1 ВОЙНА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ | Медицина Российской Федерации

ВОЙНА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ


Об особенностях реабилитации ветеранов войн и участников локальных конфликтов, а также о специфике данного контингента, рассказывает начальник Свердловского областного клинического психоневрологического госпиталя для ветеранов войн Виктор Сергеевич БАШКОВ:

image001.jpgКак показывают исследования российских ученых-реабилитологов, эффективную медико-психологическую помощь людям, страдающим боевыми посттравматическими расстройствами здоровья, могут оказывать только специализированные реабилитационные учреждения. Именно такой, уникальной
для нашей страны клиникой, является Свердловский областной клинический психоневрологический госпиталь для ветеранов войн. В сферу деятельности
наших специалистов входит не только медицинская помощь участникам войн и локальных конфликтов, но и мероприятия, направленные на повышение
у них мотивации к труду и снижение уровня психологической и профессиональной дезадаптации.

К решению этих задач у нас привлекаются не только психоневрологи и невропатологи высочайшей квалификации, но и психологи, социальные работники, логопеды, реабилитологи. Много лет назад, когда нашими пациентами были еще только ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны, нам довелось изучать американскую литературу по «вьетнамскому синдрому» и общаться с приезжавшими к нам вьетнамцами. Впоследствии, оказывая помощь военнослужащим, пострадавшим в Афганистане, мы увидели сходство между «вьетнамским» и «афганским» синдромами. Уже тогда начали понимать, что имеем дело с пациентами, нуждающимися в специальной адаптации.

– Расскажите, пожалуйста, о специфике заболеваний Ваших пациентов.

– Наши пациенты имеют не только контузию, но и израненное тело с множеством сопутствующих заболеваний. Это – участники войн, которые находились в окопах, мерзли, простужались, питались не в столовой и ресторане, а «на бегу», в основном неразогретыми консервами. Эти люди жили в условиях, приближенных к экстремальным, что так или иначе не могло не сказаться на их общесоматическом состоянии.

К отклонениям в соматическом состоянии пациентов приводят и психические заболевания, и контузии. Психологическую подоплеку имеют все гастроэнтерологические патологии, и в научных работах неоднократно описаны так называемые стрессовые язвы желудка и двенадцатиперстной кишки; то же касается и сердечно-сосудистых заболеваний – ранний атеросклероз, ранний склероз сосудов сердца, ранние инфаркты… Эти дефекты мы постоянно наблюдаем у наших пациентов: «афганцам» сейчас под сорок лет, а у них уже идут первые сосудистые осложнения, инфаркты и инсульты. Отдельная беда – хирургические заболевания сосудов нижних конечностей – ведь наш пациент не на курорте прохлаждался, а стоял в окопе по колено в воде и в грязи. Так что, помощь ветеранам может быть оказана только конгломератом невропатологов, психиатров и врачей общесоматической практики (терапевтами).

image002.jpg– Скажите, пожалуйста, можно ли говорить о полной реабилитации ветеранов всех войн, после того, как они пройдут соответствующий курс лечения в Госпитале?

– Нам постоянно приходится сталкиваться с распространенной ошибкой: считается, что ветерана реабилитировали – и все, он здоров, он может дальше свободно жить в мирном обществе. Но это неправда. Он пострадал один раз – и на всю жизнь, и его реабилитация должна продолжаться пожизненно. Да, он будет адаптироваться к социальной среде, у него будут стираться определенные грани и пропадет острота восприятия травмирующих событий; но основа так называемых «вьетнамского», «афганского», а сегодня и «чеченского» синдромов останется. Она не будет такой актуальной, как в первое время, но в определенных условиях все равно будет проявляться. А эти условия – это то, что эти люди принесли с собой «оттуда»: это алкоголизм, наркомания – те методы, которыми они пытаются заглушить свою боль и память о том, что они видели, что пережили.

Для этих людей речи о полном выздоровлении не идет. Вы посмотрите на 70-80-тилетних ветеранов Отечественной войны. 9 мая салют – и первое, что у них мелькает в голове – это не праздничные ассоциации, а то, что стреляют из орудий. И только выглянув из окна и увидев, что это не какая-то военная пальба, они могут успокоиться. А некоторые из них до сих пор «летают на самолетах», «бомбят» и живут в иллюзорном мире непрекращающейся войны. Память не зачеркнуть, она остается на всю жизнь.

– Велика ли разница между реабилитацией участников больших войн и участников локальных конфликтов?

– Кажется, нет особой разницы: в любом случае человек уходит на войну – в грязь, в кровь, туда, где все человеческое чуждо. Как писал Лев Толстой в «Войне и мире»: «Совершилось самое противоестественное для человечества – началась война». Но, когда эта война носит глобальный характер – как та же Великая Отечественная – страдают все: и воюющие на фронте, и находящиеся в тылу. Все получают равную пайку хлеба или не получают ее вовсе. Тем более, что участники ВОВ воевали на своей территории и вернулись в свою же разрушенную страну. Другое дело – локальные конфликты. Человека отправляют воевать на совершенно чужую территорию. После окончания военных действий, он возвращается обратно, туда, где ему больше не надо будет воевать, где окружающие люди не знают про эту войну и знать не хотят. И этот человек уже не может понять – за что его отправили в ад и заставили возвращаться в совершенно иной мир.

Наш Госпиталь как раз приспособлен для решения проблем людей, прошедших именно через эти травмирующие условия. У нас проводятся как общереабилитационные, так и специальные мероприятия. В частности, у нас единственный госпиталь, в стенах которого проходит принятие присяги у молодых воинов. С одной стороны, это важно для подрастающего поколения – все-таки, присяга в присутствии героев Советского Союза и России имеет отдельное воспитательное значение и является особой честью; с другой стороны, для ветеранов, по сути, это становится лечебным мероприятием: они чувствуют, что их «на боевом посту» сменяют внуки и правнуки.

image003.jpg– Вы руководите госпиталем уже более двух лет. Каковы, с Вашей точки зрения, дальнейшие перспективы развития этого лечебного учреждения?

– Большой вклад в развитие Госпиталя внес Семен Исаакович Спектор, на протяжении трех десятилетий руководивший учреждением. И мы продолжаем его дело. Сейчас научная мысль не стоит на месте, и, чем больше мы узнаем о последствиях травм, полученных в результате военных действий, тем более нуждаемся в высокотехнологичном оборудовании, хорошо оснащенных лабораториях, диагностических аппаратах. И все это получаем благодаря содействию как федеральных, так и областных властей. Смело можно сказать, что наш Госпиталь – один из самый крупных в России.

Приоритетным направлением развития госпиталя на сегодняшний день является ремонт и подготовка к открытию ортопедического отделения. Болезнь пожилых – остеопороз, он увеличивает вероятность переломов шейки бедра – а это гибель для человека в возрасте. Обездвиженность, вторичные инфекции, пролежни, пневмония и летальный исход – вот на что обречены эти люди. Ставить таких пациентов на ноги и продлять им активный образ жизни может только эндопротезирование. В нейрохирургическом отделении Госпиталя частично уже решаются эти вопросы – ставятся межпозвоночные диски, так что с освоением эндопротезирования крупных суставов у нас проблем не будет.

Но не следует забывать, что высококлассное оборудование и обученные специалисты не являются гарантом качества оказания помощи ветеранам. Иногда не имея ничего, кроме человеческого участия, можно добиться больших результатов, чем с помощью самой современной техники. И мы считаем своим долгом, совмещать достижения технического прогресса с душевным подходом – во имя помощи нашим пациентам.

Эвакогоспиталь № 3 866, впоследствии получивший название Свердловского областного клинического психоневрологического госпиталя для ветеранов войн, был открыт в октябре 1941 года. Фактически сразу его специализацией стали ранения грудной клетки и головы. Уже тогда врачи обратили внимание на определенную закономерность в развитии заболеваний пациентов, перенесших тяжелые фронтовые черепно-мозговые травмы, и уделили им особое внимание. Со временем на базе госпиталя были развернуты кафедры неврологии и психиатрии Свердловского медицинского института.

В 1953 году госпиталь получил статус психоневрологического, став единственным в своем роде лечебно-профилактическим учреждением на всю Россию. В 1963 году сюда переехала клиника нервных болезней Д.Г. Шефера – одного из ведущих нейрохирургов и невропатологов страны. За девять лет сосуществования под одной крышей, «шеферовская» клиника подарила госпиталю немало профессоров-консультантов. Одна за другой проходили научные конференции, защищались докторские и кандидатские диссертации. Высокий уровень сохранился в госпитале и после того, как в 1972 году клиника Шефера переместилась в ГКБ №40. В конце 80-х годов контингент пациентов госпиталя начал неуклонно увеличиваться. Бывшие политические репрессированные, узники концлагерей и гетто, труженики тыла, «афганцы», «чеченцы», родственники погибших военнослужащих – всем им требовалась специализированная помощь. Взяв на себя обслуживание этих больных, госпиталь постепенно стал превращаться в настоящий медгородок.

Сегодня мощность этого ЛПУ составляет 1 260 коек. Это самый большой госпиталь в России и единственный в стране госпиталь психоневрологического профиля для лечения последствий контузий и ранений спинного и головного мозга, периферической нервной системы, нервно-психических расстройств, а также неврологических заболеваний. В конце 2006 года Свердловский областной клинический психоневрологический Госпиталь для ветеранов войн получил II место на Международном конкурсе на лучшее учреждение по профилактике заболеваний, укреплению здоровья и реабилитации ветеранов войн, участников локальных конфликтов, организованного Комитетом по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ. 

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×