1 МБУ «ЕКАТЕРИНБУРГСКИЙ КОНСУЛЬТАТИВНО- ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР»: СОХРАНЯЯ ТРАДИЦИИ НАСТАВНИЧЕСТВА | Медицина Российской Федерации

МБУ «ЕКАТЕРИНБУРГСКИЙ КОНСУЛЬТАТИВНО- ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР»: СОХРАНЯЯ ТРАДИЦИИ НАСТАВНИЧЕСТВА


Наставникам, хранившим юность нашу, 
Всем честию, и мертвым и живым, 
К устам подъяв признательную чашу, 
Не помня зла, за благо воздадим.

А. С. Пушкин

XXI век мобилен, энергичен и высокотехнологичен, но современное поколение должно знать и помнить тех, благодаря чьим усилиям и самоотверженному труду стал возможным современный прогресс. Необходимо чтить своих наставников и помнить то добро и энергию, которые были щедро потрачены ими. А это ведь так важно — отдавать должное тем людям, которые взрастили достойную смену профессионалов, передав накопленные за долгие годы опыт и знания. Старшее поколение МБУ «Екатеринбургского консультативно-диагностического центра» трепетно хранит традиции и с теплотой вспоминает тех, благодаря кому ЕКДЦ сегодня славится высоким уровнем оказания медицинской помощи. В его стенах с первых дней работают высококвалифицированные кадры, продолжающие традиции преемственности, для которых любовь к медицине и пациентам являются основополагающими критериями профессионального роста. О том, как строятся взаимоотношения между поколениями специалистов, как организована работа во благо развития ЕКДЦ и ради здоровья пациентов, корреспонденту журнала «Медицина и здоровье» рассказали сотрудники Диагностического центра, всецело посвятившие свою карьеру родному учреждению.

Заместитель главного врача по лабораторной диагностике Елена Павловна АМОН:

59.jpg— Наставничество — неотъемлемая часть рабочего процесса всего лабораторного отделения Диагностического центра. Профессиональные и опытные кадры передают свои знания и навыки молодежи, а молодежь стремится постигать все новое, поэтому ЕКДЦ постоянно развивается. Всего в отделении работает 41 человек. Кто-то пришел к нам много лет назад, кто-то — недавно, но у всех у них Диагностический центр — единственное место работы, обозначенное в трудовой книжке. Нет случайных людей, которые, поработав год-два, увольняются. Средний стаж наших сотрудников — 14 лет, а максимальный — 23 года. В целом, со дня открытия центра в отделении работает 10 человек, текучести кадров практически нет. Например, два врача работают здесь более 20 лет, пройдя путь от молодых специалистов до врачей высшей категории, а впоследствии возглавив лаборатории разного профиля. А одна медсестра, которая тоже работает у нас очень давно, прошла курсы повышения квалификации в колледже и теперь работает технологом. Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо медицинскому колледжу и кафедре клинической лабораторной диагностики УГМА, для которых мы являемся базой. С одной стороны, мы им помогаем обучать студентов, с другой — они поставляют нам свои лучшие кадры.

60.jpgЯ сама работаю в ЕКДЦ с момента его зарождения. В профессию пришла не случайно, со школьной скамьи видела себя лабораторным работником, поэтому окончила биологический факультет УрГУ. Правда, в начале карьеры я хотела заниматься физиологией миокарда. У меня папа был милиционером. Во времена моего детства у милиции была своя медсанчасть, в которой работала замечательная врач-лаборант. Я частенько болела, поэтому когда лежала в медсанчасти, бегала к ней, чтобы скоротать время. Она запомнилась мне на всю жизнь и своим примером подтолкнула к выбору профессии. Итак, после окончания института я сначала занималась физиологией миокарда на базе больницы №23, в которой располагалась научно-исследовательская лаборатория. Но там был ненормированный рабочий день, поэтому после рождения ребенка, пришлось сменить и вид деятельности, и место работы. Я ушла в лабораторную диагностику в ГКБ №40. В 1988 году меня пригласили в ЕКДЦ. Сначала я работала врачом, потом заведующей клинической лабораторией, а затем и заместителем главного врача. Мой стаж в лабораторной диагностике — 37 лет. Важно, что все лаборатории в ЕКДЦ создавались на моих глазах, причем мной самой и моими коллегами, поэтому можно сказать, что это мое детище.

61.jpgКонечно, до создания диагностических центров в России уровень оказания лабораторных услуг был совсем иным. По сути, мы работали «на вкус, запах и цвет». Высокоточного лабораторного оборудования не было. Таким образом, создание диагностических центров явилось своеобразным пусковым механизмом для развития лабораторной службы страны в целом. И во многом благодаря этому толчку сегодня мы имеем современный консультативно-диагностический центр с мировыми технологиями. Кроме того, мы внедрили у себя автоматизированную организационную технологию, благодаря чему каждый пациент у нас регистрируется под оригинальным штрих-кодом, который вносится в единую информационную базу Центра. Пациенту для прохождения разных лабораторных исследований не нужно ходить по нескольким кабинетам. Весь биоматериал принимается централизованно в одном кабинете, а затем его отправляют на обработку. Данные заносятся в информационную лабораторную систему. Затем информация по исследованиям в автоматическом режиме попадает на наш сервер и заносится в базу данных. Все очень удобно и исключает человеческий фактор, а значит, вероятность ошибок существенно уменьшается. Я счастлива, что причастна к созданию всего этого, и могу с гордостью передавать свой опыт молодому поколению ЕКДЦ.

Я считаю, что главное качество руководителя — уметь радоваться успехам своих подчиненных, причем как профессиональным, так и личным. Если мои сотрудники покупают квартиры и машины — значит, я работаю правильно. Руководитель должен быть не просто хорошим специалистом, но и прекрасным менеджером, думающим не только о психологическом благополучии своих подчиненных, но и о материальном.

63.jpgУспехи работы любого коллектива складываются по кусочкам, каждое звено в цепи очень важно. Лично мне трудно сказать, где заканчивается работа регистратора, а где в дело вступает врач или медсестра. Каждый анализ проходит определенный цикл. Например, взяли в процедурном кабинете биоматериал, доставили в лабораторию, и дальше он пошел по циклу, причем на каждом участке свой специалист, а итог — выдача результата пациенту. За этот результат перед больным ответственность несет врач, а сбой может произойти на любом участке, поэтому каждый участник процесса понимает свою значимость. У нас есть правило: если пациент не получил результаты исследований в срок или с ошибкой, то наказывается вся бригада, а не кто-то конкретный. На мой взгляд, работа в коллективе по-иному строиться не может. Мы отвечаем не только за себя, но и за своего коллегу. Коллективная ответственность очень эффективна: когда человек понимает, что из-за его ненадлежащей работы могут пострадать другие, он работает максимально скрупулезно.

Все это в итоге формирует микроклимат в коллективе, и я думаю, что он у нас здоровый, так как сотрудники редко увольняются из ЕКДЦ. Разумеется, отсутствие текучки кадров — заслуга не только позитивного микроклимата в коллективе отделения и Центра в целом, но и администрации ЕКДЦ. У нас созданы очень комфортные условия труда. Отделение отремонтировано, оснащено современным автоматизированным оборудованием, на котором удобно и интересно работать. Важны и такие мелочи, как наличие комнаты для отдыха персонала, где можно перекусить или пять минут расслабиться. Отделение работает с 8.00 до 20.00, и поверьте, двенадцать часов выстоять на ногах достаточно сложно. У нас есть и душевая кабина, которая согласно новым СанПиН должна быть в каждой лаборатории (но на практике встречается далеко не везде). Важна и интеллектуальность труда, а также условия для самоуважения персонала. У нас ни один средний медицинский специалист не выполняет функции санитаров, как это бывает в некоторых больницах. Здесь каждый сотрудник на своем месте. И не последний стимулирующий фактор — стабильная и достойная заработная плата. Она сопоставима со средней оплатой труда медработников по городу. Кроме того, заработная плата прозрачна, каждый сотрудник знает, сколько он получит.

Заместитель главного врача по клинико-экспертной работе, «Отличник здравоохранения» Вера Борисовна БИЛЕНКО:

62.jpg— В ЕКДЦ я работаю с ноября 1988 года, то есть пришла сюда за несколько месяцев до официального открытия центра врачом-кардиологом. К этому моменту у меня уже был достаточно большой опыт работы в терапии: Свердловский государственный медицинский институт по специальности «терапия» я окончила еще в 1976, а трудовую деятельность начала с первых курсов вуза. Уже через полтора года работы в ЕКДЦ (в 1990 году) с должности врача-кардиолога была переведена на должность заведующей терапевтическим отделением, а затем и заведующей консультативной поликлиникой. В 2001 году стала заместителем главного врача по поликлинической работе, а с 2003 — заместителем главного врача по клинико-экспертной работе. Кстати, помимо административной деятельности, я до сих пор практикую.

МБУ «ЕКДЦ» без тени сомнения я могу назвать своим вторым домом, ведь многое в Центре сделано моими руками. За долгие годы работы мне не раз предлагали уйти в другое место, которое и ближе к дому, говорили — и спокойнее, и заработная плата выше, но я всегда отказывалась. Могу с уверенностью сказать, что из ЕКДЦ я уйду только на заслуженный отдых.

64.jpgВо времена моего становления как специалиста было принято иметь наставников. Даже если молодой специалист семи пядей во лбу, хорошим профессиональным врачом без совета старших коллег стать ему будет очень трудно. Опыт многое значит в нашей профессии. Мне в свое время очень повезло. Когда после окончания института я начала работать кардиологом в поликлинике, моим наставником была Нина Ивановна Капралова, которая долгие годы проработала в кардиоцентре. С любым вопросом я могла подойти к ней и получить не только развернутый ответ, но и моральную поддержку, что для новичка не менее ценно. Кроме того, наша поликлиника была соединена подземным переходом с кардиоцентром, и хотя он не относился к нам, ни один из заведующих ни разу не отказал мне в консультации. Я частенько ходила к ним с неясными кардиограммами, и они всегда меня принимали. Также в нашей поликлинике работала заведующая терапевтическим отделением Александра Алексеевна Ершова, которая мне тоже многое дала, причем не только в профессиональном плане, но и в чисто человеческом. Она ровесница моей мамы, поэтому отношение было теплое, я бы даже сказала материнское. На мой взгляд, наставничество очень важно. К сожалению, сегодня в редких медучреждениях это явление сохранилось.

66.jpgВо многом наставничество потеряно не из-за того, что профессиональных врачей, желающих поделиться своим опытом, мало, а из-за того, что талантливой молодежи остается не так много в медицине. Многие после институтов уходят работать в различные коммерческие структуры. Мне становится по-настоящему тревожно, когда я начинаю задумываться о том, что нас может ожидать через 10-15 лет. Мы уйдем на пенсию, не успев передать свои знания и навыки молодым врачам, и вот тогда в медицине будут серьезные проблемы. Разумеется, и среди сегодняшней молодежи есть дарования, для которых медицина — это призвание. Несмотря на невысокую заработную плату они остаются в здравоохранении. К примеру, у нас есть в гинекологическом отделении молодой одаренный врач-гинеколог Вера Михайловна Далевская, а в соматическом отделении работает не менее талантливая заведующая Ирина Анатольевна Гурикова.

Нежелание молодежи оставаться в медицине я связываю не только с материальной стороной вопроса, но и с тем, что отношение к врачам искусственно деформировано в обществе. Все СМИ только и делают, что ругают МВД, образование и медицину. Те профессии, которые раньше были самыми престижными, потеряли былой статус. На самом же деле большинство «страшных историй» — всего лишь непроверенные и исковерканные факты, а люди по ним формируют свое мнение. Могу сказать из личного опыта: наша территориальная поликлиника укомплектована участковыми врачами всего на 20%, поэтому каждый из имеющихся докторов ведет по четыре участка — нагрузка колоссальная, из-за чего случаются недочеты в работе. Эти врачи не обязаны брать на себя такую нагрузку, но они берут, потому что людей кто-то должен лечить. Пациенты же, не разобравшись в корне проблемы, при малейшей оплошности врача выливают на него весь негатив. К счастью, в ЕКДЦ есть юридический отдел, поэтому все жалобы разбираются не только медперсоналом, но и профессиональными юристами. А насколько тяжела работа регистратора? Не секрет, что все недовольство по поводу очереди или отсутствия талонов на желаемую дату, выслушивают бедные девушки. Конечно, нам, медицинским работникам, хотелось бы понимания и уважения со стороны пациентов.

Врач функциональной диагностики Владимир Константинович ТАБУЕВ:

65.jpg— После окончания школы в 1975 году я был уверен, что мое призвание — медицина, но не знал, какую специальность выберу. В итоге, поступив в Свердловский государственный медицинский институт, я отдал предпочтении фтизиатрии. Признаюсь, что исходил из простого рассчета: я решил так — где дадут жилье, туда и поеду. Когда было распределение, было место во фтизиатрии в Белоярском районе, поэтому я и предпочел это направление. В спецсанатории «Кристалл» я отработал три года, а потом вернулся в Екатеринбург, где стал работать участковым-фтизиатром в Ленинском районе. Работа мне не очень нравилась: мало движения, а я был молод, полон сил, мне хотелось расти в профессиональном плане, заниматься по-настоящему интересным для себя делом. Я стал искать, и как раз в это время формировался штат Диагностического центра. Это был конец 1988 — начало 1989 года. Как раз с марта 1989 года я и работаю в МБУ «ЕКДЦ». Когда устраивался на работу, мне сделали предложение освоить функциональную диагностику. Разумеется, его я принял с радостью, и ни дня не жалел о сделанном выборе. Пока Центр готовили к открытию, меня отправили на учебу в Санкт-Петербург. С мая я уже вел прием в качестве врача функциональной диагностики.

С момента открытия наш Центр был оборудован самой передовой аппаратурой, использовались самые новейшие на то время технологии. С годами аппаратура старела и периодически заменялась на новую. Сегодня пришла пора часть техники вновь заменить, но финансирование пока не позволяет этого сделать. Надеемся, что в наступившем году удастся в этом вопросе продвинуться вперед, и наши планы по внедрению новых технологий осуществятся. Кстати, в 2012 году нам все-таки кое-что удалось приобрести: прибор, который позволит исследовать функцию внешнего дыхания, а совсем скоро придет новый доплер и ультразвук.

67.jpgЕсли посчитать, то половину жизни я провел в ЕКДЦ. Я не склонен к «беготне», мне важно видеть рядом с собой знакомые и даже родные лица, для меня настоящая ценность — микроклимат в коллективе. В Диагностическом центре меня на все 100% устраивают коллеги и наши взаимоотношения с ними. С некоторыми мы работаем уже более 20 лет, и они не просто для меня сослуживцы, а близкие и проверенные в разных ситуациях люди.

Именно в Центре у меня появились наставники. Так, Игорь Григорьевич Федотов, ныне заместитель главного врача по диагностической службе, сильно поддержал меня на первых порах, и мы до сих пор тесно связаны с ним. В свое время мне также помогал заведующий отделением — Анатолий Ильич Грачев. Для меня диагностика была новым направлением, а они знали все ее нюансы. Учили меня новым методикам, иногда даже заставляли что-то осваивать, убеждая, что это перспективно и обязательно пригодится в будущем. Еще одним своим наставником я считаю Валерия Александровича Серебренникова. Он всегда давал мне возможность себя проявить. Как-то он отправил меня на съезд врачей функциональной диагностики в Москву, доверив зачитать доклад.

69.jpgХочется надеяться, что сегодня уже мы для кого-то из молодых дарований являемся наставниками. В целом, молодежи у нас не так много, так как большинство студентов не идут после окончания вуза в практическое здравоохранение. Если к нам приходят молодые перспективные кадры, то мы стараемся окружить их заботой, чтобы психологически им было максимально комфортно и хотелось идти на работу. Я считаю, что молодым ребятам трудно начинать работать в медицине в наше время, и в первую очередь в материальном плане. Например, моя дочь, посмотрев на нашу с супругой жизнь (она тоже врач), решила, что никогда не свяжет свою судьбу с медициной.

Мы люди другого поколения, для нас нормально работать «из-за любви к искусству». Но что сетовать на сегодняшние, вполне хорошие времена, когда даже в 90-е я не бросил свой Центр. Тогда многие мои однокурсники ушли из практической медицины по одной единственной причине — здравоохранение не финансировалось, а семьи кормить было нужно. В те годы водитель трамваев зарабатывал в три раза больше, чем врач. Случалось, что у меня на дорогу до работы не было денег. Кто-то из бывших коллег пошел строить дороги, кто-то торговать сгущенкой, а кто-то работать в фармацевтические компании. Меня тоже звали, мотивируя большими деньгами, но я остался — коллектив ЕКДЦ держал и держит до сих пор.

Врач ультразвуковой диагностики Вера Тимофеевна ФОФАНОВА:

68.jpg— В моей семье никогда не было медицинских работников, и мой выбор профессии связан с детскими переживаниями. У меня рано умер отец, и видимо это настолько потрясло меня, что еще маленькой девочкой я решила — буду лечить людей.

В 1979 году я окончила Свердловский государственный медицинский институт по специальности «терапия», после чего сначала работала в 32-й больнице цеховым терапевтом, а после сокращения цеховой службы ушла в стационар. Затем некоторое время я работала заведующей терапевтическим отделением тогда уже больницы №37 (часть 32-й отделилась в 37-ю больницу завода Свердлова). Параллельно в 1991 году окончила курсы по ультразвуковой диагностике. С февраля 1999 года работаю в МБУ «ЕКДЦ».

Хочу отметить, что когда я училась в институте, мое представление о медицине было нулевым. После окончания третьего курса нам разрешили подрабатывать медицинскими сестрами, и я устроилась в инфарктное отделение №№ 1 в Кардиологический центр. Именно здесь я осознала, что значит быть медицинским работником. Заведующей отделением в то время была Ираида Михайловна Холодилина — человек профессиональный во всех отношениях. Она была строгая, требовательная, но в то же время никогда нас не обижала. Именно ее я считаю своим наставником в профессии. Кстати, в то время в этом же отделении работал Валерий Александрович Серебренников. Когда я пришла работать в ЕКДЦ, то Валерий Александрович узнал меня и спросил: «Ты такая же шустрая, как была раньше?» Могу добавить, что когда я пришла в Диагностический центр, то периода привыкания к новому коллективу не было, я сразу почувствовала себя в своей тарелке, опять же благодаря тому, что знала Валерия Александровича давно, знала, как он относится к работе и сотрудникам.

70.jpgСамое важное для врача — пациент, а для того, чтобы помочь ему, нужно обязательно найти контакт с ним. Да, люди бывают разные, но если контакта не получится, то и выздоровления не случится. А еще нужно вверять больному его собственное выздоровление. Был случай: когда я училась в интернатуре, у нас в отделении лежала бабушка, которой поставили рак легкого, а через несколько дней выписали ее домой умирать. Так получилось, что с этой старушкой мы жили в одном дворе, и мне было очень приятно, что после семи лет болезни бабушка все еще была жива. И это не потому, что врачи неправильный диагноз поставили, а потому что человеку очень жить хотелось.

Медицина — мое призвание. Мне не раз поступали предложения уйти из этой сферы. В 90-е предлагали открыть кооператив, в 2000-е — работать в частной клинике, но меня всегда что-то останавливало. Государственное медицинское учреждение, несмотря на существенно низкий уровень оплаты труда, гарантирует стабильность, а вот частная — нет. Я одно время параллельно работала в частной клинике, и могу прямо сказать, что вытягивание денег из больных — не мое призвание. Я считаю так: человек ко мне пришел с проблемой, поэтому я должна качественно сделать свою работу. Когда же врача заставляют раскручивать больного на дополнительные, дорогостоящие, но ненужные для него обследования, то у меня все внутри переворачивается. Мы ведь все-таки врачи, а не коммерсанты.

Заведующая дневным стационаром поликлиники, врач-терапевт, «Отличник здравоохранения» Светлана Исааковна ФЕДЮШИНА:

71.jpg— Я с детства знала, что буду врачом. У меня мама всю жизнь проработала неврологом, сестра тоже медик, поэтому выбора профессии передо мной не стояло. В 1985 году я окончила Свердловский государственный медицинский институт по специальности «терапия» и сразу пошла работать цеховым терапевтом на Уралмашзавод. Когда в 1992 году здесь открыли дневной стационар, то перешла туда врачом, а через 10 лет стала заведующей дневным стационаром. С 2004 года являюсь заведующей дневным стационаром ЕКДЦ, совмещая административную работу с работой практикующего врача-терапевта и врача клинического фармаколога. Дневной стационар — очень удобная форма для прохождения лечения, поэтому наши услуги пользуются большим спросом, мы даже планируем увеличивать коечный фонд.

Мой первый и главный наставник — моя мама. Ее отношение к работе и пациентам сформировало мое отношение к этим основам профессии. Мама мне привила и тягу к постоянному самообразованию. На мой взгляд, врач без непрерывного самообразования и повышения своего профессионального уровня на различных учебных курсах — это не врач, поэтому я сама постоянно обучаюсь и слежу, чтобы медперсонал отделения тоже рос в профессиональном плане. Мы очень часто посещаем конференции, отслеживаем новые направления в лечении и диагностике, стараемся все это применять на практике. Также мы тесно сотрудничаем с УГМА. На кафедре вуза есть примеры специалистов, на которые можно и нужно равняться.

С наставником мне очень повезло и в начале профессионального пути. Когда пришла работать в дневной стационар, здесь трудилась Людмила Михайловна Сахарова, старший терапевт, заведующая дневным стационаром. Она меня научила всем основополагающим моментам в терапии, которые в будущем мне очень пригодились.

Все те знания, которые в меня заложили мои учителя, я сегодня стараюсь передать своим коллегам. Я считаю, что любой руководитель должен отлично знать своих сотрудников, уметь выстроить взаимодействие с ними, влиять «пряником» и лишь в редких случаях — «кнутом». Я до сих пор сама веду прием, чтобы коллеги видели, что мы с ними делаем одно дело.

72.jpgНаш коллектив сформировался еще 10 лет назад, поэтому мы давно — одна дружная семья. Все, кто работает в отделении — врачи «от Бога» и специалисты с большим опытом. Например, Ольга Евгеньевна Шоркина, до ЕКДЦ 10 лет отработавшая в больнице №14, в тяжелом терапевтическом отделении — очень грамотный и опытный доктор. Еще один врач — Ольга Анатольевна Семерякова, тоже с большим стажем (20 лет была заведующей терапевтическим отделением 14-й больницы). Она целиком и полностью отдается работе, за что в 2007 году ей было присвоено звание «Лучший терапевт города». Средний медицинский персонал нашего отделения тоже высокопрофессиональный. Три сестры пришли к нам из тяжелых отделений больниц города: две — из кардиологического и одна — из терапевтического.

73.jpgОсновная задача любого врача — помочь больному, сделать все, чтобы он как можно скорее выздоровел. Как заведующая я стараюсь, чтобы у нас в отделении поддерживалась теплая атмосфера не только внутри коллектива, но и по отношению к больным. Чуткость, доброжелательное отношение и внимание подчас действеннее, чем лекарственные препараты. Все сотрудники дневного стационара это понимают, поэтому благодарный пациент для нас — не редкость. Для удобства пациентов и более качественного лечения у нас развита преемственность между стационаром и поликлиникой, благодаря чему после окончания лечения пациент может продолжить наблюдаться у специалистов поликлиники.

Нужно отметить, что за последние 10-20 лет пациент сильно изменился. Люди стали более грамотные, требовательные к своему здоровью и докторам. Даже пенсионеры сегодня не только по телевизору смотрят передачи про медицину, но и пользуются Интернетом, с интересом читают о своих болезнях. В результате, к врачу люди идут подкованные, и это чувствуется уже в первую беседу с пациентом. Он знает многое о самом заболевании, технологиях его лечения, препаратах и хочет для себя лучшего.

Перемены в сознании пациентов не могли не сказаться на здравоохранении в целом, и, в частности, на терапевтическом направлении. С введением новых стандартов обследования и лечения, с одной стороны, работать стало проще, но с другой — сильное ужесточение требований ограничило свободу врачей, а ведь далеко не все случаи можно подвести под стандарты, бывают и исключения. Хотя сама идея стандартизации неплоха, и прежде всего для больного, ведь теперь он должен получить весь объем обследований и лечения, которое требует его заболевание. Введение данных стандартов повлекло за собой и необходимость приобретения новой, в том числе и высокотехнологичной аппаратуры, что для больницы тоже очень хорошо. Сейчас нам больного не нужно посылать в какую-то другую специализированную больницу, мы все делаем на месте.

С. И. Федюшина:

«Мы очень часто посещаем конференции, отслеживаем новые направления в лечении и диагностике, стараемся все это применять на практике»

Заведующий травматолого-ортопедическим отделением, врач травматолог-ортопед Алексей Викторович ВАСЕВ:

74.jpg— Я начал работать в медицине еще в школе, в начале 90-х, сначала санитаром, потом медбратом, и только после вуза — врачом. Всегда был интерес к этой профессии, да и в школе существовал медицинский профиль. Кроме того, я учился с сыновьями заведующей травматологического отделения одной городской больницы. Однажды Светлана Николаевна Ячменева (так ее звали) пригласила меня и моих одноклассников на работу в качестве санитаров. Желая подзаработать, мы согласились, в итоге это определило мой профессиональный путь. Кстати, в то время мы зарабатывали неплохие деньги.

Когда поступил в институт, то уже работал медбратом по ночам и выходным. После окончания в 1997 году Уральской государственной медицинской академии по специальности «травматология и ортопедия» работал травматологом-ортопедом, а с 2001 года — заведующим травматолого-ортопедическим отделением ГКБ №14. Кстати, именно здесь я познакомился с Владиславом Алексеевичем Вальман, бывшим заведующим травматологическим отделением больницы №14. Этого человека я и считаю своим наставником.

Как вы помните, 90-е годы были тяжелыми для страны. А в это самое время у меня появилась семья, которой хотелось дать все необходимое. Здравоохранение же финансировалось по остаточному принципу, что, разумеется, сказывалось и на заработной плате врачей. Но даже тогда у меня не было мыслей бросить медицину. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами я просто брал больше смен. Тогда свою роль сыграл дружный коллектив и понимающее руководство, которое делало для нас все, что можно было в тех условиях — учебы, введение новшеств, чтобы подогреть интерес к работе.

75.jpgВ июле 2004 года я пришел работать в МБУ «ЕКДЦ» в должности заведующего травматолого-ортопедическим отделением. С начала 2011 года я возглавил и хирургическое отделение поликлиники. Таким образом, в моем подчинении и хирургическое, и травматологическое отделения, куда входят такие специалисты, как травматологи, урологи, онкологи, хирурги, лор-врачи. В общей сложности в нашем отделении работает около 30 врачей.

Сегодня молодым присуща скорость, поэтому-то они часто не задерживаются на одном месте, но ЕКДЦ — исключение из этого правила. Коллектив у нас устоявшийся, даже молодежь, если приходит, то остается на долгие годы. Сейчас отделение укомплектовано кадрами на 70 %, но это осознанный шаг. Врачам выгодно работать на полторы или две ставки. Благодаря большей нагрузке заработная плата у врачей достойная. Сейчас заработная плата напрямую зависит, во-первых, от количества выработанных часов, во-вторых, от количества принятых больных. Врач заинтересован в числе пациентов и в качестве оказываемой помощи, поэтому все выкладываются в полную силу. А я никогда не отказываю своим сотрудникам в увеличении нагрузки. Если человек справляется, хочет работать и получать больше, то почему бы и нет?

76.jpgНесмотря на то, что работа в отделении тяжелая, мы не забываем и о праздниках. Мы с радостью вместе с коллегами отмечаем День медицинского работника, Новый год, все дни рождения и другие праздники, причем вне стен больницы, чтобы отвлечься и расслабиться. Также к каждому празднику выпускается стенгазета, которая несколько недель радует и медперсонал и пациентов отделения.

Хочу отметить, что за последние годы сильно изменился пациент, и отношение к этому у меня неоднозначное. С одной стороны, пациент стал грамотнее и требовательнее, что хорошо, а с другой — увеличивается количество пациентов в состоянии стресса, что усложняет работу медперсонала. Но, к счастью, нам удается решать сложные ситуации. Я считаю, что руководителю ЛПУ очень важно быть грамотным специалистом и каждодневно повышать свой профессиональный уровень, чтобы уметь объективно разрешать конфликтные вопросы. Кроме того, весь медперсонал должен уметь держать себя в руках, в нужный момент включать хладнокровие, а также быть тактичным и дружелюбным. Пациенты бывают разные, поэтому нередки ситуации, когда лучше промолчать и ни в коем случае не повышать тон. Вообще в нашем отделении разговор на повышенных тонах со стороны врача — повод для его наказания. Были даже эпизоды, когда с врачом приходилось расставаться, так как он не понимал, как нужно правильно общаться с пациентами и коллегами. В этом меня поддерживает и руководство ЕКДЦ. Если все же возникает какая-то конфликтная ситуация, то она разбирается коллективно: в присутствии как врача, на которого написали жалобу, так и пациента, который ее собственно и написал. С претензиями пациентов ни в коем случае нельзя общаться один на один, нужна коллегиальность. Как показывает практика, мы выбрали правильный путь, так как большинство ситуаций у нас разрешается мирно.

77.jpgМогу с уверенностью заявить, что ЕКДЦ делает все, чтобы качество медицинских услуг было очень высоким. К примеру, в 2007 году мы ввели новую технологию — инновационный метод фиксации переломов. Мы пользуемся гипсами фирм Soft Cast и Scotchcast, которые дают очень много плюсов. Во-первых, накладывая эту повязку, мы оставляем человеку возможность практически полноценно двигаться. Например, при наложении данных гипсов на сломанную ногу пациент может ступать на больную конечность. Во-вторых, у этих материалов полностью отсутствуют какие-то побочные реакции. В-третьих, уменьшается срок реабилитации. Таким образом, в этих повязках люди себя чувствуют намного комфортнее и быстрее выздоравливают. Важно отметить, что данные материалы мы применяем для больных, проходящих лечение по ОМС, то есть это не платная услуга.

В целом, так как мы занимаемся неотложной помощью, то платных услуг у нас и быть не может. Кроме использования современных технологий мы большое значение уделяем внешнему виду отделений, ведь некоторые больные проводят у нас достаточно много времени, им должно быть комфортно проходить лечение. Так, в рамках модернизации нам удалось провести качественный ремонт. Теперь в отделении чистота и порядок, благодаря чему приятней и нам самим работать, и больным лечиться.

Акушер-гинеколог женской консультации Надежда Александровна ПАВЛЕНКО:

79.jpg— Я родилась в Крыму, там же окончила школу, а вот поступать в институт решила в Свердловске — здесь у меня жило много родственников. Сначала хотела пойти в пединститут, но бабушка разубедила, сказав, что я с детьми работать не смогу. В итоге я решила пойти по стопам мамы, которая всю жизнь проработала акушеркой, и в 1960 году поступила в Свердловский государственный медицинский институт. В уралма-шевскую больницу я пришла в 1970 году. Сначала работала в роддоме, потом в гинекологии, затем перешла в женскую консультацию. В 2002 году женскую консультацию перевели в диагностический центр, и с того времени я работаю в МБУ «ЕКДЦ».

Чью роль в акушерстве сложно переоценить, так это наставников. Когда я начинала трудовую деятельность, диагностики никой не существовало, все, что было в распоряжении акушера-гинеколога — глаза, руки и стетоскоп. Помню, когда работала в гинекологии, поступила женщина с подозрением на внематочную беременность, мы взяли пункцию — отрицательная, поэтому все, что нам оставалось делать — это наблюдать. Впервые снимки УЗИ я увидела, когда проходила специализацию в Харьковском мединституте в 70-е годы. Тогда к нам приехала профессор из Японии и привезла снимки, по которым можно было увидеть количество плодов, месторасположение плаценты и т. д. Мы смотрели с широко открытыми глазами, так как о таких вещах даже не подозревали. Знали: если глаза и руки у врача опытные, он определит многое и без техники. Поэтому без наставников молодой врач работать в то время просто не мог.

78.jpgМоим наставником еще во времена учебы был профессор Иван Иванович Бенедиктов, который консультировал меня даже после окончания института, разъясняя самые сложные случаи. С сегодняшним уровнем диагностики, конечно, работать намного проще. Хорошо владея базой, на основе аппаратных исследований и различных анализов можно быть неплохим врачом практически с первого дня работы. Наставничество сегодня не является обязательным, хотя мы до сих пор прибегаем к помощи опытных коллег. Особые случаи нам помогают разбирать доктора из соседней районной поликлиники. Кроме того, чтобы повышать свой профессиональный уровень мы постоянно посещаем конференции, съезды, которых в Екатеринбурге проводится достаточно много.

Главные приоритеты в гинекологии и акушерстве сегодня — сохранение репродуктивного здоровья женщин, а если женщина уже в положении — сохранение ребенка. Основное, с чем мы боремся — это аборты. Да, их стало значительно меньше, но все же многие женщины решаются на этот шаг. Сегодня очень много браков не зарегистрировано, что не позволяет женщинам быть уверенными в своих спутниках, вот они и не решаются рожать. Плюс ко всему молодежь предоставлена сама себе в решении жилищных, социальных и других проблем. Многие женщины просто-напросто не могут позволить себе уйти в декрет. Я уверена, если бы государство поддерживало беременных женщин, если бы будущие мамы были уверены, что в полтора года ребенку дадут садик, что не будет проблем на работе с декретом, а потом и больничными с ребенком, то большинство женщин сохраняли бы детей.

Акушерка женской консультации Нина Михайловна ПАРФЕНОВА:

80.jpg— Я работаю акушеркой уже 55 лет и очень люблю свою профессию. Еще в школе я мечтала ею овладеть, поэтому без раздумий поступила в Свердловское городское медицинское училище № 2 на специальность «акушерское дело». Это был 1957 год. Мне много где пришлось поработать, в ЕКДЦ я пришла 10 лет назад, чему очень рада.

Во времена моей молодости наставничество было в чести, поэтому у меня у самой были наставники, а потом и я работала с молодежью. Многие акушерки из области обращались ко мне за советом. Моих же учителей давно нет в живых, но память о них я храню до сих пор. Это бывшая заведующая женской консультацией УЗТМ Анна Степановна Девяткина, акушер-гинеколог роддома УЗТМ Светлана Моисеевна Пасикова — широкой души женщины, многому меня научившие.

81.jpgЯ человек другого поколения и мне сложно подстроиться под новые правила медицины, понять сегодняшних пациентов. Одно могу сказать наверняка: в 60-80-е годы женщины были доброжелательнее, а сейчас стали более агрессивные и требовательные. Люди вообще стали хотеть много, а отдавать мало. Да и работать раньше было интереснее, врачи были самостоятельнее, нам доверяли, а сейчас все полагаются на технику, все стандарты лечения прописаны. Сейчас у молодежи стандартная и однотипная работа, много бумажной волокиты, а у нас было больше практического труда. Мы опыта набирались в стационарах, не сидели на одном месте в женской консультации. Современный акушер-гинеколог приходит в поликлинику и никуда не двигается.

Мы и время свободное проводили веселее. Сначала потрудимся до седьмого пота, а потом идем на субботник всем отделением, или едем на уборку картошки, или просто соберемся чайку попить, а сейчас хоть и коллектив дружный, и праздники отмечаем, но прежней близости между людьми не стало. Люди держатся особнячком.

Н. М. Парфенова:

«Во времена моей молодости наставничество было в чести, поэтому у меня самой были наставники, а потом и я работала с молодежью. Многие акушерки из области обращались ко мне за советом. Моих же учителей давно нет в живых, но память о них я храню до сих пор»

Старшая медицинская сестра урологического отделения Надежда Аркадьевна КРЮЧКОВА:

83.jpg— В 70-е годы в школах существовали санитарные посты, сотрудники которых активно привлекали школьников в различные мероприятия, связанные с медициной. Я очень любила в них участвовать, и когда встал выбор профессии, я уже знала, кем хочу быть. В 1986 году я окончила Свердловское областное медицинское училище по специальности «фельдшер», а работать начала еще в 1984 году в урологическом отделении ГБ № 7. С лета 1993 года работаю в должности медицинской сестры процедурной урологического отделения в МБУ «ЕКДЦ».

Как я попала в урологию? Сначала мне понравилась работа в хирургии, а затем и в урологии. В урологии много неотложных больных, а это совсем иной темп работы, иной темп принятия решений и реагирования. Именно это меня и зацепило. На работе я нахожусь постоянно в движении.

82.jpgРазумеется, хорошей медсестрой я стала не сразу, помогли мне в этом мои наставники наставники. Главным из них я считаю Ольгу Анатольевну Клещеву, именно она меня научила работе процедурной медсестры. Ей нужно было уехать на свадьбу в другой город, а я тогда работала первый год, причем санитаркой. Меня попросили отработать медсестрой два дня. Надо отдать должное хирургам, которые на тот момент помогли мне. После своего возращения Ольга Анатольевна начала готовить меня на медицинскую сестру процедурного кабинета. Кстати, в ЕКДЦ тоже хорошо развито наставничество, хотя немного в иной форме. Очень дружественная атмосфера в коллективе позволяет каждому в любой момент обратиться за советом или помощью к коллеге.

Вообще за время моей работы в медицине изменилось многое. Мне очень запомнились 1989 и 1990 годы, когда я работала перед декретным отпуском. Тогда не было ни одноразовых систем, ни одноразовых шприцов, мы сами после использования разбирали капельницы, мыли их, кипятили, затем каждую капельницу складывали в отдельную пеленку, автокла-вировали, после чего снова собирали, иглы были тоже многоразовые, мы сами их затачивали под определенным углом специальными брусочками, тогда на все отделение пахло пенициллином. В общем, жизнь била ключом, но никогда не было и мысли уйти работать в другую сферу. Когда я вышла из декретного отпуска в 1993 году, то сразу поступила на работу в ЕКДЦ, и здесь таких проблем уже не было. А сейчас вообще работа намного облегчилась за счет одноразового инвентаря. С другой стороны, технологии шагнули далеко вперед, что требует больших знаний и умений от среднего медицинского персонала.

Главная медсестра Татьяна Борисовна ПАРХОМЕНКО:

86.jpg— Я родилась в Екатеринбурге, в районе Уралмаш, здесь же училась. В 1986 году поступила в Свердловское городское медицинское училище № 2 (сейчас это филиал Областного медицинского колледжа), окончила его в 1989 году с отличием. Свой трудовой путь я начала в ГКБ №14 в отделении реанимации, где приобрела колоссальный опыт и бесценные знания.

В этот период времени Диагностический центр всегда был у всех на устах. Работать здесь считалось достаточно почетно, поэтому спустя 5 лет работы в ГКБ №14 я перешла в него на работу. И с 1994 года тружусь здесь. Начинала работать медсестрой в кабинете хирурга. Позже в консультативной поликлинике произошла реорганизация и было организовано отделение амбулаторной хирургии, в котором я работала старшей медсестрой, а с 2007 году — главной медсестрой ЕКДЦ.

Я, как и многие мои коллеги, мечтала об этой профессии с детства. Могу сказать точно: в медицине нет случайных людей. И еще я уверена, что, если о профессии не мечтать с детских лет, то мало шансов задержаться в ней надолго. Добиться значимых высот в профессии можно лишь, если идти к этому с детства.

84.jpgМои родители были далеки от медицинской среды (папа проработал 50 лет инженером на Уралмашзаводе, мама трудилась бухгалтером в ЖКХ), а вот моя тетя Анна Михайловна работала и до сих пор работает медицинской сестрой в ЦГБ города Березовского.

Мне было лет 6, когда я впервые увидела работу медицинской сестры. Впоследствии я планомерно шла к тому, чтобы трудиться в этом направлении, изучала специальные предметы. Мне очень нравилась биология.

Мыслей уйти из медицины у меня не было никогда. В 90-е годы я просто работала в два раза больше, днем на приеме и ночью на дежурстве. Мною всегда руководит искреннее желание помогать людям, долг перед ними.

При переходе из ГКБ№14 в ЕКДЦ мне пришлось многому учиться, поскольку изменилась специфика работы (со стационара на прием). Были люди, которые поддерживали меня в тот сложный период. Это мой наставник Яков Аврамович Каликин, с которым мы работали очень тесно, и он меня многому научил.

В целом в коллективе ЕКДЦ во все времена была и сохраняется очень благоприятная атмосфера, доброжелательное отношение ко всем, приходящим на работу. Меня это очень поразило еще тогда, когда я сама пришла в ЕКДЦ на работу. Новых сотрудников мы принимаем с открытой душой, стараемся научить их всему, что сами умеем, чтобы они максимально быстро влились в наш коллектив и приступили к непосредственной работе.

85.jpgСредний возраст наших сотрудников — около 45 лет. Кадров, конечно, не хватает, как и в любом лечебном учреждении. Молодые специалисты, которые приходят к нам — работают с удовольствием. Главное иметь желание работать на приеме.

В настоящее время мы начали активно сотрудничать с областным колледжем. К нам на практику приходят студенты.

Мы рассказываем им о структуре и задачах Центра, о работе поликлиники, первичного звена, которому сейчас уделяется огромное значение. С этим сотрудничеством мы связываем большие надежды. Хочется наладить поток студентов, приходящих к нам на работу. Ведь одно дело что-то кому-то рассказывать, другое — попробовать все своими руками непосредственно на практике.

Мне нравится работать со своим персоналом, рассказывать им что-то новое, обучать чему-то, отслеживать результаты, находить какие-то новые идеи для внедрения в работу. Эти мелочи помогают в работе, облегчают труд, перераспределяют рабочее время медсестры, чтобы она могла больше уделить внимания пациенту, пообщаться с ним. Медсестра должна все сделать правильно, быстро и с минимальной опасностью для себя, поскольку медицинские работники находятся в постоянном контакте с инфекцией. В связи с этим мы стараемся максимально перейти на использование одноразового инструмента. И все, что нужно будет сделать сестре — это правильно утилизировать этот инструментарий. Время, которое высвобождается в данном случае, медсестра может потратить на общение с пациентом, в том числе на беседу о здоровом образе жизни.

87.jpgВ настоящее время реконструируется отделение эндоскопии. В нем идет ремонт в соответствии с нормативными документами. В частности, в этом отделении есть оборудование, позволяющее качественно обрабатывать эндоскопы. Это достаточно сложное оборудование, которое сделано из деликатных материалов. Вручную их можно подвергать обработке, но это достаточно сложно. У нас появились автоматические мойки для эндоскопов, которые позволяют качественно их обрабатывать. При этом медсестры не дышат парами различных химических средств.

Также мы стали проводить автоматизированные генеральные уборки помещений. По требованиям санитарного законодательства предписывается в кабинетах, особенно в процедурных, проводить генеральную уборку, раз в неделю. Если раньше это осуществлялось при помощи швабры и тряпки, то сейчас уборка происходит посредством механического или электрического распылителя. Заряжается специальный аппарат, ставится в помещении, сестра уходит и в это время происходит мелкое распыление, осуществляющее очищение всех поверхностей и воздуха. Благодаря этому качество обработки значительно возрастает.

На самом деле, мы уделяем огромное внимание качеству работы. Тем более что пациенты стали очень грамотные. У них есть доступ к различной информации, к официальным источникам. Люди стали интересоваться тем, что происходит в сфере здравоохранения. Они знают, что спрашивать и требовать. Это заставляет нас быть на высоком уровне. И мы в силах предоставить пациентам все, что в наших силах в рамках существующего законодательства.

88.jpgМногие пациенты пишут нам благодарности, отмечают работу врачей, среднего персонала или целого отделения. Постоянных пациентов у нас очень много.

Мы чтим много замечательных традиций. В первую очередь, речь идет о больших праздниках, например, 8 марта. У нас в этот день всегда проходит концерт силами приглашенных профессиональных выступающих. Каждый раз готовятся новые сюрпризы: к Новому году, в июне — ко Дню медицинского работника, в мае — ко Дню медицинской сестры. Раз в 5 лет у нас в ЕКДЦ проходит конкурс на лучшую медицинскую сестру. Медсестры демонстрируют свои знания, умения и показывают специально подготовленные номера.

В планы нашего отделения на ближайшее будущее входит много интересной работы, развитие и совершенствование всех ее этапов. Для себя лично я ставлю задачи по привлечению молодых кадров в Центр.

Свое свободное время провожу в семье с детьми. Очень люблю вязать и шить. У меня две дочери: старшая, Екатерина — студентка журфака УрФУ, ей 19 лет, младшей Анастасии 8 лет, она учится во втором классе, иногда говорит о том, что хотела бы пойти в медицину. Возможно, именно она продолжит нашу династию.

Врач-морфолог Раиса Николаевна СЛЕПУХА:

89.jpg— Я родилась в Челябинской области, в городе Миассе. До 11 лет я ничего не знала о медицине, никогда с ней не сталкивалась. Во время войны к нам на время эвакуации подселили молодую женщину-врача. Мы подружились с ней и дружили еще долго после того, как женщине дали отдельное жилье. Именно с тех пор у меня появилось желание связать свою жизнь с медицинской специальностью.

Я закончила семилетку и поступила на фельдшерско-акушерское отделение в медицинский техникум в Златоусте. На втором курсе я решила, что обязательно продолжу свое обучение в институте. После училища я 1,5 года проходила отработку медсестрой в Миассе. Моей наставницей была заведующая инфекционным отделением врач-инфекционист Мария Полуэктовна. Практической работы было очень много. Именно здесь я приобрела те основные навыки, которые пригодились мне впоследствии.

Однажды в разговоре с главным врачом я рассказала ему о своих планах получить высшее образование. И он направил меня учиться, добавив, что не стоит терять времени. Тем более что к моей работе не было нареканий, а однажды на ночном дежурстве я даже приняла преждевременные роды у молодой девушки. Никто не знал, что она беременная: была госпитализирована с брюшным тифом, а в результате у нее родилась двойня.

Я поступила в институт в Ашхабаде, у меня там жил брат, а мама в 1946 году погибла во время землетрясения. Я проучилась год и перевелась в Свердловский медицинский институт на лечебный факультет, который успешно закончила. Здесь же я вышла замуж за однокурсника Александра Георгиевича, и мы поехали по распределению в Красноуфимск. Муж работал хирургом, а я терапевтом. Отработали положенное время и перевелись сначала в Первоуральск, а потом в Екатеринбург. Муж стал активно заниматься наукой. В мединституте он был ассистентом кафедры общей хирургии, а я работала патологоанатомом в ГКБ №14. Для кандидатской диссертации мужа были необходимы результаты гистологических исследований, которые в то время практически нигде не проводились. В Екатеринбурге именно в ГКБ №14 впервые появился аппарат, на котором можно было проводить подобные исследования, и я одна из первых начала их делать. Муж защитил кандидатскую, а я продолжила свою работу.

90.jpgКогда открылся ЕКДЦ, меня сразу пригласили на работу, хотя мне к тому времени было уже 60 лет. Однако после этого я проработала в ЕКДЦ еще 18 лет. В это время я делала гистологию для докторской диссертации мужа. Он ее написал, но защититься не успел, так как получил инфаркт.

В ЕКДЦ я работала в отделении морфологии. В мои обязанности входило исследование операционного материала, в том числе биопсии из разных органов. В настоящее время я уже 3 года не работаю, нахожусь на пенсии с 78 лет. В январе 2013 года я отметила 82 года.

Первый, кто мне очень помог в свое время — это Яков Менделевич Соскин. Он был очень грамотным патологоанатомом и гистологом в ГКБ №14. Я считаю, что мне очень повезло трудиться в такой больнице, поскольку здесь работали настоящие профессионалы, знатоки своего дела. С благодарностью вспоминаю старшего патологоанатома города Татьяну Игоревну Казак.

Меня никогда не посещали мысли сменить профессию, потому что я была буквально влюблена в медицину и ни о чем другом даже думать не хотела. Кроме того, я помогала мужу, поскольку никто не делал гистологию, просто не было соответствующих аппаратов.

Мне очень нравилось работать терапевтом. Особенно мне нравились стационары. Работала сначала участковым терапевтом, брала дежурства, потом стала трудиться непосредственно в стационаре. Мне нравилось осваивать новые процедуры и технику.

91.jpgНа протяжении всей моей жизни были сложные времена. Но для меня моя работа — это, в первую очередь, долг и обязанность. Наверное, поэтому, глядя на меня и мужа, наши дети тоже пошли по нашим стопам, несмотря на то, что они нас достаточно редко видели.

Старшая дочь Ирина Александровна Маскина работает старшим терапевтом поликлиники ЕКДЦ. Вторая дочь Елена Александровна Новоселова трудится эндоскопистом в Первоуральске, муж у нее врач-хирург, уролог.

В настоящее время качественно изменилась обработка материала. Она стала проще и быстрее. Весь материал обрабатывается автоматизированным способом.

Мы, гистологи, с пациентами как таковыми обычно не пересекаемся. Но однажды, уже работая в ЕКДЦ, у меня была личная встреча с пациентом. У молодого парня, который жил с бабушкой, была очень непонятная гистологическая картина. Воспаление визуально напоминало рак, но я отправила его сдавать анализ на РВ (на гонорею). И диагноз подтвердился. У него оказался сифилис желудка. Заболевание лечится очень хорошо, и впоследствии он полностью восстановил свое здоровье. Это был первый такой случай. За мою практику было еще два аналогичных случая, но мы уже знали, что с ними делать.

Мы всегда отмечали дни рождения, официальные праздники и свадьбы. Всем отделением морфологии отмечали мой 80-летний юбилей. В былые времена в отделении работало всего 3 врача, а весь коллектив составлял 10 человек. Сейчас же он стал больше и значительно омолодился.

Я все свое свободное время всегда посвящала семье. Дети учились, занимались в разных кружках и им нужно было помогать. Кроме того, я умела шить и всегда сама шила одежду для своих девочек.

Главный бухгалтер Любовь Ивановна ЗАХАРОВА:

92.jpg— Я с 1973 года работаю в бухгалтерской службе системы здравоохранения, а в ЕКДЦ пришла в 1988 году, когда он еще только зарождался. С марта 1990 года занимаю должность главного бухгалтера. Состою в Ассоциации бухгалтеров международного форума, имею квалификацию «Профессиональный бухгалтер — главный бухгалтер, бухгалтер-эксперт (консультант)», а в 2000 году получила звание «Лучший бухгалтер России».

Так как я пришла в ЕКДЦ, когда он только открывался, пришлось все делать с нуля. Кроме того, такая структура как диагностический центр была новой для российского здравоохранения, поэтому пришлось многому учиться. Я объехала несколько диагностических центров в те годы — Минский, Краснодарский, Московский, Питерский. В последнем работал известный экономист Кадыров, который помог мне во многом разобраться, скажу больше — он сыграл значительную роль в становлении меня как экономиста.

Профессия бухгалтера вообще подразумевает постоянное обучение, так как законодательство в нашей стране часто меняется. Например, с 2007 года бюджетный учет значительно усложнился, плюс произошло укрупнение ЕКДЦ в связи с прикреплением к нему территориальной поликлиники. В итоге, если три года назад у нас было 12 источников финансирования, то сейчас их количество сократилось до пяти. Кстати, с каждым годом доля внебюджетных денег уменьшается, но зато в 2011-2012 годах реализовывалась программа модернизации, по которой нам выделили 5,3 млн рублей на ремонты помещений. До этого почти все ремонты осуществлялись за счет внебюджетной деятельности Центра, а в прошлом году мы провели несколько ремонтов, используя финансы программы.

Чтобы быть уверенной в качестве работы своей службы я очень скрупулезно подбираю сотрудников. Сейчас в бухгалтерии и планово-экономическом отделе работают специалисты, которые, будучи студентами УрГЭУ, проходили практику в ЕКДЦ. Кстати, по студенту легко можно определить, чего ожидать от него в будущем, какой специалист и какой коллега из него получится. Мне достаточно видеть глаза, чтобы определить, на что человек способен. За последние годы наша служба пополнилась тремя специалистами, которых мы сами взрастили на практике. Всего в отделе работает 20 человек, причем 80% из них — молодежь, остальные 20% — люди, которым около 50. На мой взгляд, такое возрастное соотношение — идеальная пропорция, ведь учителей должно быть меньше, чем учеников. У нас наставничество развито хорошо, и я уверена, что после меня останутся хорошие молодые кадры.

В моей молодости мне тоже повезло с наставниками. Когда я работала в централизованной бухгалтерии Райздравотдела Орджоникидзевского района, главным бухгалтером там была Екатерина Федоровна Чухланцева. Она дала мне многое в профессиональном плане. Говоря об учителях, хотела бы отметить, что для того, чтобы вырастить грамотного специалиста мало иметь хорошую теоретическую базу и опытных наставников, необходимо самому ученику выкладываться на все 100%. Если бы у меня не было желания постигать все новое, то в моей голове опыт и знания наставников не улеглись бы.

В силу своего возраста и того, что у меня большая семья (двое сыновей и пятеро внуков) я могу точно сказать, что главное в коллективе — гармония. А еще я знаю, что в женском коллективе нужно держать ухо востро. У нас очень дружный коллектив, и во многом это благодаря тому, что я знаю, где лучше смолчать, а где среагировать. За 24 года работы в диагностическом центре я уволила по серьезным замечаниям всего трех человек, а сами сотрудники от нас уходят только в декретный отпуск, поэтому теперь я стараюсь брать мужчин. Кстати, на должности начальника планово-экономического отдела у нас работает молодой человек, и теперь вся женская часть службы радуется новому коллеге.

МБУ «Екатеринбургский консультативно-

диагностический центр»

620039, г. Екатеринбург, пер. Суворовский, 5,

тел.: (343) 338-06-51, факс: (343) 330-87-90,

www.ekdc.org

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×