1 ЭКОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: БОРЬБА С ВБИ НА ОСНОВЕ СТАНДАРТОВ | Медицина Российской Федерации

ЭКОЛОГИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: БОРЬБА С ВБИ НА ОСНОВЕ СТАНДАРТОВ


О региональных проблемах и достижениях в области эпидемиологического надзора за внутрибольничными инфекциями и утилизации медицинских отходов, рассказывает заместитель начальника отдела эпидемиологического надзора Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области Светлана СМИРНОВА:

Как Вы можете охарактеризовать состояние проблемы профилактики ВБИ в Свердловской области?

image001.jpgВ Свердловской области проводится активная работа по внедрению Концепции профилактики внутри-больничных инфекций и Постановления главного государственного санитарного врача Российской Федерации Г.Г. Онищенко «О состоянии заболеваемости внутрибольничными инфекциями и мерах по ее снижению».

За 2006 год в области зарегистрировано 2 354 случая внутрибольничных инфекций, в том числе 1 085 - среди новорожденных (23,6 на 1 000 младенцев), 506 случаев среди родильниц (11,3 на 1 000 родов), 393 - среди послеоперационных больных (1,3 на 1 000 операций) и 370 среди прочих контингентов ЛПУ (0,02 на 1 000 пролеченных). Уровень заболеваемости находится в пределах средних многолетних показателей. За отчетный период было зарегистрировано три случая групповой и вспышечной заболеваемости, вызванных в первом случае ротавиру-сом, в других - синегнойной палочкой и пиогенным стрептококком, с общим числом пострадавших 36 человек, в т.ч. 31 - ребенок. За последние пять лет в Свердловской области не зарегистрировано ни одного случая заражения гепатитами В и С в родильных домах и детских стационарах.

Проблема выявления, учета и регистрации случаев внутрибольничных инфекций в лечебно-профилактических учреждениях Свердловской области стоит по-прежнему остро: практически не проводится регистрация инфекций мочевыводящих путей (зарегистрировано 37 случаев), инфекций пролежней (47), инфекций дыхательных путей (397), послеоперационных инфекций суставов, костей (1), посткатете-ризационных инфекций кровотока (8). В то же время, по данным выборочных исследований, проведенных Центральным НИИ эпидемиологии Роспот-ребнадзора, 7% пациентов получают в ЛПУ ту или иную инфекцию.

Сокрытие заболеваемости не позволяет проводить полноценный эпидемиологический анализ ситуации, выявить предвестники неблагополучия и предпринять адекватные профилактические мероприятия. Такая ситуация неминуемо влечет за собой высокий уровень заболеваемости среди пациентов, снижает темп выздоровления больных а также эффективность Губернаторских программ «Мать и дитя» и «Интенсивная помощь». Следствием отсутствия полноценной регистрации и несвоевременного проведения профилактических мероприятий является продолжающаяся регистрация вспышек и групповых заболеваний.

На мой взгляд, самым большим препятствием к регистрации внутрибольничной заболеваемости является отсутствие стандарта определения случая. За рубежом такое стандартное определение есть - это определения нозокомиальных инфекций, разработанные центром по контролю за инфекционными заболеваниями (CDC, США), где четко определены критерии каждой нозологии. В своей работе мы используем эти стандарты, но не все так просто: они не имеют юридической силы на территории Российской Федерации, и часть параметров нуждается в адаптации применительно к нашим условиям.

Кроме того, уже известно, что инфекция может быть экзогенная (поступающая извне) и эндогенная (заражение пациента флорой самого пациента - например, перенос ее из кишечника в другую часть организма). Часто именно последние случаи не учитываются, а все внимание концентрируется на регистрации экзогенных случаев заражений.

Так что, наша ближайшая задача -на основе зарубежного опыта и практики наших лечебных учреждений разработать необходимые стандарты и организовать на их основе полноценное выявление ВБИ.

- Какие новые нормативные документы, призванные снизить опасность распространения ВБИ, появились в последнее время?

- Отрадно отметить, что за последние пять лет в РФ был подготовлен целый пакет документов, касающихся проблемы профилактики внутрибольничных инфекций и соблюдения санитарно-про-тивоэпидемического режима в лечебных учреждениях (санитарные правила и нормы, методические рекомендации и другие). Вновь выпущенные санитарные правила были зарегистрированы в мин. юсте, и приобрели статус закона. Это значительно облегчило выполнение функции надзора за соблюдением санитарного законодательства в ЛПУ. Впервые были подготовлены отдельные санитарные правила и методические указания по профилактике инфекционных заболеваний после выполнения эндоскопических манипуляций. В них подробно описана технология обработки эндоскопической аппаратуры, чего раньше не было. Очень хотелось бы получить аналогичные правила по хирургии, надеемся, их разработка не заставит себя долго ждать.

Со своей стороны, чтобы не оставаться в стороне, мы разработали методические рекомендации по организации производственного контроля, в том числе в лечебных учреждениях -чтобы регламентировать, откуда брать пробы, и каким образом это делать.

Следующие, разработанные нами рекомендации, касались технологии проведения отдельных медицинских манипуляций - их необходимость была осознана после вспышки инфекции в Краснотурьинском роддоме. Мы, совместно с клиницистами, пришли к выводу, что фактически все манипуляции, производимые с новорожденными, не стандартизованы и в разных больницах проводятся по-разному. Поэтому, объединив московский, зарубежный и наш опыт, мы совместно с неонатологами ОДКБ №1 разработали эти методические рекомендации, где прописали - как вымыть руки, как обработать пупочную рану, глаза, как ребенка искупать, как установить мочевой или пупочный катетер. А самое главное, мы в этих рекомендациях отдельно отмечено, чем та или иная процедура может закончиться. Осложнение - инфекционное или неинфекционное - может наступить после любой процедуры. Мы дали конкретные рекомендации - какие действия необходимо предпринять в этой ситуации.

Третьи, разработанные нами рекомендации касаются работы дезинфекционного отдела. Часто говорится о том, что в лечебных учреждениях не хватает дезинфицирующих средств или они не подходят для применения. Но для того, чтобы определить, хватает или не хватает чего-то, сначала нужно посчитать потребность. Совместно с Минздравом Свердловской области мы разработали технологию, перевели ее в формулы - на каких объектах, на каких площадях, какие дезсредства и в каких объемах требуется применять. Таким образом, были созданы стандарты -сколько каждому отделению лечебного учреждения требуется средств для проведения дезинфекционных и стерилизационных мероприятий.

Потом, разработав критерии выбора дезсредств, мы вплотную подошли к проблеме рационального использования различных препаратов, каждый из которых имеет более или менее широкий спектр действия. Например, для мытья полов и стен в местах общего пользования вполне годится дешевый препарат широкого спектра действия - для этой цели идеально подходят хлорсодержащие средства, не требующие особых финансовых затрат. Для манипуляционных помещений - процедурных, перевязочных, операционных, родовых - требуются уже препараты, воздействующие на определенные группы микроорганизмов и не вызывающие повреждения оборудования. Здесь ориентироваться на низкую стоимость уже нельзя. И третья группа препаратов - это кожные антисептики. В данном случае, экономия просто неуместна, потому что руки хирурга или акушерки - это самый дорогой инструмент, который сам по себе из-за нарушения его целостности может послужить фактором передачи инфекции.

- Существует ли централизованный закуп дезсредств, основанный, например, на ваших рекомендациях?

- Нет, каждая больница занимается этим самостоятельно. У любого лечебно-профилактического учреждения своя специфика, поэтому выбрать какой-то единый препарат для всех больниц области невозможно. Нельзя сравнивать Областную клиническую больницу, имеющую множество медицинских технологий, и стационар где-нибудь в Артях. У них совершенно разные потребности, циркулирует своя микрофлора.

Это же касается ротации дезинфектантов, которая проводится индивидуально в каждом ЛПУ. При этом мы считаем, что менять необходимо только препараты, используемые для обработки поверхностей. Но в этом случае смена должна быть кардинальной - например, хлорсодержащий препарат следует заменять на перекисный, меняя саму группу действующего вещества.

Мало того, мы рекомендуем исследовать действующее вещество в дезсредстве. К сожалению, в нормативной базе этого нет, но мы считаем такие исследования необходимыми.

Во-первых, появилось очень много подделок дезинфицирующих средств. Это очень выгодный бизнес - разлить по бутылкам хозяйственное мыло и продать его по цене хорошего препарата. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы все документы на препарат были в наличии, и проводились дополнительные исследования.

Во-вторых, даже самые лучшие препараты еще нужно правильно хранить. У части дезинфектантов в условиях хранения указано, что их нельзя замораживать, держать на солнце или оставлять открытыми. При несоблюдении этих указаний концентрация действующего вещества может снижаться. По результатам исследований, проводящихся лабораторией ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Свердловской области», около 50% проб не соответствуют нормам.

Нарушения могут наблюдаться не только при хранении дезсредства, но и при подготовке рабочего раствора. Это уже зависит от степени обученности персонала. Бывает, медицинский персонал неправильно применяет даже самую простую, таблетированную форму препаратов, на которой русским языком написано: «Взять одну таблетку и развести на 10 литров воды». Они ломают таблетку и разводят на пять литров воды, нарушая первое правило фармакологии: таблетку ломать нельзя. Она прессуется исходя из соотношения масса/количество действующего вещества, которое может оказаться и в одной половине.

- Что Вы можете сказать о существующей на сегодняшний день системе утилизации медицинских отходов?

- Обязательно нужно сказать о Екатеринбурге, как о положительном примере решения вопроса. Здесь санитарные правила внедряются в полном объеме, начиная со сбора отходов на рабочих местах, заканчивая их сжиганием. К сожалению, Екатеринбург - единственный город, где эта схема полностью реализована. В других муниципалитетах Свердловской области, как правило, медотходы долго сортируются, а в конечном итоге оказываются на свалке бытовых отходов. Поэтому мы постоянно говорим, что система утилизации должна развиваться, и даже Екатеринбургу одного инсинератора уже недостаточно. В области мы видим решение этой проблемы в объединении муниципалитетов в блоки, имеющие общий инсинератор - может быть, по округам. Пока же о соблюдении санитарных норм по данной проблеме и речи не идет.

Возвращаясь к Екатеринбургу, где медицинские отходы сейчас собираются в специальную тару и сжигаются без дезинфекции, можно сказать, что в этой системе есть ряд положительных моментов (персонал не дышит химией, экономятся дезинфектанты), но эта технология идет в разрез с санитарным законодательством, по которому все медицинские отходы класса Б и В должны быть продезинфицированы. Можно сказать, что сейчас проходит отработка новой технологии, при положительных результатах которой появится возможность внести изменения в санитарные правила.

Однако при всех достоинствах этой системы, нельзя не учитывать человеческий фактор. Мы имеем информацию о том, что в некоторых больницах эти красивые баночки стоят просто для антуража, отходы потом не уничтожаются вместе с ними, а пересыпаются и выбрасываются. Если такая практика будет продолжаться, мы не сможем себе позволить полностью отказаться от дезинфекции.

В принципе, отработка любой технологии занимает даже больше времени, чем ее разработка. Придумать что-то новое, оказывается, гораздо проще, чем приучить медицинский персонал правильно выполнять ту или иную манипуляцию. Здесь может помочь только система внутреннего контроля - ежедневного, ежечасного, возложенного на ответственных лиц. Но прежде чем контролировать, людей, конечно, нужно научить и объяснить им, почему нужно поступать именно так, а не иначе.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×