1 КОЛЛЕКТИВ ТАВДИНСКОЙ ЦРБ: ПРЕЖДЕ ВСЕГО – ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ДОЛГ | Медицина Российской Федерации

КОЛЛЕКТИВ ТАВДИНСКОЙ ЦРБ: ПРЕЖДЕ ВСЕГО – ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ДОЛГ


Российское здравоохранение в основе своей продолжает держаться и успешно развиваться благодаря специалистам «советской школы». Многие из этих людей не торопятся уйти на заслуженный отдых, избегают соблазна попасть в частные структуры, чувствуют ответственность перед пациентами, передавая свой бесценный опыт молодому поколению медицинских работников. Только при таком подходе оказываются возможными все позитивные преобразования, которые происходят порой, казалось бы, в безысходных условиях. Когда не существует четкой границы между рабочими и выходными днями, а за счет личного времени зачастую покрываются нерешенные проблемы рабочего процесса. Когда приходится стать универсалом, освоив за долгую профессиональную жизнь несколько направлений, так как на первом месте стоит долг перед профессией и необходимость во что бы то ни стало помочь пациенту… Удивляет тот факт, что такой самоотверженный подход к своей работе не воспринимается людьми «старой закалки» как нечто героическое. Для них это самые обычные будни. В этом смог убедиться корреспондент журнала «Медицина и здоровье», беседуя с ветеранами здравоохранения ГБУЗ СО «Тавдинская Центральная районная больница».

Главный врач ГБУЗ СО «Тавдинская Центральная районная больница» Любовь Владимировна СМОЛЯРЕНКО:

67.jpg— В нашей больнице работают замечательные специалисты. При этом большая часть попадала сюда по распределению из разных точек СССР. А дальше все было по обычному для 70-80-х годов сценарию: прижились — остались. Я тоже не являюсь исключением. Мы с мужем окончили Астраханский медицинский институт, приехали в Тавду. У нас была возможность остаться в Астрахани. Моя мама, практикующий хирург,а в дальнейшем — преподаватель кафедры мединститута, могла это устроить. Но я сразу заявила, что работать «по блату» никогда не буду и все в своей жизни сделаю сама. Уже на втором курсе я взяла фамилию мужа, в том числе для того, чтобы не иметь никаких поблажек со стороны маминых коллег.

Еще с малых лет я решила работать там, «где лялечки появляются». Маму это мое решение удивляло. А бабушка решила, что будет так, как «судьба распределит» и сшила мне белый халатик и сумку через плечо — еще и красный крест на ней вышила.Так, облачившись по всей форме, я и появлялась в маминой больнице, когда детский сад на карантин закрывали.

Судьба меня распределила в соответствии с моим детским желанием… В Тавдинской ЦРБ я была назначена на должность акушера-гинеколога. Примером для меня всегда являлась Ядвига Константиновна Иванькова, которая работала заведующей отделением. На вид — девчонка совсем, но характер имела железный. Иначе и быть не могло. Бесконечные операции, ночные дежурства. К примеру, приходят папаши и требуют «доктора». Она выходит к ним: маленькая, хрупкая, халат огромный на ней висит. «Кого вы нам привели?» — спрашивают те. А она их первой же репликой уверенно и тактично на место ставила…. Чувствовалась в ней какая-то самоотверженность и житейская мудрость: «Нужно, значит, сделаем. Ты, главное, не бойся», — говорила она мне во всех сложных ситуациях. Я ее, конечно, слушала и вдохновлялась.

Самостоятельности, которой я так хотела, в Тавде получила в полной мере. И приезжая иногда в Астрахань понимала, что мой профессиональный рост происходит быстрее, чем у однокашников. В городах, где существует перенасыщенность врачами так оно обычно и бывает: молодежь работает на приеме, а когда до первой операции допустят, неизвестно. Ачто дает прием? Изо дня в день одно и тоже. Практики — ноль. Одним словом, не пожалела я, что уехала. Чувствовала себя профи.

68.jpg69.jpg70.jpg71.jpg

Другой важный момент заключался в том, что в нашей ЦРБ было так заведено: если молодой специалист желает освоить какое-либо направление — создавались для этого все условия. Руководство такие инициативы только поддерживало.Так вырос у нас замечательный гинеколог Булат Ахметович — любимец женщин. Ведь благодаря ему отпала необходимость отправлять их на плановые операции в Екатеринбург. Говорят: «У врача хорошие руки». Это как раз про него. Да, в общем-то, у нас каждый специалист с хорошими руками. Каждый на своем месте и достоин самых теплых слов. Мы работали, как бы трудно порой ни приходилось. Жили надеждами, зная, что новая больница когда-нибудь появится. Когда — никто не знал. Развивались в меру сил. Создавались династии. У Василия Васильевича Будлянского, с которым связана целая эпоха в истории нашей больницы, — три сына и все врачи. Один из них сегодня является главным хирургом ЦРБ. Согласитесь, приятно, когда династии создаются.Тем более такого уровня. Помню, у Василия Васильевича в бытность его главным врачом на все имелось свое мнение. В советские годы это было не принято. Боялись люди выступить против «толпы», а он вставал и говорил то, что думает. И умел практически всегда склонить на свою сторону большинство. А если нет, то позже ситуация складывалась таким образом, что все понимали: Будлянский прав был, зря не прислушались… А он забывал уже и двигался дальше, реализовывал новые идеи… Мой старший сын — тоже врач. С таким же характером как у меня. Мамино покровительство ему не требовалось. Выучил за два года английский язык, уехал работать в Йемен, получил уникальную практику. Вернулся теперь в Россию и старается внедрять мировые технологии в Тобольске. А младший сын сказал: «Врачом не буду ни за что». Его право. Его жизнь. Я уважаю любой выбор своих детей.

72.jpg75.jpg76.jpg77.jpg

Будучи главным врачом, я столкнулась с проблемой, актуальной для большинства провинциальных больниц. Мало у нас молодых кадров. Приходят единицы, остается — и того меньше. За идею, как мы когда-то, работать не хотят. А хотят всего и сразу. С одной стороны, хорошо, когда у человека есть цель,и он стремится ее достичь. Но с другой: что делать здравоохранению? У нас в районе тоже люди живут. Болеют. И помощь им требуется зачастую на серьезном уровне. Мы чувствуем перед собой огромную ответственность. Держимся, пока в наших рядах специалисты «старой школы», которые позиции сдавать не собираются. Казалось бы, пора на заслуженный отдых, но долг обязывает. Работают. Дежурят. Спасают. Оперируют. Это поистине «железные люди». Им сегодня и хочется предоставить слово.

Заместитель главного врача по медицинскому обслуживанию населения района Владимир Павлович ЕЗАПЕНКО:

73.jpg— Я окончил Кемеровский государственный медицинский институт, после чего работал в воинской части Тавды и одновременно вел прием в больнице. В 1976 году окончательно перешел в ЦРБ,а в 1986 году был назначен на настоящую свою должность. Мне сказали: «Человек ты ответственный, справишься». Справляюсь.

Наше медицинское учреждение представлено всеми необходимыми структурными подразделениями и обслуживает не только местное население, но и соседей. Нередко к нам приезжают пациенты из Таборинского района, где катастрофически не хватает врачей, особенно узких специалистов. У нас тоже есть кадровые проблемы, но ключевые должности заняты. Конечно, большая часть врачей — пенсионного возраста. Это вызывает тревогу. Но мы надеемся на Министерство здравоохранения, на поправки в законодательстве, которые обяжут студентов, обучающихся по целевому направлению, возвращаться к нам. Мы порядка тридцати человек отправили в Екатеринбург, но захотят ли они вернуться по доброй, как говорится, воле? Молодых специалистов, на настоящий момент, единицы. Но они есть. Приезжают из Тюмени. И ребята талантливые. Обсуждаем с ними планы на дальнейшую их жизнь: «Останетесь у нас?» «Останемся». Пока слово держат. Работаютнахорошемуровне.Двамолодых хирурга у нас появилось на подмогу «старой гвардии». А одна девушка, наработав некоторый стаж, получила руководящую должность. Работаем, одним словом. И живем надеждами на будущее.

Заведующий хирургической службой поликлиники Василий Васильевич БУДЛЯНСКИЙ:

74.jpg— В Тавдинскую больницу я приехал в 1967 году, так с тех пор здесь и работаю — запись в трудовой книжке всего одна. Служил хирургом в первые пять лет,а потом меня резко повысили по службе, сделав заведующим отделением. Я сопротивлялся, как мог. Во-первых, считал, что опыт для руководящей должности у меня недостаточный, а нагрузка в те годы была раза в три больше, чем сейчас. Во-вторых, чувствовал, что мое призвание — практическая хирургия, а не организация здравоохранения. Но меня все равно назначили. А в 1983 году началось строительство новой больницы, и руководство стало уговаривать меня занять должность главного врача. Четыре месяца агитировали. Согласился, в итоге. А потом звонит секретарь горкома: «Василий Васильевич, а почему ты не в партии до сих пор? Пост обязывает». Оформили по-быстрому документы, выдали корочки. Они у меня, кстати, до сих пор дома лежат. Выходить я из партии не стал, когда такая волна пошла. Лично мне партия ничего плохого не сделала, да и много было плюсов в советской системе управления, как бы ее ни ругали. Подбор кадров жестко осуществлялся — малейшее пятно в твоей биографии, бригадиром в колхозе не устроишься. Был план, о выполнении которого через полгода нужно было отчитаться, бумаги предоставить, на что средства потратил. Стоишь ты на трибуне, а в зале человек сто пятьдесят…

Больницей я руководил 29 лет. С нуля ее поднимали. Появились новые корпуса — раньше-то врачи прием вели в деревянных бараках, которые репрессированные солдаты на скорую руку возвели.А в 1991 году в стране пожинали плоды перестройки, и все наши планы остались незавершенными. Роддом строили, таки не достроили. Другие проекты из-за недостаточного финансирования пришлось «заморозить». Очень сложное время было. Помню, главная задача была: накормить больных. Сотрудники подходили, говорили, что у пациентов рацион лучше, чем у них дома. А что делать? Нет пациентов — нет денег… Много раз я хотел все бросить, уехать в Свердловск, где мне предлагали возглавить 27-ю больницу. Брат в уральской столице работал — известный профессор, маммолог, тоже говорил: «Давай перебирайся, помогу, чем смогу». Но не сложилось — семья отговорила.К тому же я сам из Тавды родом. Как говорится, родина моя…

78.jpg79.jpg80.jpg82.jpg

Практику я никогда не бросал. Старался в меру сил внедрять новые технологии — лазер, например. Да и случаев интересных было множество. Помню, привезли к нам двенадцатилетнего паренька из деревни, с разрывом печени — корова его ударила. Провели операцию, выходили. А потом потерялась его история болезни, и думали мы, как бы на этого Колю посмотреть? И на результаты нашего труда, конечно. И вот в прошлом году сижу на приеме, заходит в кабинет огромный мужик: «Здравствуйте, я Коля, пришел сказать вам спасибо. Может, вы мне теперь поможете с грыжей?» Вот вам наш русский менталитет: 29 лет прошло, человек нам спасибо пришел сказать.Говорит, все время собирался, но не мог свободной минутки выкроить. А грыжу ему, конечно, вырезали.

Врач-невролог поликлиники Людмила Ильинична ДОВБЕНКО:

81.jpg— Врач я, можно сказать, потомственный: моя мама работала старшей медсестрой в костнотуберкулезном диспансере, а в первые годы Великой Отечественной Войны была призвана на фронт. Нас, как семью офицеров, отправили в тыл. А в 1943 году, после знаменитой битвы на Орловско-Курской дуге, вышел приказ Сталина о демобилизации военнослужащих, имеющих маленьких детей. Мама подходила под эту категорию и вернулась в свой родной город Брянск. Он был практически полностью разрушен. Но был приказ: восстановить в короткие сроки. Мама являлась членом партии, фронтовичка, биографию имела идеальную, и ей предложили работу «особой секретности» — на железной дороге. Так семья там и осталась.

Я выросла в Брянске, окончила школу, медицинское училище, отработав затем пять лет акушеркой. Далее, имея стаж, поступила в краснодарский мединститут. А в Тавду поехала вслед за мужем — как декабристка, буквально. Он выпустился на год раньше меня, и попал сюда по распределению. Что мне оставалось делать? С 1979 года живу и работаю в этом городе.

Ситуации в моей профессиональной карьере случались разные. Была простым врачом — одна на 60 тыс. пациентов. Но тогда всем нелегко приходилось, работали, как говорится, за себя и «за того парня». Весь район обслуживали. И поблажки на то, что я все-таки молодой специалист и практики не имею, не делались — от меня требовалось моментально поставить диагноз. Помню свой первый случай. Привезли человека с черепно-мозговой травмой. Я должна была определить, есть у него гематома или нет, и нужно ли его отправлять на операционный стол. Мандраж жуткий был, руки тряслись. Поставила диагноз, а потом во время операции сидела в ординаторской, скрестив пальцы.К счастью, я не ошиблась. А старшие коллеги сделали вывод, что «боевое крещение» я прошла. И понеслось. В селах оперировали. Была у нас бригада сформирована: хирург, анестезиолог и я. Плюс водитель, который тебя в любое время суток отыщет, где бы ты ни находился. Говорит, чутье у него на нас, врачей, было особое. Стучит потихоньку в окошко, чтобы детей не разбудить: «Людмила Ильинична, на взлет». Это у нас уже как пароль был…

83.jpg84.jpg85.jpg86.jpg

В 1981 году было организовано неврологическое отделение, меня назначили его заведующей, а затем перевели на должность заместителя главного врача по поликлинической службе. В этой должности я находилась 10 лет. Затем неожиданно наступила пенсия. Решила, что неловко уже начальником быть, но и с медициной прощаться не хотелось—веду теперь прием в поликлинике. Больных уже всех знаю — город-то небольшой. Конечно, бывало, примешь 30 человек подряд, думаешь: все, не могу больше. Нужно уходить. А тридцать первый в кабинет зайдет, расскажет про свою беду, и усталость как рукой снимет. Видимо, у медиков способность такая — моментально восстанавливаться.

Врач-эндокринолог Лидия Афанасьевна ВИНОГРАДОВА:

88.jpg— Я окончила Тавдинское медицинское училище, после которого два года отслужила медсестрой в Невьянске. Затем поехала в Свердловск — хотела поступить в медицинский институт. Начиталась в свое время литературы про благородную врачебную профессию и «загорелась» ею овладеть. Первые три курса училась на вечернем отделении,работая параллельно в санэпидемстанции. График тот еще был: сначала—смена, к половине шестого — на лекции. К ночи до дома добиралась, ног уже под собой не чувствовала, а утром начиналось все сначала. Но, несмотря на все препятствия, считаю, что все у меня в жизни сложилось — диплом я таки получила.

В Тавду вернулась в 1974 году. Меня хотели в Каменск распределить, но я попросилась домой — мама одна здесь осталась, да и дефицит врачебных кадров в городе всегда был.Была назначена заведующей поликлиникой, вела прием как врач-терапевт. А затем прошла специализацию в области эндокринологии. Не было у нас такого специалиста в районе, а потребность в нем стояла острая. Диабет — это заболевание, которое на самотек не пустишь. Сейчас на пенсии уже, но остаюсь на посту — жду приемников, которым передам своих пациентов. Их с каждым годом, к сожалению, становится все больше.

87.jpg91.jpg92.jpg93.jpg

Заведующая детской поликлиникой Татьяна Ивановна КОНОВАЛОВА:

89.jpg— Стать детским врачом я мечтала с детства. Даже не знаю, что повлияло на этот мой выбор — в роду не было медиков. Поступила в итоге на педиатрический факультет. В 1981 году вернулась в Тавду, семь лет сидела на участке, а затем наша заведующая поликлиникой, Давыдова Мария Тимофеевна, собралась на пенсию. Меня назначили на ее должность. В общей сложности я работаю здесь 31 год.

Ни разу не пожалела о своем профессиональном выборе.Говорят: сложно иметь дело с маленькими детьми — ведь они не могут сказать, что у них болит. А я считаю, что у меня самые лучшие пациенты. У детей до года их диагнозы, как говорится, на лице написаны. А те, кто постарше, врать еще не научились. Здесь нужно правильно спросить. Со времен первой еще студенческой практики мальчишка запомнился. Сидит, щечки как у хомячка. «Что у тебя болит?» «Ничего». «А что болело?». «Ухо». «Хорошо болело?» «Ой, как хорошо»… Дети — это сплошной позитив, эмоциями от них заряжаешься по полной программе. Бывает, нарвут одуванчиков перед поликлиникой и гордо тебе преподнесут. А во время дежурств малышей часто привозят, изъятых из неблагополучных семей, грязных и неухоженных. Как моя бабушка еще говорила: «Таких жальче всех». Накормить хочется и приласкать…

У нас хорошая поликлиника, я считаю. Хорошие специалисты. Единственно, молодежи не хватает, но причина этому вполне объяснимая — слишком маленькие оклады им предлагаются. Надеюсь, министерство здравоохранения решит эту проблему так или иначе.

94.jpg95.jpg96.jpg101.jpg

Заведующая педиатрическим отделением детской городской поликлиники Любовь Владимировна РЯБКОВА:

90.jpg— Профессию я выбрала просто — среди друзей моих родителей было немало врачей, которые оказали на меня большое влияние. Окончила медучилище, отработав затем три года медсестрой в Украине — я получила диплом с отличием и была вольна распределять себя в любое медучреждение. Подруга звонит: «А приезжай к нам, у нас хорошо». Я и поехала. Вернулась, поступила в мединститут. Мы с Татьяной Ивановной Коноваловой учились в одной группе и работать в одну поликлинику пришли. Практически одновременно получили руководящие должности.Так что друг друга с полуслова понимаем.

Те советские времена вспоминаем с улыбкой. Что ни задача — то гонка с препятствиями. Нужно было, например, сделать ремонт. Краски в магазинах нет и нужно ее где-то «доставать». Вот и садимся мы в машину, начиная объезжать все подряд организации, благо у моего отца были еще какие-то, как тогда говорили «полезные связи». Так с миру по нитке и доставали стройматериалы для родного учреждения. Сейчас нам такими вещами уже не приходится заниматься. Все идет централизовано. Но хотелось бы, чтобы на такие городки, как наш Тавда, обращали больше внимания.

Врач-рентгенолог, заведующая отделением лучевой диагностики Людмила Николаевна ХРАМЦОВА:

97.jpg— Я хотела с детства связать свою жизнь с медициной. У моей подруги родители были известными врачами,и я хотела стать «как они». С этой подругой после школы мы и поступили в Ставропольский мединститут. Правда, я не думала, что займусь именно рентгенологией. Здесь, как говорится, судьба распорядилась, а вернее облздрав. Сказали, что в медучреждении, куда меня распределили, срочно требуется рентгенолог. Куда деваться? Прошла первичную специализацию. Но, кстати говоря, ни разу не пожалела, что моя профессиональная карьера сложилась именно так.

В Тавдинской больнице я работаю уже 43 года. Коллектив всегда был отличный, я считаю его своей второй семьей. Был у меня уникальный наставник — Петр Петрович Бреза, врач «от Бога», более 50 лет посвятивший своей профессии. Очень благодарна ему за консультации, которые он давал нам, молодым специалистам, терпеливо обучая всем тонкостям своего дела. Нагрузка была огромная: иногда по сотне пациентов в день принимали, плюс парнишек из военкомата к нам присылали. Но никто не жаловался. Нужно? Сделаем.

Заведующая акушерским отделением Ядвига Константиновна ИВАНЬКОВА:

98.jpg— В медицину меня привела исключительно романтика. В юности думала стать геологом. Но однажды посмотрела телевизионный спектакль «Платон Кречет». Главный герой мелодрамы — талантливый хирург, смысл жизни которого был в служении людям. И видно было, что это от души у него идет,ане ради миссии «служить родному СССР». Этот спектакль произвел на меня огромное впечатление, и я тоже решила спасать человеческие жизни. Правда, вторым Кречетом не стала — намного больше, чем хирургия в чистом ее виде, меня заинтересовало акушерское дело… Был мединститут, защита диплома и, наконец, — распределение. Я в отличие от многих сокурсников была готова поехать в любую точку страны — в Магадан, на Камчатку, куда угодно. Но меня отправили в Тавдинскую ЦРБ. Так с 1972 года здесь и работаю.

Первое время я чувствовала себя, как котенок, которого бросили в воду и смотрят — выплывет он или утонет. Опыта никакого, перенять его не у кого. В качестве старших товарищей были молодые специалисты, приехавшие в город годом раньше. Их уровень, конечно, немногим отличался от моего, но все равно чему-то научилась. Например, ничего не бояться. Потом эти ребята уехали, приехали новые, и профи уже считалась я.А еще через два года меня назначили заведующей отделением.Теперь уже давно пора отдыхать, но нет человека на мое место. Молодежь редко рассматривает Тавду, как начальный этап своей профессиональной карьеры. Долгие годы мы Булатом Ахметовичем работаем вдвоем, разделив обязанности: он за гинекологию отвечает, я — за акушерство. Ему уже год до пенсии остался, но работать нам, видимо, предстоит еще очень долго. Силы в себе чувствуем, и то хорошо.

102.jpg103.jpg100.jpg105.jpg

Заведующий гинекологическим отделением Булат Ахметович ИРИЖЕПОВ:

99.jpg— Врачом я стал неслучайно. Моя мама жизнь с медициной связала, двоюродный брат — акушер-гинеколог, и я решил последовать по их стопам. В 1977 году окончил Астраханский мединститут, прошел интернатуру в Нижнем Тагиле, а затем приехал в Тавду. О том, чтобы поменять профессию речь никогда не шла. Даже в тяжелые перестроечные годы, когда у нас медикаментов практически не было, а шовный материал шел на вес золота. Да, работа сложная. Работы много. Мы далеко не каждую ночь бываем дома. Но ощущение, что ты можешь справиться со своим функционалом, открывает «второе дыхание». Собственно, ничего другого нам и не остается — пациенты поступают регулярно, а врачей с каждым годом становится все меньше. Штат практически не обновляется.

В советские годы была такая хорошая система, как распределение. Не все, конечно, хотели ехать на периферию, но уже через полгода понимали, что им вообще-то крупно повезло в жизни. Ведь специалистом здесь становишься намного быстрее. Взять, наш пример. Дежурный доктор остается и на роддом, и на отделение гинекологии. Рассчитывать ему приходится только на свои силы, потому все необходимые навыки приобретаются моментально. В большом городе самостоятельность обрести сложнее.

Молодые специалисты не всегда это понимают. А если и понимают, то не устраивает оклад. Пока не заработаешь стаж, категорию, придется жить на 5-6 тысяч рублей в месяц. Затем — на 35-40, но работать при этом за троих. Мало кто идет на такие условия. По сути, наше здравоохранение держится на нас, докторах советской закалки. Но мы тоже не вечные. И сейчас нас с Ядвигой Константиновной очень тревожит сложившаяся ситуация — если мы уйдем, заменить нас будет некому.

Заведующая лабораторией диагностики СПИД Полина Григорьевна ШЕКЕРА:

104.jpg— В 1973 году я окончила Ирбитское медицинское училище. Всю жизнь мечтала стать медиком — мне старшие сестры достойный пример показали, было на кого равняться. Диплом получила с отличием. Дальше хотела ехать учиться в Свердловск, но не было направления. Пришлось вернуться в Тавду, но без высшего образования все равно не осталась — поступила на биофак Тюменского университета. Затем получила второй диплом в Ленинграде.

Лабораторию нашу отрывала самостоятельно. Дело было ровно 20 лет назад мы 8 Марта отметили юбилей и отметили нашим старым коллективом. За это время от нас ни один человек не ушел, даже санитарки верность месту хранят. Согласитесь, это о многом говорит. А работы у нас много и с каждым годом все больше — во-первых, проблема ВИЧ/СПИД становится, как никогда, острой. Если раньше это касалось только наркоманов, то теперь все чаще приходят дети людей, которых ты знаешь: 500 случаев на наш небольшой город… Во-вторых, мы проводим исследования, которые раньше можно было сделать только в Екатеринбурге — беременных женщин обследуют по полной программе, выявляя группы риска… Да, что ни говори, технологии серьезно шагнули вперед. А то ли еще будет!

Главная медицинская сестра Татьяна Ивановна ЛОМАКИНА:

106.jpg— Медиком мне пришлось стать уже в детские годы — так сказать, по семейным обстоятельствам. Папа болел бронхиальной астмой, и я постоянно ставила ему уколы. Так что в наше Тавдинское медицинское училище поступила «с практическим опытом». Далее прошла обучение на базе областного училища повышения квалификации. За годы работы получила немало званий и наград—я являюсь Отличником здравоохранения и Членом правления Ассоциации средних медицинских работников Свердловской области. Была признана лучшей старшей медицинской сестрой области по итогам 2000 года, являлась депутатом Городской Думы, а приоритетный для нас проект на сегодняшний день — Совет ветеранов больницы, который возглавляю с 2007 года. На сегодняшний день в него входит 720 человек. Кому-то из ветеранов уже более 90 лет. Много тружеников тыла, которых мы непременно поздравляем в День Победы, подарки им вручаем. А осенью, в День пожилого человека, собираем юбиляров… Плюс ко всему устраиваю всевозможные конкурсы и мероприятия. Я с детства, что называется, придерживалась лидерской позиции, ни одно комсомольское событие без меня не проходило.

В 1977 году меня назначили старшей медицинской сестрой — может быть, как раз за мои организаторские способности. Были в то время кандидатуры и старше меня, и опытнее. Но я получила эту должность и нахожусь в ней по сей день. Со средним медицинским персоналом у нас проблем нет — сами подбираем и готовим кадры для ЦРБ. Сотрудничаем с медицинским колледжем. Принимаем девчонок на практику, обучаем и оставляем на местах самых лучших. Проводим курсы повышения квалификации, переучивая медсестер на фельдшеров. Врачей ведь катастрофически не хватает, а прием кто-то должен вести — поликлиника наша в основном на фельдшерах и держится. Так что выходим так или иначе из ситуации. А по-другому и быть не может. Наша ЦРБ — это наше детище, поднятое с нуля. И мы сделаем все, чтобы сохранить работу на достойном уровне и не только удержаться на плаву, но и активно развивать наше родное учреждение, повышать уровень оказания медицинской помощи на благо здоровья жителей Тавды и всего Тавдинского района. Воспитаем себе смену, а дальше уже и на заслуженный отдых можно уйти. Правда, не представляю я себе пока жизни без больницы. Не такой у меня характер.

ГБУЗ СО «Тавдинская Центральная районная больница»

623950, Свердловская область, г. Тавда, ул. Лермонтова, 110,

тел./факс: (34360) 2-21-96, e-mail: zrb-tavda@yandex.ru

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×