1 МЫ МОЖЕМ ЖДАТЬ И НАДЕЯТЬСЯ? | Медицина Российской Федерации

МЫ МОЖЕМ ЖДАТЬ И НАДЕЯТЬСЯ?


Опасность пандемии гриппа, распространение по земному шару штамма H5N1, средства профилактики и защиты, меры, принимаемые здравоохранением, взаимодействие ученых и врачей разных стран – эти темы, не сходившие со страниц печатных изданий всего мира в 2005 году, сохранили свою значимость и в 2006-м. А для уральцев особый интерес представляет еще и тот факт, что именно наши ученые создали препарат, способный бороться с этим видом болезни.

Об уникальной разработке корреспонденту «МиЗ» рассказывает научный руководитель Института органического синтеза академик Олег ЧУПАХИН.

36.jpg– Олег Николаевич, птичий грипп, вызываемый штаммом H5N1, – опасность, которую наши и зарубежные СМИ совсем недавно начали объявлять угрозой общественному здоровью, а о препарате «триазовирин» как средстве борьбы с ним вы доложили сессии РАМН и РАСХН уже в декабре прошлого года. Каким образом уральские ученые оказались впереди всего мира?

– Дело в том, что еще пятнадцать лет назад сотрудники кафедры органического синтеза УПИ – ответственный исполнитель Владимир Русинов, молодые ученые Евгений Уломский и Александр Петров – разработали ряд антивирусных препаратов, которые прошли испытания и были защищены авторскими свидетельствами. Наиболее эффективным и наименее токсичным из них, был признан тот, который получил название «триазовирин». Он проявил активность в отношении ДНК и РНК-зависимых вирусов. Но во время кризиса 90-х годов все работы в этом направлении были приостановлены.

«Триазовирин» был задуман и создан именно как противовирусный препарат, эффективный в отношении целого ряда особо опасных вирусных инфекций – таких заболеваний, как геморрагические лихорадки, которыми много болеет население в Башкирии и Удмуртии, геморрагические лихорадки с почечным синдромом, клещевой энцефалит, грипп, парагрипп, гриппоподобные инфекции, респираторносинцитальные инфекции.

Среди прочего в процессе испытаний была обнаружена активность против птичьего гриппа. Конечно, хорошо было бы его испытать еще на некоторых видах вирусов, широко распространенных и, что называется, социально значимых – возбудителях гепатита и прочих.

– Что же он собой представляет?

– Структурно «триазовирин» – это аналог оснований, входящих в нуклеиновые кислоты. Вирус иногда состоит почти их одной нуклеиновой кислоты, в отличие от клеток, содержащих разные органеллы.

То, что мы сделали – это структурный элемент, способный встраиваться в ДНК и РНК под видом пуринового основания, как фальшивый кирпичик, разрушающий всю структуру. По-видимому, широта действия «триазовирина» объясняется тем, что в вирусные ДНК и РНК входят одни и те же основания.

– Верно ли сообщала пресса, что в апреле должны были пройти клинические испытания препарата? В мае уже чуть ли не ждут опытную партию…

– Это неверно. Клинических испытаний весной мы не планировали. Мы должны в мае полностью закончить подготовку нормативной документации и передать ее в Федеральный фармкомитет, чтобы просить разрешение на клинические испытания. В сообщения СМИ, по всей вероятности, вносит путаницу то обстоятельство, что мы ведем работы одновременно по линии медицинской и по линии ветеринарной. В последнем случае все существенно проще, в том числе проще организовать клинические испытания: их производят на курах. В 90-е годы такие испытания проводились Институтом ветеринарной вирусологии на нескольких тысячах кур. Там эффект был достигнут на зараженных и заболевших птицах. Сейчас можно просить разрешение у местных властей и провести эти испытания на каком-то поголовье птиц. Вот для этих целей мы и сделали опытную партию.

– Нуждается ли «триазовирин» в каких-либо доработках с точки зрения науки, ушедшей за эти годы далеко вперед?

– Нет, не нуждается. Разработка закончена, имеется полный комплект документации, необходимой для того, чтобы просить разрешение для испытаний на больных людях. Получение такого разрешения – серьезная проблема. В нашей стране, да и не только в нашей, надзорные органы очень строго относятся к допуску препаратов к испытаниям на людях. Это правильно, но у нас на это, как правило, накладываются еще какие-то дополнительные обстоятельства.

– Как известно, ВОЗ рекомендует для борьбы с гриппом уже существующий зарубежный препарат. «Триазовирин» имеет перед ним какие-то преимущества?

– ВОЗ предлагает препарат, который имеет коммерческое название «тамифлю». Это лекарство, эффективно при обычном гриппе типа А и В, а также при птичьем гриппе, штамм которого H5N1 генетически не сильно отличается от них – отсюда появляется опасность того, что он мутирует и явится причиной эпидемии.

«Тамифлю» имеет недостаток: действует только в том случае, если его применить в первые сутки заболевания. Если начать позже – он не подействует. Это характерно для многих противовирусных препаратов. «Триазовирин» этого недостатка лишен, поэтому может применяться как лечебное, так и профилактическое средство. Его можно употреблять в период эпидемии вместо вакцинации или вместе с ней. К примеру, ветеринарные вирусологи считают, что для предотвращения эпидемий нужно сочетать вакцинацию и применение лечебных препаратов.

И, что немаловажно, «триазовирин» будет дешевле, чем «тамифлю» – по сложности синтеза, по стоимости исходных веществ и прочим составляющим.

– Будет ли «триазовирин» выпускаться на Урале?

– Пользуясь случаем скажу, что наш губернатор, у которого хорошая деловая интуиция, около месяца назад на совещании по развитию фармакологической промышленности Свердловской области услышал, что у нас есть такая разработка. Через некоторое время нам начали поступать предложения об организации производства – так что, прогноз пока оптимистичен.

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×