1 СЕРГЕЙ ОСАНКИН: «ТАЛАНТУ СОПУТСТВУЕТ УСЕРДИЕ» | Медицина Российской Федерации

СЕРГЕЙ ОСАНКИН: «ТАЛАНТУ СОПУТСТВУЕТ УСЕРДИЕ»


С деятельностью ГБУЗ СО «Сухоложская Центральная районная больница» на страницах журнала «Медицина и здоровье» читатели могли познакомиться неоднократно. Мы писали о том, как больница выстояла в сложные времена и как развивается на современном этапе модернизации здравоохранения. О новых технологиях, применяемых на ее базе, и внутренних реформах, которые помогают оказывать помощь населению на принципиально новом качественном уровне. Но главным достоянием медицинского учреждения главный врач Сергей Анатольевич ОСАНКИН называет своих сотрудников, благодаря которым больница смогла пройти через все трудности и стать одним из лучших учреждений Свердловской области. «Знаете, у нас сформировалось немало врачебных династий. Это отличные люди и настоящие профессионалы своего дела. Мы вместе с ними начинали работать, и я знаю, что могу положиться на них в любой ситуации».

92.jpg— Сергей Анатольевич, Ваш выбор профессии как-то связан с преемственностью поколений?

— Отнюдь. В моем роду не было врачей. Но склад моего ума был больше ориентирован на гуманитарные дисциплины. Когда я определялся с профессией, то выбирал между юридическим и медицинским институтом. Остановился на втором варианте. Видимо, интуиция в нужный момент сработала, и я понял, что это мое призвание. Сейчас вспоминаю: технические вузы меня почему-то не привлекали, даже не рассматривал для себя такую возможность. Наверное, потому что с трудом мог себе представить, чем занимается, например, инженер-прокатчик, а с медициной время от времени сталкивался. Ведь каждый человек прибегает к услугам врачей. К тому же профессия эта из разряда «вечных». Родители были довольны моим выбором и всячески меня поддерживали, несмотря на то, что мне пришлось уехать в Свердловск.

О своем выборе я ни разу не пожалел. Во время учебы мне довелось иметь дело с великими, не побоюсь этого слова, профессорами и учеными. Я застал хирурга Аркадия Тимофеевича Лидского и невролога Давида Григорьевича Ше-фера. Директором института в то время был отличный организатор здравоохранения Василий Николаевич Климов. Да и весь преподавательский состав состоял из специалистов самого высокого уровня и крайне порядочных людей. Многие из них прошли Великую Отечественную войну, вернувшись с наградами.

Позже, когда я уже выбрал специализацию хирурга и работал в 14-й городской больнице в течение 3 лет, у меня были такие великолепные наставники, как Евгений Яковлевич Берестецкий, Аркадий Александрович Подерин, Константин Иванович Шароварин, Аркадий Павлович Сининников. Правда, это хирурги «от Бога». Они полностью отдавали себя своей профессии, жили на работе. К сожалению, их всех уже нет в живых, но я безмерно благодарен этим врачам за ту школу, жизненную и практическую, которую они мне преподали.

— В медицинской среде общепризнанным является тот факт, что Ваш выпуск был «золотым»: в нем оказалось достаточно много специалистов, заявивших о себе как на уровне Свердловской области, так и на общероссийском.

— Да, это действительно так. Видимо, талантливые ребята собрались — так бывает. Среди моих однокурсников: Владимир Иванович Стародубов, доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН — живет и работает в Москве, Сергей Иванович Кутепов, ректор Уральской государственной медицинской академии, Валерий Александрович Серебренников, директор екатеринбургского диагностического центра, Сергей Николаевич Кузьмин — главный проктолог Свердловской области. И много практикующих хирургов, с которыми я по работе продолжаю контактировать, и встречаться, и поддерживать самые теплые отношения. Всех не перечислить, да и зачем? Важно, что наш выпуск стал прямым примером тому, как благодаря уму и целеустремленности люди делают хорошую профессиональную карьеру. При желании, это может сделать каждый, главное — работать. И это, безусловно, в любой профессии так. Есть мудрое изречение: таланту сопутствует усердие. Не будешь прилагать усилий, ничего в жизни не добьешься.

— Когда началась Ваша практика в здравоохранении Сухого Лога?

— В 1982 году. Тогда существовала система государственного распределения. Система самая правильная, я считаю. В нашу больницу в те времена отправили немало молодых специалистов из Сибири, Заволжья, Казахстана. Но большая часть это выпускники Свердловского института. Кто-то, отработав три положенных года, уезжал на родину. Другие остались, семьями обзавелись, и до сих пор здесь работают.

До того момента, как возглавить больницу, я пятнадцать лет работал первым заместителем главного врача. Поэтому освоиться с новой должностью мне было относительно легко — коллектив знал прекрасно, понимал, кто и на что способен, был в курсе, как работают отделения, владел общей статисткой по району. Но на то, чтобы разобраться с финансовой и хозяйственной деятельностью ушло года три-четыре. Так что избежать профессиональной адаптации не удалось. Это был неизбежный процесс, даже при условии, что хозяйственные вопросы в те времена решались намного проще — было плановое хозяйство, отработанная система. Централизованно поступали медикаменты, решались многие другие насущные вопросы. Да, было много хороших моментов.

— Сотрудники отзываются о Вас, как о человеке, готовом и способном решить любые вопросы — и в профессиональном плане, и в плане личном. Это действительно так?

— Я по характеру человек неконфликтный. К чужому мнению прислушиваюсь: любые идеи, предложения всегда готов рассмотреть. Считаю, что-одна голова — хорошо, а две лучше. Ведь во время «мозгового штурма» могут прийти поистине новаторские решения. Но в то же время, если сочту нужным, могу потребовать чего-то от своих сотрудников в резкой форме, и, конечно, окончательное решение того или иного вопроса всегда остается за мной. Если чувствую, что в чем-то не прав, то не побоюсь в этом признаться, извиниться и объяснить, почему я изменил свою точку зрения. Это бывает очень редко, но, тем не менее, бывает. Любой человек может совершить ошибку. Даже, если он руководитель.

К людям, вообще, стараюсь относиться бережно. Человеческий фактор — это главное. Опять же опыт «соседей» стараюсь перенимать. Бывая в других медицинских учреждениях, всегда смотрю, какой ремонт сделан в отделениях, какое оборудование установлено. Если чувствую, что в нашем сухоложском хозяйстве, такая аппаратура тоже не помешает, — закупаю. Грамотные инвестиции в здравоохранение очень быстро оправдываются, а особенно — инвестиции в диагностическое оборудование. Рост выявляемости заболеваний на ранних стадиях развития, позволяет улучшить статистику выздоровлений. А это значит, что человек будет жить жизнью, к которой привык и, возможно, не вспомнит о проведенном лечении.

Вообще, я — человек открытый и для нововведений, и для людей. Коллеги могут прийти ко мне и по работе, и по личным каким-то делам, и я считаю, что это нормально. Многие знают, что на работе я появляюсь рано, и часов в семь утра стучатся ко мне в кабинет — если хотят что-то обсудить тет-а-тет, пока никого нет. Да, я старюсь по мере возможностей всем помочь. Я считаю, что руководитель должен задавать общий тон. Он должен уметь входить в жизненную ситуацию своих сотрудников.

— Коллектив у Вас достаточно большой.

— В общей сложности, в больнице работает порядка 1000 человек. Более 20% сотрудников — пенсионного возраста. Но уходить не собираются, говорят: мы еще поработаем. Я, разумеется, поддерживаю это решение. Кого-то намеренно стараюсь удержать, понимая, что найти замену пока нет возможности. По-всякому бывает. Но коллектив у нас хороший. Сплачивать никого не приходится, так как люди вместе работают десятилетиями. Конечно, бывают иногда некоторые трения. Ведь у каждого свои амбиции, мнения, честолюбие, но я думаю, что тот уровень, на котором работает больница, говорит сам за себя. Думаю, что мы идем в правильном направлении.

— Сотрудники говорят: если бы решился вопрос с жильем для молодых специалистов, то проблем бы у больницы с кадрами совсем не было. Вспоминают при этом собственный опыт: дали квартиру, прижились.

— Да, раньше все было проще. Помню, я лично встречал специалистов, следил, чтобы их поместили в достойные условия. Схема была простая: сначала общежитие, затем и отдельное жилье. Сегодня это сложный и наболевший вопрос. Мы стараемся решить его совместно с городской администрацией. Я готовлю аналитическую записку главе городского округа, где прописываю потребности наших специалистов, которые нужно удовлетворить в первую очередь, а также в перспективе. Надеюсь, что документ получит положительный отклик, и так или иначе ситуация с жильем решится.

А пока решаются другие вопросы, связанные, например, с ремонтом и улучшением материально-технической базы. Мы отремонтировали все кабинеты участковых терапевтов во взрослой поликлинике и сделали капитальный ремонт в детской. Заменили рентгенодиагностическое оборудование в хирургии. Приобрели видеостойку для эндоскопических исследований и заодно привели в порядок кабинет, где она будет находиться. Приобрели биохимический анализатор и на очереди — ремонт лаборатории. Я считаю так: достойное оборудование должно находиться в достойных «стенах».

А планы. Планы у нас большие. Например, довести до ума детский стационар, перевести отделение «Микрохирургии глаза» на освободившиеся площади в детской больнице. Патологоанатомиче-ский корпус в плачевном состоянии находится. И я очень надеюсь, что министерство здравоохранения даст нам два модуля для ФАПов. А в связи с модернизацией наркологической службы будут предусмотрены средства на улучшение материальной базы, и мы, возможно, сделаем ремонт и здесь. Он определенно требуется. Здание, где расположено наркологическое отделение, построено 1958 году, и оно обветшало. Так что работы нам на ближайшие год-два хватит.

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×