1 ШАГ НАВСТРЕЧУ СУДЬБЕ | Медицина Российской Федерации

ШАГ НАВСТРЕЧУ СУДЬБЕ


Нейрохирургия — уникальная отрасль медицины, требующая огромного багажа знаний, умений и интуиции. Нейрохирург должен уметь видеть мозг насквозь и знать все его возможности. Это хирурги «от Бога», высочайшие профессионалы. С одним из «золотых специалистов» этой когорты — Леонидом Яковлевичем КРАВЦОМ, д.м.н., профессором, главным нейрохирургом города Нижнего Новгорода наше интервью.

image001.jpg

Леонид Яковлевич КРАВЕЦ

Доктор медицинских наук, профессор. Ведущий научный сотрудник, руководитель отделения нейрохирургии и позвоночно-спинномозговой патологии ФГУ «ННИИТО Росмедтехнологий». (Нижегородского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии Федерального агентства по высокотехнологичной помощи). Главный нейрохирург г. Нижнего Новгорода.

— Леонид Яковлевич, расскажите, пожалуйста, как Вы выбрали такую сложную, ноочень интересную специальность?

— Так сложилась судьба. Я думаю, она меня сама вывела к этой специальности. В юностия не мечтал стать хирургом, но, тяга к острым ощущениям подсознательно толкала менясделать «шаг навстречу судьбе» когда нас — студентов старших курсов спрашивали, ктопойдет ассистировать. Начал я работать общим хирургом и если бы не последующаяармейская служба, так бы им и остался. После армии, мой первый учитель в хирургии —бывший фронтовой хирург Д.Д. Завельгельский, неожиданно «сосватал» меняА.П. Фраерману и я оказался в нейрохирургической клинике. Вначале прошел серьезноеперекрестное собеседование с участием профессора Н.А. Звонкова — первогоруководителя центра и профессора Л.Б. Лихтермана. На вопрос: «давно ли я мечтаю онейрохирургии?» — мог ли я им сказать, что не больше часа? Но, в конечном счете, менявзяли с испытательным сроком. Так волей случая я попал в нейрохирургию и думаю,случай не может быть слепым, а находит тех, кто его ищет. Уже 30 лет я работаюнейрохирургом рядом с патриархом отечественной нейрохирургии профессоромАлександром Петровичем Фраерманом, и счастлив, что сделал этот выбор.

Честно говоря, на первых обходах чувствовал себя как дилетант. Казалось, все говорят начужом языке, а я еще не отвык от «армейского». Но нейрохирургия меня тогда пленила.К тому же, она была увлекательна, невероятно сложна и мне представлялась окруженнойореолом таинственности, плюс — мой замечательный учитель А.П. Фраерман. С ним мнеудалось постепенно постичь ее азы, и когда на третьем месяце работы я сделал первуюсамостоятельную операцию — пластику дефекта свода черепа — радости не было предела!

— Какие качества, на Ваш взгляд, необходимы нейрохирургу?

Чтобы быть нейрохирургом — надо быть слегка одержимым. Все современное поколениенейрохирургов невероятно преданы своей профессии, при этом, она очень требовательна к нам. Необходимость постоянноподдерживать форму — интеллектуальную и физическую считаю, для себя, одним из правил. Соглашусь со словамиакадемика А.Н. Коновалова: «нейрохирургия — это не специальность, а образ жизни».

Мы часто имеем дело с обреченными пациентами, по которым заведомо известно, что операция принесет лишь временныйэффект. У нас еще высока летальность при ЧМТ. Нам приходится сталкиваться со значительными рисками. Многочасовыеоперации не всегда приводят к желаемому результату и даже, бывает, ухудшают состояние больных. И все?таки от насждут чуда! А чтобы «творить чудо» — надо верить в свои силы и иметь большой запас прочности. При неизбежных ошибкахи неудачах, нам нельзя допускать разочарования, опускать руки и следующая, но уже успешная операция, вновьвозвращает крылья. Истина в том, что «без поражений нет побед» и в безнадежных, казалось бы, ситуациях надоиспользовать любой шанс и кто?то снова будет спасен.

— Вы являетесь одним из руководителей Нижегородского нейрохирургического центра. Расскажите, пожалуйста,о его работе.

— Нижегородский нейрохирургический центр — пример редкого и удачного симбиоза двух структур. С одной стороны — этоспециалисты Нижегородского НИИ травматологии и ортопедии (директор — профессор Воробьев А.В.), с другой — персоналгородской клинической больницы №39. Слияние науки и практики, безусловно, имеет свои преимущества: молодые врачиучатся в клинической ординатуре и здесь же успешно осваивают специальность. Также они имеют возможность работатьнад диссертациями по двум основным разделам нашей специальности — церебральной или спинальной патологии.

Наш центр курирует Ивановскую, Кировскую, Костромскую, Вологодскую области, а также республики Коми, Чувашию,Мордовию и Марий-Эл. Врачи этих регионов у нас проходят сертификационные циклы и повышение квалификации.Большинство из них, много оперируют сами. Центр организует ежегодные конференции, выезды на консультации, принимаетособо сложные случаи.

— Нейрохирургия — это одна из тех отраслей медицины, которая невозможна без современного оборудования.Насколько хорошо в техническом плане оснащен Ваш центр?

— Действительно, нейрохирургия, выражаясь языком Булгакова, «не может быть второй свежести» и должна быть оченьхорошо оснащенной. Если не хватает какого?то компонента диагностического оборудования или инструментария, то этонегативно скажется на результатах лечения. И мы стараемся идти в ногу со временем. В этом огромная заслуга нашегоглавного врача Олега Валерьевича Железина — энергичного, прогрессивного руководителя нового поколения. Мыблагодарны помощи городских властей в улучшении материально-технической базы центра. Несмотря на все трудности,сейчас мы оснащены на должном уровне.

Наш центр располагает мультисрезовым компьютерным томографом последнего поколения, который при использованииконтрастного вещества ультравист дает информацию о патологии сосудов головного мозга и состоянии его перфузии.

Недавно установлен МР — томограф мощностью 1,5 Тl также с расширенными возможностями диагностики.

Операционные оснащены всем необходимым современным оборудованием — тремя операционными микроскопами (в томчисле OPMI Pentero), микроинструментарием, ультразвуковым аспиратором, лазерным скальпелем и др.

В центре выполняется более тысячи операций в год. Потенциально их может быть больше при наличии дополнительныхоперационных. Мы выполняем плановые операции при злокачественных и доброкачественных опухолях головного мозга,церебральных аневризмах и артерио-венозных мальформациях, а также весь спектр операций на позвоночнике и спинноммозге, периферической нервной системе, экстренные вмешательства при черепно-мозговой и спинно-мозговой травме.

— А какие уникальные технологии Вы применяете в настоящее время?

— Уникальные технологии — удел наших центральных институтов. Из собственных наработок мы широко применялиполидиапазонную допплерографию и тепловидение для оценки состояния мозгового кровотока, в том числе пиального вовремя операций. Из новых методик мы одни из первых начали использовать интраоперационную диагностику с помощьюфлуоресцентного модуля OPMI Pentero. До операции пациент принимает внутрь специальный индикатор и в режимефлуоресценции происходит свечение малиновым цветом участков злокачественных глиом. Это позволяет уточнитьпротяженность и границы опухолевого поражения, а также обнаружить дополнительные участки опухолевой инфильтрации.

Кроме того, планируется установка навигационной системы, которая позволит оптимизировать ход операций, уменьшить ихтравматичность и быстрее восстанавливать пациентов после операций.

— В июне состоялся V Съезд нейрохирургов. Расскажите, пожалуйста, о Ваших впечатлениях. Что бы Выотметили?

Съезд в Уфе прошел великолепно — это достижение его организаторов и Ассоциации нейрохирургов России. Былиподведены итоги и определены основные направления дальнейшего развития нашей нейрохирургии. На меня произвеливпечатление презентации, обобщающие доклады, интереснейшие встречи с коллегами, где мы обменивались опытом.Безусловно, это воодушевляет на дальнейшее движение вперед и решение поставленных съездом задач.

— Леонид Яковлевич, Вы в нейрохирургии уже 30 лет. Как далеко ушла наука за это время?

— Сейчас, вспоминая, какими инструментами мы работали в конце 70?х, — мороз по коже пробегает. Современнаянейрохирургия совсем иная — высокотехнологичная и высокоточная, насыщенная уникальным оборудованием и новымизнаниями о механизмах патологических процессов. Так например, с уровнем диагностики, который существовал 30 летназад, мы шли оперировать часто «на удачу» и, выполняя трепанацию черепа, не всегда были уверены — найдем ли тамопухоль. Естественно, была масса ошибок. Сегодня эпоха доказательной медицины и все меньше причин длядиагностических ошибок. За последнее время значительно расширились возможности фармакотерапии. В частности,появление такого препарата, как «Нимотоп», значительно повысило качество лечения пациентов с субарахноидальнымикровоизлияниями и заметно улучшило динамику восстановления их здоровья.

— А насколько уровень развития отечественной нейрохирургии сопоставим с западной?

— Смотря на каком уровне сравнивать! Центральные наши клиники — прежде всего НИИ нейрохирургии им. Акад.Н.Н. Бурденко и еще ряд учреждений оснащены и работают на уровне мировых стандартов. По общему количествуоснащенных клиник есть отставание, но «от съезда к съезду» заметно возрастает не только передовой, но и среднийуровень отечественной нейрохирургии. Но техника решает не все. Создаются новые великолепные оснащенные центры, акадров для них нет. Подготовка оперирующего хирурга более длительный и сложный процесс, чем любая стройка. Обучениедолжно включать в себя не только теорию, но и практику — работу с анатомическими препаратами, тренинг с микроскопом иинструментарием и т.п. так, к примеру, как организованы циклы по микрохирургии аневризм в НИИСП им.Н.В. Склифосовского.

— Заключая ответ на Ваш последний вопрос в итоге можно констатировать, что прогресс Российской нейрохирургииочевиден.

Леонид Яковлевич, благодарим за откровенный разговор. Желаем Вам крепкого здоровья и новых успехов вВашем нелегком труде. Спасибо!

.

Назад в раздел

1


Ближайшие мероприятия

×
×