1 ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ В ТЕОРИИ И НА ПРАКТИКЕ | Медицина Российской Федерации

ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ В ТЕОРИИ И НА ПРАКТИКЕ


6pt; background-color: white;">

image001.jpgВалерий Васильевич ХОДАКОВ
Заведующий кафедрой общей хирургии Уральской государственной медицинской академии, д.м.н., профессор.

Известен как крупный специалист в области хирургической гастроэнтерологии не только в России, но и в странах СНГ и дальнего зарубежья. Им предложены устройства и способы, позволяющие повысить эффективность диагностики и лечения основных заболеваний билиарного тракта.

Как известно, слово «хирургия» (chirurgia) с латинского дословно переводится как «ручная работа», или «рукодействие». И, действительно, именно это направление в медицине как никакое другое основано на по? требностях практики. «Можете ли вы представить тренера по плаванию, не умеющего плавать Тоже самое и в хирургии. Нельзя преподавать хирургию студентам, не являясь при этом оперирующим врачом», — убежден Валерий Васильевич ХОДаКОВ, заведующий кафедрой общей хирургии УГМА.

- Валерии Васильевич, расскажи­те, пожалуйста, и том, как складывался Ваш профессиональный путь?

- Можно сказать, что в этом го­ду у меня две круглые даты: во-первых, 40 лет с момента окончания лечебно-профилактического факультета СГМИ и начала моей медицинской практики, а, во-вторых, 20 лет я руковожу кафедрой общей хирургии УГМА. Но обо всем по Прядку

После института на протяжении двух лет я работал ординатором хирур­гического отделения больницы № 2 г. Нижнего Тагила, после чет вернулся в Свердловск, сначала в качестве кли­нического ординатора, потом ассистен­та, доцента, профессора кафедры об­щей хирургии медицинской академии. В 1978 году защитил кандидатскую диссертацию «Лапароскопическая холецистостомия в лечении острот холециститам», а в 2002 — лекторскую на тему «Выбор метода малоинвазивного хирургического лечения больных жел­чнокаменной болезнью». И все эти го­ды я оперирую: раньше в больнице № 27 (ныне ЦГКБ № 1), с 1976 года — в ГКБ

№ 40. Приходилось раньше, приходится и сейчас оперировать и в других боль­ницах юрода и области.

- Какая работа ведется на возглав­ляемой Вами кафедре общей хирургии УГМА?

- На кафедре обучаются студенты П-Ш курсов лечебно-профилактического, педиатрического факультетов, а также студенты очно-заочной формы обучения — факультета высшего сестринского об­разования. Кроме этот, на кафедре ежегодно обучаются6—8 интернов, 2-Й кли­нических ординатора и аспиранты.

И лекции и практические занятия мы проводим в больнице — в палатах четы­рех хирургических отделений, в опера­ционных, перевязочных и других функ­циональных подразделениях. С 1976 го­ла основной клинической базой кафедры является городская клиническая больни­ца № 40. Основы травматологии студен­ты изучают в ГБ № 23.

Коллектив кафедры в основном ра­ботает над хирургическими проблема­ми гастроэнтерологии: хирургическое лечение желчнокаменной болезни и

ее осложнений; реконструктивная и восстановительная хирургия желчных путей; профилактика и лечение по­слеоперационных осложнений в абдо­минальной хирургии; проблемы коло-проктологии, онкоколопроктологии; вопросы гнойной и неотложной коло-проктологии; лапа роскопическая, эн­доскопическая и малоинвазивная хи­рургия; хирургическое лечение опухо­лей панкреатодуоденальной зоны.

В рамках эксперементальной работы занимаемся разработкой методов хирур­гического лечения сосудистой патологии (формированием искусственных сосудов из собственных тканей организма), а так же исследованиями по гнойной хирур­гии. Но сами понимаете, научная работа в образовательном учреждении не явля­ется приоритетной. Да и ГКБ № 40 — го­родская больница со стандартным фи­нансированием, поэтому возможностей не так много, как хотелось бы.

Сотрудники кафедры выполняют большой объем консультативной рабо­ты и трудоемких оперативных вмеша­тельств у больных с наиболее тяжелыми формами заболевании (в среднем до 20% от общего количества плановых опера­ций). На кафедре созданы учебные по­собия, получившие гриф УМО: имеется шесть патентов РФ. Активно работает студенческий научный кружок.

- Как складывается ситуация с по­слевузовским образованием?

- На кафедре мы можем повышать только педагогическую квалификацию сотрудников, что обязаны делать каж­дые пять лет* Обучение проходит в цен­тральных ВУЗах РФ, но чаще в Екатеринбурге, в РГППУ. Есть факультет по­вышения квалификации и в УГМА, что позволяет без отрыва от постоянного места работы повысить свои профессиональный уровень.

С 1992 года преподаватели получили возможность аттестовываться по хирургии, то есть раньше я мог быть кандида­том наук, но не иметь хирургической категории. Сейчас я имею право полу­чить квалификационную категорию по хирургии«и обязан подтверждать ее раз в пять лет,

Нe нужно забывать и о других методах обучения. Например, участие в отече­ственных и международных конференци-ях и съездах, куда постоянно ездят наши сотрудники, -это тоже образовательный процесс. На конференциях мы имеем возможность познакомиться с авторами оригинальных методик, узнать нюансы новых научных разработок, принять участие в крутых столах и увидеть много интересного на сопутствующих выстав­ках. Разумеется, большое значение имеет и самообразование посредством специа­лизированной литературы. Конечно, это требует немалых финансовых и времен­ных ресурсов, но это необходимо, чтобы быть в курсе всех новшеств.

- Как на сегодняшний день обстоят дела с общей хирургией в Екатеринбур­ге? Какие методы применяются при хи­рургическом лечении гастроэнтероло­гических заболеваний?

- На данный момент хирургические отделения представлены в нескольких медицинских учреждениях Екатерин­бурга: ГКБ № 40, ЦГКБ № 1, ГБ № 7, ГБ № 14, ГБ № 20, СОКБ № 1. Отделения во всех перечисленных больницах считаются достаточно крупными и развитыми.

Что же касается хирургической служ­бы ГКБ № 40, на базе которой располо­жена наша кафедра, то у нас нет какой-то обособленной программы развития, что никоим образом не творит о научной стагнации. В рамках своих финансовых возможностей мы стараемся внедрять у себя все новые и интересные технологии. В частности, творя о тенденциях абдомннальной хирургии, упомяну о бурном развитии малоинвазивной хирургии.

Хочется отметить, что с появлением в арсенале хирургов данной методики воз­никли дополнительные возможности, связанные с изменением величины раз­резов. Благодаря лапароскопии сейчас размер разреза во многим лимитируется только объемом удаляемого органа, так как крупный орган через сантиметровое отверстие извлечь все-таки проблематич­но. Ну а, диагностическая лапароскопия, где не требуется удаление органа, вообще дает возможность использования 3—5 мм разрезов, легко переносимых людьми. В свою очередь, благодаря уменьшению величины разрезов уменьшается риск спаечной болезни, сокращается период реабилитации, снижается число послео­перационных осложнений, снижается риск внутрибольничной инфекции, про­исходит значительное уменьшение болевого синдрома, отмечается xopoший кос­метический эффект.

Когда я только начинал работать, я всех своих пациентов знал но имени и отчеству, так как они находились в боль­нице не одну неделю. Сейчас же у нас чуть ли не конвейерное производство.

Сегодня человек поступил, завтра его прооперировали, а через пару дней он сказал: спасибо и до свидания. Благода­ря такому сокращению времени пребывания пациентов в больнице у нас умень­шается количество коек, а число пациен­тов, которым мы помогли, увеличивает­ся. А это уже экономика.

- А минусы у данной технологии имеются?

- Увы, да. Во-первых, оптика пере­дает плоское изображение, что затруд­няет выполнение операции и повышает ее риск для больного. Во-вторых, перед тем, как ввести оптику в брюшную по­лость закачивают газ, чтобы увеличить свободное пространство для введения инструментов. А если человек немолод и имеет ряд заболеваний, то живот наду­вать не рекомендуется, так как это дает нагрузку на сердце и легкие. И, наконец, третий весомый недостаток — дорого­стоящее оборудование.

Не имея возможности закупать доро­гое оборудование и чтобы нивелировать данный негативный фактор, еще в 80-е мы начали использовать минилапаротомию. После выпуска медицинской ком­панией «САН» (г. Екатеринбург) про­мышленной серии комплекта инстру­ментов для операций из минидоступа мы получили возможность широко ис­пользовать малоинвазивные вмешатель­ства, не уступающие по эффективности видеолапароскопическим операциям. Разработанный компанией «САН» ин­струментарий стоил в десять раз дешев­ле, чем лапароскопическое оборудова­ние. Видиолапароскопические стойки на Урале появились только в 1995 году

Кстати, хирургические операции с использованием минилапаротомии дают пациенту практически все те же преиму­щества, что и лапароскопические опе­рации. В тоже время они быстрее могут быть освоены хирургом, ибо выполняя данные операции, врач использует те навыки, которые он приобрел в хирур­гии больших разрезов. Я занимаюсь лапароскопической хирургией уже 36 лет, с 1973 года, вижу и достоинства и не­достатки как видиолапароскопических операции, так и операций из минидосту­па. Задача врача для каждого конкретно­го пациента выбрать оптимальный вариант вмешательства.

- Валерий Васильевич, какова ситу­ация с внедрением современных хирур­гических подходов, таких как. напри­мер, NOTES-хирургия?

- Пока мы только изучаем методи­ку NOTES-хирургии, которая позволяет проводить операции через естественные отверстия организма (через задний свод влагалища, желудок, и т.д). Возможно, что у этой методики есть свои преиму­щества, например, включение видимых дефектов па коже. Но данный подход яв­ляется пока новым явлением в эндоско­пической хирургии. Заметных преиму­ществ перед существующими метода­ми малоинвазивной хирургии XOTES-операции не имеют, поэтому требуется серьезное изучение и осмысление. Время все расставит па свои места.

В любом случае, каждый хирург дол­жен обладать знаниями и навыками про­ведения операций но существующим ме­тодикам, чтобы иметь возможность вы­бирать.

- Интересы пациента — превыше всего?

- Безусловно. Сегодня между врачом и пациентом образовалась значительная дистанция, обусловленная «техницизмом». Хорошо ли это? К примеру, Антуан де Сент-Экзюпери писал, что при­дет пожилой доктор, раскурит трубочку, взглянет искоса, хмыкнет и успокоит. Я думаю и сейчас это актуально* Люди хотят чувствовать внимание со стороны врача, видеть индивидуальный подход. Нельзя лечить но шаблонам, в приори­тете — здоровье и спокойствие пациен­та. А все, что связано с технологическим оснащением — это лишь инструмент на пути к главной цели врача. 

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×