1 НИКТО НЕ ЗАБЫТ, И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО | Медицина Российской Федерации

НИКТО НЕ ЗАБЫТ, И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО


На базе ГАУЗ СО «Верхнепышминская СП» с конца 1990-х годов функционирует социальная организация Совет ветеранов, оказывающая поддержку ветеранам труда. «Мы не должны забывать о людях, которые поднимали здравоохранение в нашем городе,— рассказывает главный врач медучреждения Андрей Анатольевич ДОЛГИХ.— Тем более что зачастую помочь им кроме нас — просто некому».

— Андрей Анатольевич, расскажите, как создавался Совет ветеранов?

156.jpg— Дело было в 1990-х годах, когда приходилось трудно всем, но в особенности пенсионерам. Соцопросы того времени показывали ужасающие вещи: люди, достигшие шестидесяти и более лет, указывали, что достойная старость для них — это когда денег хватает на квартплату и лекарства. Больше они ни на что не рассчитывали, так как, по их словам, «свое уже пожили». Это очень несправедливо. Ведь наши старики поднимали город. Поднимали, в частности, стоматологическое здравоохранение. Как мы могли бросить бывших коллег на произвол судьбы?

157.jpgМне удалось выделить из бюджета поликлиники некоторые средства и направить их поддержку ветеранов, которые по состоянию здоровья или в силу своего возраста у нас уже не работали. Так сложилось, что они оказались забытыми государством, получали нищенские пенсии и не знали, как свести концы с концами. По возможности мы оказывали им материальную помощь. Поздравляли с юбилеями и праздниками. И каждый раз приезжали с подарками. Может, они и не слишком дорогими были — вручали цветы, как правило, коробку конфет и открытку. Но ветераны принимали все это со слезами на глазах. Им, как оказалось, не сладости нужны были, а именно наше внимание. Ведь это означало, что они не изолированы от социума, что кто-то помнит о них.

Обидно, что в нашем обществе существует нездоровая тенденция забывать о людях. Пока они молодые, здоровые, работают на износ себя не жалея, отношение к ним одно. А когда уходят на заслуженный отдых, вдруг оказывается, что ровным счетом ничего не заслужили, их считают теперь «отработанным материалом». Если дети и внуки есть — ситуация складывается иначе, конечно. Но очень часто наши ветераны живут в полном одиночестве. А бывает, что и сами ухаживают за детьми-инвалидами.

— Как осуществляется взаимодействие с Вашими подопечными?

158.jpg— Посещаем лично. Периодически звоним. Мы на сегодняшний день вошли и в городской Совет ветеранов, тесно с ним взаимодействуем: проводим совместные акции, мероприятия. В городе организована благотворительная столовая, которую наши пенсионеры с удовольствием посещают. Для них это возможность вернуться к социальной жизни. Сам факт того, что им есть куда пойти, дорогого стоит. Опять же они общаются с людьми своего возраста, вспоминая за тарелочкой наваристых щей и чашкой чая, свою молодость. Согласитесь, хорошая инициатива.

Одно удручает — ветеранов с каждым годом становится все меньше. Участница Великой отечественной войны, вообще, одна осталась. Удивительной души человек. Ей за восемьдесят уже, но она полна оптимизма. Говорит: «Поживу еще». Начинает вспоминать, как все было раньше. Воспоминания первых наших стоматологов легли в основу фильма, снятого к 20-летию нашей поликлиники, построенной в 1986 году. Проект получился уникальным. Мы поведали о том, как зарождалась и развивалась стоматологическая служба в Верхней Пышме. Как в 1930-х годах прошлого столетия в город приехали первые врачи. О непростом военном времени. О людях, оказывающих помощь населению в послевоенное время. Многие из них на тот момент были еще живы. Мы попросили их рассказать о том, в каких условиях им приходилось работать.

Молодежь, сидевшая в зале на «премьере» этого фильма, только удивлялась. Они увидели бормашину с ножным приводом — этакий стоматологический «велосипед». Узнали, что врачи распиливали серебряные монеты на мелкую стружку, смешивали ее вручную с ртутью и получали пломбировочный материал. Говорят, хорошо, что родились в «свое» время. Ведь работать сегодня — одно удовольствие. И безопасность гарантирована. Ведь многие советские врачи имели профессиональные заболевания.

159.jpg— Как обстоит дело с кадровой политикой?

— На базе нашей поликлиники проходят практику и интернатуру студенты Уральской медицинской академии. Заведующие отделениями дают студентам практические навыки, а затем едут с ними на экзамены — посмотреть на результаты своего труда. Из этих ребят мы стараемся оставить лучших, подобрав тем самым себе смену. Но у нас во все времена укомплектованность персоналом оставалась хорошая. Текучки практически не было даже во времена перестройки. У нас есть люди, которые работают и по тридцать, и по пятьдесят лет.

Ведь врач, если он, конечно, настоящий специалист, остается на своем месте, пока у него есть силы. Этим людям я и хочу передать слово.

Заведующий ортопедическим отделением, врач высшей категории Вадим Сергеевич ГИСМАТУЛИН:

162.jpg— Профессию врача я выбрал для себя еще в школе в третьем классе — книжки соответствующие читал, фильмы смотрел. Правда, собирался стать хирургом, полагая, что это самая что ни есть мужская профессия. Окончив школу, подал документы в медицинский институт. С первого раза поступить не получилось. Я пошел работать на завод «ЭМА», который был крупнейшим в Свердловске производителем медицинской техники. В 1981 году был призван в армию. Эти два года службы сыграли огромную роль в моей судьбе. Меня сразу спросили: «Кем ты хочешь быть?». «Медиком, конечно»,— ответил я. И был направлен в медицинскую роту. Познакомился со стоматологами и понял: вот оно мое направление. После армии я поступил на стоматологический факультет.

160.jpgВ студенческие годы мы ездили на сельхозработы. В одной из таких поездок я познакомился со своей будущей супругой. Она, как и я училась на стоматологическом факультете, в 1987 году окончила вуз и была направлена по распределению в Верхнюю Пышму. Этот небольшой городок находился «в двух шагах» от Свердловска. На правах мужа и будущего сотрудника, будучи еще студентом, я посещал мероприятия, проводимые в поликлинике, знакомился с будущими коллегами, делал фотоальбомы. А на следующий год был направлен на прохождение интернатуры в поликлинику. Дело было в 1988 году.

Первоначально работал в разных отделениях — в ортопедии, которой собирался заниматься всю свою жизнь, в терапии, ездил в командировку в Тугулым. Это был наш «подшефный» объект. Время от времени бригада медиков выезжала туда, чтобы оказать помощь местному населению. Но я не пожалел. Получил здесь отличный опыт.

161.jpgВ 1993 году Андрей Анатольевич Долгих был назначен на должность главного врача, предложив мне заведовать ортопедическим отделением. Оно в те годы оставляло желать лучшего — ни ремонта хорошего, ни развитых технологий. Начал приводить отделение на должный уровень, соответствующей категории, параллельно внедряя различные инновации. Ездил на конференции и кафедру УГМА, был в Германии, посещал мастер-классы, другие клиники, стараясь собрать все самое лучшее. Помню, как осваивали новые технологии металлокерамику и сложные бюгельные протезы, протезирование на имплантатах, были проблемы и сложности. А потом пошло одно, другое, третье. Когда не могли закупить необходимое оборудование, сами делали — был у меня один знакомый мастер на все руки. Посидим с ним вечер-другой, подумаем и найдем решение. Сегодня, конечно, смешно об этом вспоминать, дефицита на рынке медицинской техники уже давно нет.

Годы шли. Медучреждение активно развивалось и, в конечном счете, достигло высокого уровня. Оно иначе и быть не может: государственная поликлиника должна быть высокого уровня, выполнять весь объем, в том числе и ортопедических услуг, чтобы население могло получить квалифицированную и качественную помощь.

Зубной техник Ираида Константиновна ДАНИЛОВА:

163.jpg— В поликлинике я работаю 51 год. А попала сюда очень просто — в советские годы существовала система государственного распределения: хочешь ты или нет, ты был обязан отработать три года там, куда тебя направят. Направляли, в основном, в небольшие города. Мне досталась Верхняя Пышма, чему я очень радовалась. Свердловск рядом, всегда можно будет перебраться в столицу и реализовать главную свою мечту — я очень хотела поступить в медицинский институт. Но не сложилось.

171.jpgПервое время приходилось сложно: все решения с первого же дня приходилось принимать самой. Но я девушка ответственная была, настраивала себя так, чтобы работать без брака. Поликлинику еще не построили. Наш зубоврачебный кабинет постоянно перебрасывали с места на место — то мы в здании прачечной сидели, то в здании водолечебницы, где сейчас туберкулезное отделение. В крошечных комнатах мы и точили, и пилили, и гипс вручную резали, даже не представляя себе, что есть такие замечательные вещи, как вытяжка и вентиляция. Перчатки? Маски? Их тоже не было. Зато работы хватало: один врач и два техника обслуживали весь город. Но справлялись. У меня даже появились «свои» пациенты, которые просили, чтобы протезы для них делала именно я. Шла навстречу, конечно. Почему хорошим людям не помочь? Были и моменты разочарований, когда хотелось все бросить. Но они быстро проходили. Я считаю так: плохих профессий не бывает. Просто нужно любить то, что ты делаешь.

Заведующая лечебно-хирургическим отделением Нина Ивановна ЯКОВЛЕВА:

164.jpg— В 1974 году я приехала в Верхнюю Пышму. Пережила разные времена. Когда-то было сложнее в плане технологий и оборудования, сейчас — в плане отчетов, которые мы составляем в огромном количестве. Есть и другой печальный момент — отношение со стороны пациентов. Раньше к врачу относились, как к главному своему помощнику, уважали в нем специалиста и человека. Что происходи сегодня? Нас обвиняют во всех бедах. С подачи, прежде всего, СМИ: в новостях то и дело рассказывают о врачах, допустивших ту или иную ошибку. Результат не заставил себя ждать. Люди приходят и волком на тебя смотрят. Появилось даже определение «экстремальный пациент».

165.jpgЭта ситуация активно обсуждается на интернет-форумах, кто-то даже предлагает устроить «итальянскую забастовку»: раз мы, врачи, такие плохие, ограничим свою деятельность рамками своего рабочего дня. Никаких дополнительных дежурств, никаких «пойдите мне на встречу» — в положенное время кабинет закрывается на «клюшку» и до свидания. Я считаю, что это слишком большая роскошь для нашей страны, где катастрофически не хватает специалистов, и люди просто окажутся без помощи. Готовы ли мы взять на себя такую ответственность? Едва ли. Потому нужно решить все иными методами. Может быть, при помощи пропаганды «хорошего образа медработника». Ведь люди должны научиться отделять зерна от плевел и разбираться что к чему. В нашей поликлинике много врачей, которыми я искренне горжусь. Они работают на европейском уровне — технологии нового времени позволяют сегодня это делать.

Старшая медсестра лечебно-хирургического отделения Алевтина Алексеевна ФЕФИЛОВА:

167.jpg— Я родилась в Пермской области, в небольшом селе Солоды в сложные послевоенные годы. В деревне жить не хотела и по окончании школы поехала к сестре в Свердловск. Хотела связать свою жизнь с медициной. Устроилась работать санитаркой в больницу №23, здесь же училась на двухгодичных курсах «Красного креста и Красного полумесяца». В то время они приравнивались к медучилищу. В 1968 году получила корочки анестезиста. Вышла замуж. Переехала в Верхнюю Пышму, где супругу дали квартиру. Так с тех пор здесь и живем. В восьмидесятые, правда, провели три года в Советской Германии.

166.jpgВ Верхней Пышме я была первым анестезистом, и врач-анестезиолог в больнице тоже был один. Работы нам с ним хватало. К основным обязанностям добавлялась ургентная служба: бывало, всю ночь стоишь рядом с больным, а утром на смену заступаешь. Устала? Есть у тебя минут двадцать, чтобы выпить чашку кофе. Заменить тебя все равно некому.

После операционного блока работала в травме. Было сложно. Говорят, что профессия медсестры благородная, но неблагодарная. Это действительно так. Персонала не хватало. Работала за всех: лечила, полы мыла, больных кормила и перекладывала. Было у нас несколько коек для стоматологических больных. И вот, завотделением Людмила Петровна Полетаева предложила перейти главной сестрой стоматполиклиники. На этой должности я проработала 20 лет. А шесть лет назад тяжело стало, да и возраст начал сказываться. Теперь являюсь старшей сестрой лечебно-хирургического отделения.

Заведующая детским отделением Лариса Григорьевна СМИРНОВА:

168.jpg— В институт поступила в 1982 году, выбрав стоматологический факультет: хотела, чтобы у людей были красивые улыбки. А после практики по детской стоматологии в Каменск-Уральской поликлинике, поняла, что мое направление — это работа с детьми. Здесь еще и преподаватели сыграли свою роль. Были на кафедре детской стоматологии люди, одержимые своей профессией. Говорили, что маленькие пациенты — самые благодарные. Интернату я прошла в Свердловске, а затем была направлена на работу в Верхнюю Пышму.

170.jpgРаботая поняла, что есть у меня желание получить знание в области детской психологии. Как победить страхи ребенка в максимально короткие сроки? На какие «кнопочки» нужно нажать? Решила получить недостающие знания и окончила факультет психопатологии и логопедии УрГПУ. Новая информация, наложенная на принцип «все дети — ангелы», очень помогла мне в работе.

Коллектив в отделении сложился еще с советских лет, и практически никто с того времени не ушел. Врачи, медсестры, санитарки — все мы одна семья. Оно, впрочем, иначе и быть не может: в детскую стоматологию случайные люди не попадают.

Санитарка Елена Александровна ЧЕСНОКОВА:

169.jpg— Родилась я в Верхней Пышме и училась, кстати говоря, в параллельном классе с нашим главным врачом Андреем Анатольевичем. К медицине всегда хорошо относилась: в старших классах даже ходила на курсы медсестер. Но стала, в результате, поваром. Замуж вышла рано, и супруг мой был против того, чтобы я была медиком. Говорил, что хочет видеть меня в семье. А десять лет назад встретила на улице знакомую. Она говорит: «Нам очень требуется санитарка. Работа не сахарная, но интересная». Я решилась и вот уже 10 лет как являюсь сотрудником поликлиники.

Начинала в ортопедии, после декретного отпуска перешла в детское отделение. Все меня здесь устраивает. Дело в том, что я очень люблю детей: своих трое, и я знаю, как установить с ними контакт. Приходится успокаивать малышей, прогонять страхи и настраивать на то, что лечиться — не больно. Иногда, впрочем, думаю, что помощь нужна больше родителям, которые трясутся не меньше детей и передают им свое состояние. Зато какое удовольствие видеть довольную ребятню, выходящую из кабинета. Дергают меня за халат: «Тетя, я к вам еще приду. У меня теперь есть СВОЙ доктор».

ГАУЗ СО «Верхнепышминская СП»

624090, г. Верхняя Пышма, ул. Чайковского, 28а,

тел.: (34368) 5-27-07, факс: (34368) 5-27-07,

e-mail: stomvp@mail.ru,

www.stomvp.ru

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×