1 РОССИЯ БЕЗ ТУБЕРКУЛЕЗА | Медицина Российской Федерации

РОССИЯ БЕЗ ТУБЕРКУЛЕЗА


По решению ВОЗ Всемирный День борьбы с туберкулезом ежегодно отмечается 24 марта в большинстве стран мира. Россия не является исключением. В 2013 году в этот день, прошедший под девизом «Наше поколение должно остановить туберкулез!», было проведено множество PR-акций во всех субъектах РФ. О том, какие меры по стабилизации ситуации и реализации мероприятий по модернизации фтизиатрической службы предпринимаются на территории Камчатки корреспонденту журнала «Медицина и здоровье» рассказал главный врач ГБУЗ «Камчатский краевой противотуберкулезный диспансер» Андрей Валентинович ГРОМОВ.

14.jpg— Эксперты называют туберкулез одной из самых серьезных медико-социальных проблем и говорят о том, что решать ее нужно, в том числе, за счет пропаганды: необходимо, чтобы общество стало более серьезно относиться к данному заболеванию. В Камчатском крае проводятся такого рода мероприятия?

— Разумеется. Мы стараемся дать населению максимум информации. Наиболее активные шаги мы предприняли в преддверии Всемирного дня борьбы с туберкулезом, но и сейчас не сидим сложа руки: идут выступления на радио и репортажи в новостийных телевизионных блоках, в печатные СМИ даются публикации, посвященные распространению заболевания — как в целом на территории РФ, так и непосредственно в Камчатском крае. Люди должны понимать, что туберкулез — это серьезная проблема и легкомысленное отношение к собственному здоровью может стоить им жизни. Ситуация в Камчатском Крае не самая благоприятная, а от населения требуется только одно: своевременно проходить флюорографическое обследование. Эта процедура несложная, а эффективность у нее огромная. Помимо туберкулеза, флюорография поможет выявить и другие патологии легких, если таковые имеются. Все это мы и доносим до нашей аудитории, используя все имеющиеся возможности. Журналисты охотно нам в этом деле помогают.

— Результаты этих акций заметны?

— Сложно сделать оценку. Да, население активно проходит флюорографию. Но в большинстве случаев их подталкивают к этому какие-либо внешние обстоятельства, а не желание обследоваться «на всякий случай». У нас была возможность получить, как говорят социологи, срез общественного мнения. Диспансер участвовал в выставке «Медицина. Здоровье. Красота», которая регулярно проводится в Петропавловске-Камчатском. Был, разумеется, представлен стенд с информационными материалами, но главным нашим «экспонатом» стал передвижной флюорографический кабинет на базе автомобиля «КАМАЗ». Его могли посетить все желающие. Их было не так уж и много — за три дня порядка 100 человек, и большая часть — пенсионного возраста. Молодежь по пальцам можно было пересчитать. Наши специалисты делали флюорографию и попутно задавали людям вопросы: «Когда вы последний раз обследовались?», «Почему не сделали это в поликлинике по месту жительства?», «Что вы знаете о ситуации с туберкулезом?».

Если проанализировать ответы и вывести «общий знаменатель», то получается, что люди откладывают посещение специалиста по самым банальным причинам. Например, оказывается сложным получить талон. Не хочется лишний раз стоять в очереди. Да и обследование это, по их мнению, что называется, не первой необходимости. Столкнулись с малейшей сложностью и в итоге — отказались от прохождения совсем, решив сделать флюорографию в следующий раз. А «следующий раз» может растянуться на многие годы. Я считаю, что у людей не хватает понимания ситуации. К примеру, многие студенты полагают, что вероятность заполучить кариес у них намного больше, чем заполучить «палочку Коха», а социально-значимое заболевание — это ВИЧ/СПИД. «Почему?» — спрашивали у них. «Потому что носителей много. Никогда не знаешь, кто окажется больным — твой сосед или одногруппник». «А вы знаете, сколько в нашем городе носителей туберкулеза?» «Нет». Так что нам в этом отношении предстоит работать и работать. Необходимо донести до людей информацию так, чтобы они ее услышали и поняли. Чтобы посещали фтизиатра с той же регулярностью, что и стоматолога. Красивую улыбку хотят все. А долгую и здоровую жизнь? Ответ очевиден.

Со временем мы, конечно, добьемся должного отношения со стороны социума. Нас жизнь к этому подталкивает. Мы намерены изменить ситуацию в Камчатском крае кардинально.

— Пациентов в Вашем диспансере много?

15.jpg— Конечно. Все хотят попасть именно к нам. Диспансер краевой, поэтому люди считают — лучший. Они правы, конечно. У нас созданы все условия, внедряются новые технологии. Государственное финансирование позволило отремонтировать стационар и оснастить его всем необходимым, вплоть до постельных принадлежностей и игрушек. По федеральной программе модернизации здравоохранения мы приобрели новейшую диагностическую аппаратуру, оснастили современным оборудованием операционную, где появилась, в том числе, уникальная лазерная установка для проведения операций на легких. Мы имеем все необходимое, чтобы оказать пациентам квалифицированную и качественную помощь на самом высоком уровне. Но их поток с каждым годом становится все больше.

Дело в том, что эпидемиологическая ситуация в Камчатском крае несколько хуже, чем по России в целом. Показатели заболеваемости среди взрослого населения в 2012 году выросли на 11%, было выявлено много новых случаев детского туберкулеза. А причин тому несколько. Главная наша «головная боль» — Корякский округ. В 2011 году здесь было зарегистрировано 283 новых случаев, в 2012 — уже 313. И это, я глубоко убежден, десятая часть от реальной картины. Ведь что такое Корякский округ? Это удаленные поселки, до многих из которых можно добраться только воздушным путем. Это «особый» этнос, живущий по своим «особым» законам. Это низкий социальный уровень. Обособленность. Обитают народы Севера, что называется, скученно, в неприспособленном жилье. Процветает алкоголизм. Высокий уровень безработицы. Медицинское обслуживание — оставляет желать лучшего. Конечно, мы их в беде не бросаем. Но они не очень-то любят, когда «чужие» вмешиваются в их консервативный быт. В такой ситуации очень сложно повлиять на сознание людей. Их все устраивает в том виде как есть. Говорят, что их предки так жили, и они так же проживут. Мы стараемся изменить их отношение. Приводим доводы, что некоторые поселки туберкулез буквально стер с лица земли. Мотивируем подумать о детях, которые, находясь в тесном контакте с больными родителями, имеют высокий риск заражения. Они-то за что должны страдать?

Корякский округ состоит из четырех окружных центров, в каждом из которых по пять-шесть таких поселков. С 2008 года существует программа, идея которой взята из нашего советского прошлого. Сформированы врачебные бригады. Несколько раз в году они добираются до удаленных точек на снегоходах, на вертолетах — в зависимости от времени года и погодных условий — и проводят комплексное медицинское обследование. В состав такой бригады входит и фтизиатр. Но качество этих обследований оставляет желать лучшего. Во-первых, поездки скоротечные, а пациентов много. Во-вторых, многих, как я упоминал, еще и уговаривать пройти обследование приходится.

Мы предприняли более серьезные шаги в этом направлении с тем, чтобы выявить максимальное количество случаев заболеваемости. Формируем специализированные фтизиатрические бригады и направляем их в районы, где ситуация особенно серьезная. Времени не жалеем — в каждой такой точке специалисты задерживаются настолько, насколько нужно. Пять дней? Десять? Останутся до последнего пациента. Под особый контроль берутся дети: им ставится проба Манту или проводится Ди-аскинтест. Далее решается вопрос о госпитализации в наш диспансер или в другие, функционирующие на территории Камчатского Края. Иначе положение дел останется прежним и будет усугубляться: туберкулез не щадит никого.

— В крупных городах осуществлять контроль намного проще.

— Безусловно. И заболеваемость, если говорить о наших муниципальных образованиях, в пять-шесть раз ниже, чем в Корякском округе. Но все равно бдительность приходится соблюдать. Здесь палка о двух концах получается. По идее, выявление новых случаев туберкулеза должны осуществлять общелечебные сети, а наш диспансер — заниматься непосредственно лечением и диспансерной работой. Участковые врачи должны более оперативно отслеживать частоту прохождения флюорографии закрепленным за ним населением. Уверен, что современные информационные технологии позволяют это сделать. И, если выясняется, что человек давно не обследовался, то необходимо связаться с ним и, по крайней мере, напомнить ему об этом.

Но что происходит на практике? Общеврачебные сети с данной задачей не справляются. Специалисты говорят, что у них много другой текущей работы — более срочной. Ведь туберкулез — не единственное заболевание, у нас и эпидемии гриппа случаются, и прочее. Они не отрицают важность своевременной флюорографии, но на дополнительные звонки пациентам просто физически не хватает времени. Кто поможет общеврачебным сетям, если не мы? Да, это не наша прерогатива. Да, мы не обязаны это делать. Но и отпустить ситуацию на самотек, я считаю, не имеем права. Ведь мы, в первую очередь, врачи и должны думать о своих пациентах. У нас социально-значимая профессия, и каждый из нас выбрал ее для себя осознанно.

Приведу простой пример. Некоторое время в диспансере не проводились флюорографические обследования из-за ремонта. Открыли кабинет — возобновился поток пациентов, так как жители нашего города больше доверяют диспансеру и считают, что здесь работают профессионалы своего дела. Не все меня поняли, когда я приобрел передвижной кабинет, который мы представляли на выставке. Но я доказал, что он нам необходим. Это по-настоящему отличная вещь: мы получили возможность охватить большую аудиторию. Флюорографический кабинет на базе мощного «КАМАЗа», с хорошей проходимостью позволяет без проблем добраться в самые отдаленные населенные пункты. Туберкулез называют огромной медико-социальной проблемой и, я считаю, что решать ее нужно всем вместе сообща. Не делить зону ответственности на «нашу» и «не нашу». Только так можно остановить распространение заболеваемости.

— Как складывается ситуация в Камчатском крае с детской заболеваемостью?

— Она тоже увеличивается. В 2011 году территориальный показатель составил 54,4% на 100 тыс. населения, в 2012-м вырос еще на несколько процентов. На статистику серьезно влияет Корякский округ, с одной стороны. Другая проблема заключается в том, что многие родители все чаще отказываются от прививок, в том числе и от БЦЖ. Сегодня многие считают, что вакцины могут навредить ребенку, подорвать его здоровье, потому лучше не вводить их совсем. «Облучать» ребенка лишний раз тоже не хотят. Говорят: «У нас хорошая семья, в окружении исключительно здоровые люди. Какой может быть туберкулез? Угрозы для малыша нет никакой». Это наивная точка зрения, чреватая печальными последствиями, к сожалению, является достаточно распространенной. Мы активно работаем с такими родителями. Убеждаем их. Рассказываем, какими путями передается заболевание. Очень выручает нас Диаскинтест, доверия к нему пока что значительно больше. Новинка все-таки. Достойная и более надежная замена пробе Манту, практически не дающая ложноположительных результатов. Мы применяем его и при диагностике взрослого туберкулеза, когда возникают определенные сомнения. Разумеется, отслеживаем состояние здоровья детей, посещающих детские сады и школы. Это позволяет держать ситуацию под контролем.

Если рассматривать ситуацию в целом. Да, у фтизиатрической службы есть определенные трудности. С диагностикой. С лечением. С общественным мнением, которое нужно преломить. Но я считаю, что все это стабильно меняется к лучшему. Конечно, пройдет еще ни один год, пока фтизиатры смогут сказать: «Мы справились», а студенты в медицинских академиях начнут изучать туберкулез исключительно по картинкам в учебниках, как это происходит в некоторых европейских странах, где это заболевание — большая редкость. Я очень надеюсь, что Россия скоро доживет до таких времен.

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×