовью к медицине, молодые специалисты в качестве своего места работы выберут именно Туринскую центральную районную больницу.

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Фельдшер оргметодкабинета Нэля Николаевна ЧУСОВИТИНА:

86.jpg— До революции Туринский район был частью Туринского уезда Тобольской губернии. В то время в состав Туринского уезда входили Слобода-Туринская, Таборинский район и часть Гаринского района. Жителей тогда насчитывалось более 70 тысяч человек, а в самом Туринске проживало около 4,5 тысяч человек. Сельское население преобладало, а город только зарождался. Средняя продолжительность жизни населения Туринского уезда составляла всего 32 года.

При множестве церквей (семи) было всего два медучреждения: городская больница на 20 коек и крестьянская на 10 коек. Городская больница располагалась в каменном двухэтажном доме: второй этаж был занят под 20 коек стационара, а на первом размещалась кухня и кабинеты для амбулаторного приема. Крестьянская больница располагалась в деревянном одноэтажном здании, недалеко от городской больницы. Хирургическая помощь в то время оказывалась в городе Ирбите, а специализированных коек не было в принципе. На весь уезд работала одна акушерка — Анна Никоновна Уфимцева. Вообще, до 1917 года на весь район было четыре врача: Суетин, Гущин, Агеносов, Израильсон. Они обслуживали Туринское население и занимались частной практикой. Во время революции Суетин, заведующий крестьянской больницы, по неизвестным причинам бежал в Сургут, а заведующий городской больницей Гущин тоже оставил свой пост, сбежав с белыми в Тобольск. Израильсон остался здесь работать после революции, и только в 1925 году из нашей больницы был переведен в город Ирбит, где стал первым заведующим окружного здравотдела.

85.jpgВ те годы взрослые на стационарное лечение ложились неохотно, а дети вообще не госпитализировались. Врач Николай Александрович Рактин вспоминает, как уговаривал одну девушку с воспалением легких лечь в больницу, на что ее родственники сказали: «Зачем ей в больницу ложиться? Пусть умрет дома, под образами». Но он ее выходил, и считал это первым своим достижением, так как тогда еще был студентом.

Нужно отметить, что 1919 — 1924 годы — время борьбы с сыпным тифом. По решению Туринского исполкома на время эпидемии в доме бывшего купца Котельникова было открыто тифозное отделение на 15 коек. В борьбе с тифом активное участие принимал все тот же студент третьего курса Томского университета медицинского факультета Рактин.

Не успела стихнуть эпидемия тифа, как в июле 1922 года вспыхнула эпидемия холеры. Из 144 заболевших удалось отстоять жизни только 60 человек. Главным оружием против холеры тогда была обязательная госпитализация и карантин, а из медикаментов — соляная кислота, физраствор, спирт, хлорная известь для дезинфекции, теплые ванны и обильное питье. Несмотря на голод, холерные больные и медицинские работники были обеспечены хорошим пайком, в котором присутствовали сахар, мед и белая мука.

Лечебная сеть в период с 1917 по 1924 год была представлена городской больницей на 30 коек, аптекой, приемным покоем и амбулаторией. Обслуживающего персонала насчитывалось 29 человек, из них три врача, четыре фельдшера, акушерка, зубной врач, три медсестры.

87.jpgПосле 1925 года, когда был ликвидирован Туринский уезд и образован Туринский район, наши медицинские учреждения во главе с районной больницей умножались, расширялись, обрастали квалифицированными кадрами. Городская и крестьянская больницы уже были объединены. Инфекционные бараки после победы над эпидемией холеры и сыпным тифом были реорганизованы в терапевтическое отделение. Коечная сеть увеличилась до 40 коек,-из которых половина предназначалась для хирургических больных и рожениц, а другие 20 коек — для терапевтических больных и детей.

В 1926 году в нашей больнице начали проводить операции. К нам приехали хирурги Мальгин и Авенариус, которые специализировались на грыжесечении, абортах, а также хирургических вмешательствах при гнойных заболеваниях.

С 1931 по 1959 год здравоохранение Туринского района возглавлял один из первых врачей советского периода Николай Александрович Ракитин, который получил звание Заслуженный врач республики. За период его работы произошло становление и развитие здравоохранения, от керосиновой лампы и печного отопления, привозной воды и деревянных тесных помещений до строительства новых зданий, открытия специализированных отделений больницы, расширения коечной сети с 50 до 400 (к 1960 году).

Нужно отметить, что в 1931 году при непосредственном участии Николая Александровича Ракити-на решением сессии Туринского исполкома выделено 64 тысяч рублей на строительство главного корпуса районной больницы. В 1933 году это строительство завершилось. В новом корпусе разместились хирургическое, гинекологическое, терапевтическое и детское отделения. Родильное отделение было оставлено в старом здании. Коечный фонд был доведен до 60 мест. На селе было открыто шесть фельдшерских пунктов.

88.jpgПериод с 1931 по 1940 годы можно охарактеризовать временем борьбы за внедрение санитарной культуры на селе и в городе, созданием условий сохранения жизни детей младшего возраста, а также как период подготовки кадров среднего медперсонала. Районная газета в то время писала: «Сегодня туринцы дают свой первый отчет: построено много бань, отремонтированы колодцы, разбиты палисадники, побелены избы, приведены в порядок скотные дворы и уборные». Для нас сейчас это мелочи, а тогда это стало началом огромного дела — плановой профилактики и предупреждения болезней. В то время количество фельдшерских пунктов возросло до 16, количество яслей в 1938 году достигло 120. В эти же годы заведующий ФАПом Нифонтов построил стационар на 15 коек, что стало началом возведения участковых больниц. В городе Турин-ске удалось построить отдельное помещение для детской и женской консультаций. Налаживание этой большой ответственной работы выпало на долю скромной труженицы и врача Евдокии Дубининой. Работала она у нас по 1962 год.

89.jpgОсобая заслуга Николая Александровича состояла не только в том, что он по роду своей медицинской деятельности был первоклассным хирургом, акушер-гинекологом и организатором здравоохранения, но и в том, что в довоенные годы он создал при больнице обширное подсобное хозяйство. В этом хозяйстве росли яблони, смородина, вишня, малина, выращивались пшеница, ячмень, овес, содержались собственные лошади, разводился скот и домашняя птица. Данное хозяйство обеспечивало питание больных и медперсонала, а также помогало фронту: больница передала армии лучшего жеребца и денежные средства на приобретение самолета.

После войны районная больница под руководством Ракитина начала быстро расти. Появляются новые помещения, где размещаются инфекционное отделение, противотуберкулезный диспансер, городская больница № 2, открывшаяся в заводском поселке. Благодаря поискам нефти геологоразведкой в 1956 году было открыто месторождение термальной воды. Температура ее доходила до 40 градусов и выше. Вода содержала бром, йод, натрий, хлор, то есть имела состав, почти не уступающий воде Ессентуков. Благотворное и лечебное действие она оказывала больше всего на больных с проблемами опорно-двигательного аппарата, желудочно-кишечного тракта, неврологической патологии. Кроме лечебной воды для реабилитации больных использовали привозные грязи, делали массаж, проводили физиопроцедуры, парафиновые аппликации. В год в больнице № 3 (водолечебнице) пролечивалось свыше 5 тысяч человек.

90.jpgВ 1959 году на смену Николаю Александровичу Ракитину главным врачом больницы назначили врача-хирурга Веру Семеновну Николаеву, окончившую Донецкий медицинский институт. В 1965 году ей было присвоено звание Героя социалистического труда. Также она награждена орденом трудового красного знамени и медалью «За доблестный труд».

При ней из года в год улучшалась материально-техническая база здравоохранения района, росло число коек в стационаре и количество посещений в поликлинике, велось открытие и обустройство лечебно-профилактических учреждений в селах и на предприятиях, выделялись значительные средства на расширение больницы, а также росли расходы на лечение жителей. Для сравнения: в годы революции ежегодные расходы на одного жителя составляли 9 копеек, в 1965 году — 303 рубля, в 1975-415 рублей. Коечная сеть в стационарах и ЛПУ района с 400 (1960 год) увеличилась до 750 коек (1975 год).

Сеть лечебных учреждений также росла. К 1975 году в районе насчитывалось 3 городских больницы, 6 участковых больниц, 36 ФАПов, 5 здравпунктов. Число населения — свыше 45 тыс. человек. В больницах организовано оказание медицинской помощи по 17 видам специализированной помощи.

91.jpgОдна из основных проблем того времени — нехватка кадров. Чтобы ее решить, при непосредственном участии Веры Семеновны, в 1962 году в Туринске было открыто медицинское училище, которое находилось в одноэтажном, но довольно большом деревянном здании. Раньше это здание служило детским отделением больницы. Первым директором училища была назначена врач-гинеколог Тамара Ивановна Рябинина, которая создала преподавательский коллектив из врачей, работающих в ЦРБ. Училище готовило фельдшеров и медицинских сестер. За 16 лет существования образовательного учреждения было выпущено более 1500 специалистов и медработников среднего звена. Немалая часть учеников после окончания училища пошла учиться в вузы, а потом вернулась работать в родную Туринскую больницу. Среди них врач-анестезиолог Николай Шнайдер, неврологи Александр Лаптев и Виталий Григорьев, акушер-гинеколог Людмила Крутикова и др.

92.jpgВ 1960-70 годы службы больницы возглавляли высококвалифицированные, имеющие богатый врачебный опыт специалисты: заведующая терапевтическим отделением Александра Ильинична Толкачева, заведующая детским отделением Римма Серафимовна Кешишьян, районный педиатр Таисия Александровна Бурдукова, врач-педиатр и заведующая отделением детской больницы № 2 Таисия Григорьевна Давыдова, заведующая центральной поликлиникой, врач-ревматолог Тамара Семеновна Устьянцева, врачи-гинекологи Тамара Ивановна Рябинина, Людмила Алексеевна Домнина и Валентина Алексеевна Прошкина, хирурги Вера Семеновна Николаева, Александра Ивановна Рычкова, заведующий хирургическим отделением Борис Алексеевич Нагаев, врач-психиатр, невропатолог, а в настоящее время рентгенолог Анатолий Лукич Кобя-шев, врач-невропатолог Петр Ильич Ильин, заведующий биохимической лабораторией Александр Федорович Шимченко. Участковую больницу возглавляли опытные фельдшеры Александр Ефимович Хворов (Го-родищенская больница), Валентина Александровна Болубнева (Ленская больница), Евгений Адамович Кунцевич (Липовская больница). Туберкулезную больницу в течение многих лет возглавляла Александра Викторовна Карькова. Горбольница № 3 (водолечебница) многие годы работала под руководством Павла Васильевича Бухвалова и Валентины Андреевны Сыромятниковой.

93.jpgЕще одна проблема, которая беспокоила Веру Семеновну,— ситуация со старыми разрозненными помещениями, служащими отделениями стационара. Ее она смогла решить, приложив действительно титанические усилия. Через Москву, Министерство здравоохранения и Правительство СССР она буквальным образом выбила разрешение на финансирование строительства четырехэтажного кирпичного здания под стационар с централизованным отоплением, водоснабжением и канализацией. Стройка началась в 1970 году, а завершилась лишь в 1975 году при другом главном враче — Петре Тимофеевиче Касаткине.

Петр Тимофеевич работал главным врачом с 1974 по 1996 годы. В это время больница насчитывала свыше 1000 сотрудников, задачи здравоохранения тоже возрастали. Огромное хозяйство с большой сетью лечебных учреждений, вспомогательных служб и помещений требовало постоянного внимания и участия. Все это легло на плечи молодого врача-дерматовенеролога. Но он справился. В годы его работы было построено одноэтажное кирпичное здание, в котором разместилась женская консультация, была начата стройка детской больницы, которую затем заморозили на долгие годы. Причина тому — перестройка 1980-1990-х годов. Лишь в 2006 году, при новом главном враче — Олеге Дмитриевиче Зубове — стройка возобновилась.

94.jpgОлег Дмитриевич пришел на смену Касаткину в 1996 году. Врач-хирург решился возглавить больницу в нелегкие перестроечные годы. Во главе угла он ставит такие задачи, как улучшение материально-технической базы, строительство новых корпусов, работу с кадрами, внедрение новых технологий лечения и диагностики, а также новых структур — общеврачебных практик. В итоге, за период работы Зубова было построено четыре ОВП, капитально отремонтированы здания поликлиники и стационара, проведен монтаж нового флюорографа и рентгенаппарата, приобретено современное оборудование для клинической и биохимической лабораторий, значительно пополнен автопарк. За большие заслуги в развитии здравоохранения района О. Д. Зубов был награжден званием «Отличник здравоохранения». Но на его долю выпали и негативные моменты: закрылись все участковые больницы и водолечебница, так как в районном бюджете не хватало средств на содержание данных подразделений.

В 2008 году здоровье главного врача пошатнулось, в 2009 году он был прооперирован по поводу сосудистой патологии, а в феврале 2010 года Олега Дмитриевича не стало. Последним его детищем стало новое трехэтажное здание детской больницы, построенное согласно современным требованиям и стандартам Сан-ПиН. В новом корпусе разместилось педиатрическое отделение с полубоксовыми палатами, детская консультация на два блока, женская консультация и администрация больницы.

95.jpg96.jpg97.jpg98.jpg

С марта 2010 года по настоящее время в должности главного врача Туринской ЦРБ самоотверженно трудится врач-педиатр, заведующая педиатрическим отделением Алла Леонидовна Костарева. С первых дней своей работы Алла Леонидовна чутко держит руку на пульсе, поэтому ей уже многое удалось сделать, но предстоит реализовать еще многое.

ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНОВ

Врач-рентгенолог Валентина Сергеевна ЖАРКОВА:

99.jpg— Я родилась и выросла в Туринске, здесь же окончила медучилище. Вопрос о выборе профессии передо мной не стоял, так как вся родня работала в здравоохранении: бабушка, мама, тети, племянники. Я, как и другие дети медработников, выросла в больнице. Помню еще Николая Александровича Ракитина, который всегда мне говорил: «Ну, как, мадам, живем?».

Время тогда было непростое — военные годы. Женщины, вне зависимости от своей должности, работали без выходных. При больнице функционировало подсобное хозяйство, на котором работали все сотрудники. Наших матерей посылали убирать урожай, а детей заведующий этим хозяйством брать с собой запрещал. Но кто его слушал? Как только родители видели, ка он подезжает на лошади, тут же прятали нас в горох или снопы. Помню, как наши нянечки ходили с огромными узлами белья пешком в прачечную, которая находилась далеко от поликлиники. А как наши женщины топили печи? Это был адский труд. Вспоминаю и то, как две женщины плакали, когда отдавали своих лошадей в армию. Лошади были обучены подбирать раненых на поле боя: они подходили к раненому, ложились перед ним, чтобы человек мог заползти. А как мы всей больницей собирали деньги на самолет «Медик», который тоже был отдан в действующую армию? От командующих армией в больницу даже пришли благодарственные письма за эту помощь.

Но были и счастливые моменты. Например, на все лето во время войны детей сотрудников больницы отправляли в санаторные группы. Нам очень нравился такой отдых, и кормили нас хорошо.

Мы были детьми больницы. Я с самого детства помогала маме, которая работала в хирургическом отделении. А когда главным врачом стала Вера Семеновна Николаева, у меня началась почти настоящая трудовая деятельность: я скручивала бинты, накладывала гипсы. Мне было тогда около 10 лет. Вера Семеновна — мой первый наставник, который и подтолкнул меня выбрать в качестве профессионального пути медицину.

Отработав пять лет после медучилища, я поступила в институт, после окончания которого в 1970 году приехала в Туринскую ЦРБ уже врачом.

Я очень люблю свою профессию и ни разу не пожалела о своем выборе. Тем не менее, я рада, что дети не пошли по моим стопам. Если говорить честно, то мы своих детей практически не видели. Днем и ночью мы были в больнице, спасали жизни чужих людей. Наши дети росли сами по себе, а мы им только говорили: «Не подведи». Я не хотела, чтобы моим внукам досталась та же участь.

Врач-педиатр Любовь Васильевна КОИНОВА:

100.jpg— Я с детства мечтала стать врачом или агрономом. Можно сказать, что сбылось и то, и другое желание: я всю жизнь проработала педиатром, а профессию агронома до сих пор осваиваю на дачном участке.

Окончила Ирбитское медицинское училище в 1958 году, после чего по распределению попала в Бай-каловский район в качестве заведующей медпунктом. Отработав 1,5 года, по семейным обстоятельствам переехала в Туринск. Это был июль 1969 года. Сначала горздрав командировал меня в больницу № 2 участковым фельдшерем-педиатром, где я проработала 5 лет. Позже по производственной необходимости меня перевели в ЦРБ. В 2012 году я вышла на заслуженный отдых, отработав в здравоохранении без малого 53 года: 42 года — на участке, а затем заведующей детской консультацией.

Говорят, что с детьми работать тяжело, но я считаю, что если любишь свою профессию, то ничего сложного нет. Время вот только нам досталось не самое легкое. Помню, как мы на лошади на вызовы в деревни ездили. Однажды, зимой поехала к больному ребенку. Я была в коротких сапожках, а конюх — в валенках. Лошадь по глубокому снегу не пошла, а мне пришлось. Конюх тогда заставил меня снять сапожки и надеть его валенки. Вообще мы много ходили пешком, машин-то не было. При этом расстояния были большие, потому что существовало всего два педиатрических участка на весь город. Когда построили больницу, начались ночные дежурства, которые не оплачивались. Отдежуришь ночь, а потом идешь на прием, на вызовы. При всем при этом жили мы веселее, чем сейчас живут наши коллеги. У нас была художественная самодеятельность. После работы ходили на репетиции, ездили с концертами по деревням. Откуда силы брались? Не понимаю.

А как мы выживали в 1990-е годы? Помню, что все вокруг бастовали, а нам приходилось вести приемы, бегать по вызовам, а потом еще и успокаивать коллектив. Но ни разу в жизни я не пожалела, что в качестве профессии выбрала медицину. Да и как могла жалеть, когда именно профессия меня свела с такими замечательными людьми и наставниками, как Та-исия Александровна Бурдукова, когда-то главный педиатр, и Римма Серафимовна Кешишьян, врач-педиатр «от Бога».

Сейчас мне радостно и за больных, и за коллег, работать стало намного легче, так как успешно лечат такие болезни, которые раньше нам были не подвластны. Вот только тот дух, который существовал раньше среди медперсонала, сейчас исчезает. Народ в наше время был более милосердным, жаль, что это постепенно обесценивается.

Врач-педиатр Римма Серафимовна КЕШИШЬЯН:

101.jpg— Я родилась на Камчатке, но еще совсем младенцем меня привезли в Свердловск, поэтому именно его я считаю своим родным городом. Что касается выбора профессии, то с этим я определилась еще в 8 классе, когда чуть не умерла. У меня обнаружили ревматический панкардит и плеврит, боль была страшная. Я пролежала два месяца в больнице, после чего главным человеком для меня стала Александра Ильинична Толкачева — врач, которая в буквальном смысле меня выходила. И не только вылечила, но и повлияла на выбор моей профессии.

Сразу после школы я поступила в Свердловский медицинский институт, который окончила в 1964 году. После института работала одновременно в трех отделениях: инфекционном, детском и роддоме, потому что педиатров в районе больше не было. Плюс к этому несколько раз в месяц приходилось дежурить по всей больнице. Помню один случай: в тот день у меня был выходной. Мне позвонили и сказали, что в больнице из детского отделения ребенок выпал с третьего этажа. Я бежала так, как никогда не бегала. Когда прибежала, ребенок уже находился в хирургии. Как оказалось, мать оставила дитя в палате, забыв закрыть окно. Его отец так кричал на меня, что я никогда не забуду. Слава богу, что малыш ничего не сломал, были только ушибы.

Работать было тяжко, и собственные дети, конечно, были «брошены», ими занималась мама, за что ей большое спасибо. Но не только колоссальная нагрузка утяжеляла работу. Медицина в те годы в принципе была иной: ни оборудования хорошего не было, ни препаратов. Полагаться приходилось только на свои знания, опыт и большую ответственность за больных всего медперсонала.

Отдельно хочу сказать о наших замечательных медсестрах. Варвара Антоновна Меркель — старшая медсестра в детском отделении. Она меня понимала с полуслова, все делала, как нужно, ни разу не подвела. Помню, как у нас лечился ребенок слепой женщины. После выписки эта женщина подарила Варваре Антоновне цветущую петунью, сказав: «Возьмите эту петунью за моего ребенка». Прекрасной медсестрой была и Нелли Андреевна Попова, которой уже нет в живых. Однажды она уехала на курсы и оставила своего четырехлетнего сынишку у нас в отделении, так как больше негде было. Мальчик так страдал без матери, что в палате все переворачивал вверх дном.

На заслуженный отдых я ушла в 2009 году. Вспоминая сегодня все тяготы рабочих будней, все же могу сказать, что я никогда не жалела, что пошла в медицину. Это мое призвание. Я счастливый человек.

Врач-акушер-гинеколог Людмила Алексеевна ДОМНИНА:

102.jpg— Я переехала в Туринский район и начала работать в 1950 году, сразу после окончания Ирбитской ФАШ, в которую поступила «за компанию» с подружкой. После фельдшерско-акушерской школы нас с подругой направили работать в Реж, но мы туда не поехали, поэтому в Турин-ске пришлось устраиваться самостоятельно. Я устроилась фельдшером в леспромхоз. Проработав год на лесоучастке в деревне Дубровино, поняла, что медицина — мое призвание. Разумеется, после этого осознания решила поступать в медицинский институт. Сдала экзамены, но не хватило двух балов, поэтому вернулась обратно в Дубровино. Однако осенью мне пришел вызов — якобы я принята на педиатрический факультет. Но я уже не хотела уезжать. Поработав еще какое-то время в леспромхозе, устроилась в Туринскую больницу. Это был декабрь 1951 года. Месяца два-три поработала медсестрой в детском отделении, а потом меня пригласили в роддом акушеркой, где я трудилась до 1957 года. В 1957 вновь решила поступать в мединститут, и благодаря постановлению о том, что людей с производства принимают вне конкурса, была зачислена.

Годы в акушерстве мне запомнились на всю жизнь. У нас работал всего один врач — майор медицинской службы Фаина Никаноровна Беляева. Это была тучная и больная женщина. По вызовам тогда приходилось ходить пешком, так как машин не было. Фаине Никаноровне было тяжело, поэтому у нас была разработана целая система. Если кому-то понадобился врач, то наша санитарка бежала в санпропускник, затем санитарка санпропускника шла к конюху, а конюх бежал на конный двор, быстро запрягал лошадь и ехал за Фаиной Никаноровной. В общем, пока врач приезжала на вызов, проходило часа два. Все это время с бедной женщиной приходилось сидеть акушерке, то есть мне. А если кровотечение? Даже вспоминать страшно.

В 1963 году, когда вернулась после института, в акушерство идти не хотела, потому что к тому времени уже страдала от гипертонии. Меня пригласили работать в терапевтическое отделение. Одни и те же больные, одни и те же жалобы — было скучно. Как раз в это время один гинеколог отделения уезжала на полгода на учебу, а вторая уходила в декрет, меня попросили поработать за них. В первый же день привезли женщину после шести припадков эклампсии. Женщина, слава Богу, выжила, а я после этого случая о возвращении в терапию даже не думала.

Когда осталась одна в отделении, оперировать не умела, но на мое счастье в больнице работала Александра Ивановна Рычкова, которая и стала моим наставником в хирургии. Пока коллег-гинекологов не было, она научила меня делать все акушерские операции.

В 1950-е годы работать было достаточно трудно. В то время в родильном отделении не было инфузионной терапии. При кровотечениях вводили внутримышечно по поллитра физраствора, и как ни странно это помогало. Конечно, смертей тогда было немало. Как-то привезли женщину без сознания после нескольких припадков эклампсии, мы делали все возможное, но спасти ее не удалось. Пришел ее муж, и сказал нам спасибо. Видимо благодарил за то, что бились за ее жизнь до последнего. После этого мы всем отделением долго рыдали.

Гипертония давала о себе знать, и в начале 2000-х меня уговорили перейти на должность заведующей оргметодкабинетом. На пенсию я ушла в 2009 году, проработав в здравоохранении до 77 лет. Первый год на заслуженном отдыхе был особенно тяжелым, ведь я не привыкла сидеть дома. Туринская ЦРБ — мой второй дом.

Врач-гинеколог Валентина Алексеевна ПРОШКИНА:

103.jpg— В Туринск я приехала работать в 1961 году вместе с подругой. У нее выпускной балл был высокий, поэтому ей предоставляли возможность вернуться на работу домой — в Астраханскую область, но она со слезами упросила комиссию, чтобы ее оставили работать в Свердловской области. В итоге, ее направили в деревню Носово, Таборинского района. А меня — в участковую больницу в Туринский район. Там тогда работал великолепный фельдшер, поэтому организация работы была хорошая. Приехав после каникул в облздравотдел 31 июля (раньше после вуза на работу все выходили 1 августа), мы вновь встретились с подругой и решили вместе работать в Туринском районе.

Помню, как мы вышли с поезда, увидели деревянные тротуары и огромное количество ромашек. Добравшись до больницы, сразу познакомились с Верой Семеновной, которая на тот момент была главным врачом. Это был человек волевой, жесткий, мы все «ходили под ней» — как скажет, так и было. Она единственная из врачей в Свердловской области была награждена Орденом Ленина.

Гинекологическое отделение находилось в очень старом здании. Печи топили дровами, но прежде нужно было подготовить дрова, потому что их привозили сырыми. Санитароч-ки знали, что в другой больнице работают знакомые санитарки возчика, поэтому им дрова привозили сухие. Наши ночью брали санки и крали немножко дров, чтобы растопить печи (в каждой палате была своя печь). Воду возили в бочках, причем воды нужно было очень много: и на мытье полов, и для мытья рук персонала больницы, и для больных. Отделение хоть и было дряхлое, но всегда имелась горячая вода в котлах. У нас даже стояла ванна для того, чтобы каждую женщину при приеме в больницу можно было помыть. А санобработка чего стоила? Сейчас в лучшем случае повозят тряпкой по линолеуму, а раньше каждое утро санитарки протирали спинки кроватей, тумбочки, не говоря уже о тщательном мытье полов. Санитарки работали на износ, честно трудились.

Но в нашей жизни было и много хорошего. Сейчас иронизируют по поводу соцсоревнований, которые существовали в то время, а мне они нравились. Брались соцобязательства — коллективные или индивидуальные, которые «кровь из носу» должны были быть выполнены. Например, три акушерки берут на себя обязательство аттестоваться на первую категорию. При их каторжном труде они готовились ночами, но добивались поставленной задачи. В стационарах было распространено среди медсестер освоение смежных профессий. Благодаря соревновательному духу в больнице почти все медсестры помимо своих непосредственных обязанностей могли проводить минимальный набор исследований — кровь на гемоглобин, биохимию и т. д. Также практически все умели делать минимальный массаж, чтобы оказывать реабилитационную помощь тяжелым больным.

Мы работали не за деньги, а по совести. Если поступала тяжелая женщина, то все акушеры-гинекологи собирались в отделении, чтобы помочь дежурному врачу. Да, работа была тяжелая, но мы и отдыхать умели. Как-то несколько наших докторов купили машины, так мы на этих машинах всем коллективом частенько выезжали за город с семьями, с детьми. Дружно жили, интересно, весело. Если бы вернуть время назад, то я бы ничего в своей жизни не изменила.

Врач-рентгенолог Анатолий Лукич КОБЯШЕВ:

104.jpg— Я окончил медучилище, после чего два года проработал в деревне Назарово фельдшером. Однако потом решил — нужно получать высшее образование, чтобы врачам не давать повод надсмехаться надо мной. Собрал книжки и начал готовиться. Вдобавок прошел краткосрочные курсы, после которых сразу поступил в медицинский институт. Одновременно учился на вечернем отделении и работал в санэпидемстанции. Уже на пятом курсе мединститута меня пригласили работать в 23 городскую клиническую больницу дежурным терапевтом, чему я сам удивился — боялся, что не справлюсь. Институт окончил в 1968 году и сразу приехал в родной Туринск.

Я очень благодарен Вере Семеновне, которая была хоть и строгим главврачом, но справедливым. Она мне предложила освоить специальность невропатолога и отправила на полгода на обучение. После обучения я долгое время работал единственным на всю больницу невропатологом, сейчас же у нас 6 специалистов данного профиля. Далее я освоил еще одну специальность, став рентгенологом.

Честно признаюсь, что уже пора на заслуженный отдых, и я даже дважды пытался уйти, но меня возвращали — не было замены. Техника очень старая, на ней нужно уметь работать. Пользуясь случаем, хотелось бы обратиться к Министерству здравоохранения с просьбой помочь нашей больнице приобрести новый рентгенологический аппарат в противотуберкулезный диспансер, так как наш полностью устарел.

Еще один фактор, который не позволяет мне проститься с родной ЦРБ, — коллектив. Он у нас всегда был очень дружный, особенно в советские годы, каждый готов был «пойти в бой» за здоровье больного, никто не отлынивал от работы. Все специалисты работали на высоком уровне — окулисты оперировали, гинекологи тоже, хирурги уже в те годы делали операции на сердце. Так моего сына спасли, когда он получил ранение в сердце. Я благодарен всем, кто со мной прошагал этот долгий профессиональный путь.

Медсестра терапевтического отделения Нина Ивановна КОБЯШЕВА:

105.jpg— Я окончила Туринское медицинское училище в 1969 году, после чего сразу пришла работать в ЦРБ. Ни о выборе профессии, ни о выборе места работы никогда не думала, так как мои родители всю жизнь проработали в этой больнице: мама — акушеркой в родильном отделении, отец — статистом. Я же 40 лет работала постовой медсестрой, а последние 4 года тружусь медсестрой по функциональной диагностике — снимаю кардиограммы в своем же отделении. В 1987 году мне присвоили звание «Отличник здравоохранения».

Когда пришла работать медсестрой в терапевтическое отделение, у нас заведующей была Александра Ильинична Толкачева, заслуженный врач-терапевт. Старшей медсестрой работала Мария Степановна Косарева. Эти женщины и стали моими добрыми наставниками, научив меня всему.

Конечно, работать тогда было трудно: многоразовые шприцы, многоразовые системы. Но трудности не делали работу менее интересной, наоборот — чувствовалось, что в людях того поколения было больше заинтересованности и ответственности в своем деле. А сейчас труд значительно облегчился благодаря одноразовым инструментам, но почему-то персонал стал менее внимателен к больным. Вообще молодежь сегодня неохотно идет в медицину, тем более в медсестры, в первую очередь из-за низкой заработной платы. А вот старое поколение работает по-прежнему ответственно, может быть, поэтому нас не хотят отпускать на заслуженный отдых.

Медсестра тубдиспансера Нина Григорьевна БУСЫГИНА:

106.jpg— Мой выбор профессии отчасти спонтанен. Когда я оканчивала школу, в Туринске открылось медицинское училище, и я решила в него поступить. Уже во время учебы мне настолько понравилась моя специальность, что я не изменила ей всю жизнь. Мой рабочий стаж составляет 48 лет. Окончила я училище в 1966 году и сразу же устроилась в тубдиспансер. На данный момент я работаю в тубдиспансере 42 года и на пенсию уйти не могу. Ведь молодежь к нам не идет, потому что зарплата маленькая, а нагрузка большая, да и больные у нас из разных социальных слоев — бывает тяжело.

Конечно, мне повезло с наставниками: Мария Мефодьевна Русских, Лидия Федоровна Ушакова — очень грамотные медсестры, которые научили меня многому. Я была молодая и неопытная, они обучали меня всему с нуля.

В советские годы на туберкулезных больных не экономили. В 1963 году был открыт тубдиспансер на 30 коек, и уже в марте 1964 года его перевели в новое здание, расширив коечный фонд до 65 мест. В то время был открыт туберкулезный санаторий в Липовке, прямо на берегу реки. Сейчас же закрыли и стационар, и санаторий. Остался только дневной стационар при ЦРБ, несмотря на рост заболеваемости туберкулезом.

Я хотела бы обратиться к Министерству здравоохранения с просьбой вновь повернуться лицом к больным туберкулезом. Сейчас эти люди вынуждены лечиться дома, отчего больше всего страдают дети в таких семьях. У меня лично болит душа, что малыши находятся в окружении больного, тогда как здание бывшего тубдиспансера стоит пустым. Я считаю, что это неправильно! Давайте подумаем о детях!

Участковый фельдшер-фтизиатр Антонина Ивановна ВЕТОШКИНА:

107.jpg— Я связала свою жизнь с медициной в 1964 году, поступив в Туринское медучилище. Учить меня было некому, поэтому уже через год обучения пошла работать. Сначала я трудилась медсестрой в хирургическом отделении, где человека из меня сделали старшая медицинская сестра Тамара Васильевна Храмцова и, конечно, главный врач Вера Семеновна Николаева. Во фтизиатрии я работаю с 1972 года.

У нас коллектив был сплоченный, все работали добросовестно, что называется, от души. Я никогда не чувствовала притеснения со стороны докторов из-за того, что не имела высшего образования. Все и всегда относились ко мне с уважением. Я могла подойти к любому доктору, и всегда получала дельный совет и помощь.

В настоящее время обеспокоена положением дел во фтизиатрии. Районной больнице просто необходимы молодые кадры, современная аппаратура и стационар с круглосуточным пребыванием хотя бы 10-20 коек для оказания помощи тяжелым больным.

Фельдшер подросткового кабинета Владимир Иванович ТЕМНИКОВ:

108.jpg— Помню, что уже в седьмом классе в сочинении на тему «Кем я хочу стать?» писал, что обязательно буду врачом. Дело в том, что в пятом классе у меня случился острый приступ аппендицита. Мой дядя был главным врачом больницы, в которой меня срочно прооперировали. После этого случая вопрос о выборе профессии передо мной не стоял.

В 1957 году я поступил в Омское медицинское училище, после окончания которого, в 1959 году, ушел служить в армию. Сначала 1,5 года нес службу на Сахалине, а затем 3 года на Чукотке. В армии работал фельдшером в медицинском пункте, отвечал за лечение и оздоровление солдат. Из армейской жизни особенно мне запомнился такой случай: один солдат, копаясь в технике, проколол себе палец на руке. Дня два он надеялся, что само заживет, но палец начал нарывать, поэтому обратился в медпункт ко мне. Я посмотрел на палец и сразу понял, что здесь поможет только хирург, поэтому отправил его в госпиталь. Санинструктор увез солдата, но когда вернулся обратно, то рассказал мне, что парень сбежал от хирурга. При всем при этом хирург, прежде чем сделать операцию, заранее описал ее в медицинской книжке солдата. В итоге по документам операция была сделана, а на деле — нет. Я еще пару дней уговаривал парня вновь поехать в госпиталь, но он ни в какую — просил меня что-нибудь сделать. Мне ничего не оставалось, как самому прооперировать. Я ознакомился с описанием хирурга, вспомнил анатомию, вскрыл гнойник, нашел очаг, прочистил его, сделал турундочку, наложили повязку, а через три дня хирургическую повязку убрал, и палец благополучно зажил.

После армейской службы вернулся в родной Туринск работать в ЦРБ. Когда пришел к Вере Семеновне, она сначала предложила мне ставку фельдшера на скорой помощи, но уже через три месяца отправила на специализацию в Екатеринбург — учиться на фельдшера подросткового кабинета. Вернувшись, стал трудиться, совмещая работу в школе и военкомате. Кроме того, около 11 лет я обслуживал пионерские лагеря. Мы постоянно проводили военно-спортивные игры, зарницы. На заслуженный отдых вышел в 2007 году.

Когда работал в подростковом кабинете, я знал о здоровье каждого подростка Туринска все, а их без малого было 600 человек. Нет сегодня и пионерских лагерей, оздоровительная работа тоже ведется на слабом уровне. В итоге, за летний период дети не успевают набраться сил, чтобы успешно вновь приступить к учебе.

В настоящее время слабо ведется и физкультурно-оздоровительная работа с медперсоналом. А в те годы у нас была лыжная база, мы ежегодно сдавали нормативы ГТО: прыжки, подтягивание, плавание, бег. Те, кто не мог их сдавать, занимались в кабинетах ЛФК. Раньше здоровью медицинских работников уделялось большое внимание, был даже специальный врач для нас, а сейчас это, к сожалению, упущено.

ГБУЗ СО «Туринская ЦРБ имени О. Д. Зубова»

623900, Свердловская область,

г. Туринск, ул. Ленина, 59,

тел.: (34349) 2-31-05,

e-mail: turinsk-org@mail.ru,

www.muz-turinsk-crb.my1.ru

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×